Пропавшие


Телефон в ее кабинете показывал, что принято одно сообщение. Оказалось, от матери. Шейла видела утренний выпуск новостей и хотела узнать, все ли в порядке.

Тут в ее кабинет заглянул Стерджис Папаготис по прозвищу Пэппи.

— Найдется минутка времени?

— Конечно, заходи.

Пэппи отодвинул стул Купа. Он был обречен пожизненно оставаться мужчиной-мальчиком. Все дело было в его пяти футах роста и мальчишеских чертах лица, глядя на которые вышибалы в клубах особенно внимательно изучали его удостоверение.

— Я обработал белые хлопья, что ты дала, с помощью FTIR,[11] — сказал он. — Перед нами алюминий и алкидный меламин.

— Короче говоря, автомобильная краска, — подытожила Дарби. — А как насчет стирола?

— Нет, это заводское производство. Не самопал из автомастерской. Ты вообще знакома с автомобильными красками?

— Меламин — это смола, которая добавляется в краску для стойкости.

— Верно. Акриловый меламин и полиэстерный меламин — это основные полимеры, входящие в состав эмали. Алкид-меламин — одна из лучших алкидных эмалей, которые начали производить еще в шестидесятых. Многие автопроизводители сегодня предпочитают использовать полиуретановое прозрачное покрытие. Оно дольше сохраняет глянцевый блеск, но одна из основных причин — это цена. Полиуретан — быстросохнущее покрытие, в то время как меламиновые покрытия еще нужно прогревать. Куски засохшей краски, что вы нашли, — от оригинального изготовителя.

— А что с цветом?

— Вот как раз это и завело меня в тупик, — сказал Пэппи. — Я проверял при помощи FTIR, совпадений — ноль.

— Но ведь это ни о чем еще не говорит.

— Не надо, я и так знаю, что ты сейчас скажешь — что визуальный спектрофотометр ничем не отличается от нашей компьютерной картотеки. И то, что мы не смогли идентифицировать образец, говорит лишь о том, что ни по одному из дел такая краска не проходила. Я также пробовал работать с PDQ,[12] которой пользуются наши канадские друзья. Без вариантов. Я перешлю образец федералам — пусть они голову ломают. У них в базе данных по автомобильным краскам попадаются довольно редкие экземпляры.

— А тебе раньше приходилось сотрудничать с федералами?

— Не возникало такой необходимости, обычно PDQ со всем справлялась. Но если и там не пройдет, то придется просить немцев, их база данных считается самой полной в мире.

— У тебя есть связи в федеральной лаборатории?

— Я прошел курс по краскам у Боба Грэя, заведующего Лабораторией базисного анализа. Я мог бы позвонить ему.

— Скажи, что у нас похищение и что дело не терпит отлагательства. Пусть сделают все вне очереди.

— Я-то попрошу, но сама понимаешь… — Пэппи развел руками.

— Понимаю. Поэтому ждать у телефона, затаив дыхание, не буду, — ответила Дарби.

Лиланд так и не появился в своем кабинете, поэтому Дарби спустилась на первый этаж.

Стенд с пропавшими без вести был прибит в самом конце длинного коридора. За стойкой стояла худая женщина в темно-сером строгом костюме. Судя по надписи на бейдже, ее звали Мэйбл Вантук. Она не улыбалась ни на фотографии, ни в жизни.

— Доброе утро, — начала Дарби. — Не могли бы вы мне помочь?

У Мэйбл на лице явственно читалось: «Не могла бы».

— У меня на руках улики, которые могут иметь отношение к делу о пропавших без вести, — продолжала Дарби.

— Вы же знаете, я не имею права показывать…

— Сам файл с делом мне не нужен, тем более что его может смотреть только детектив. Все, что меня интересует, — это числится человек в списках пропавших без вести или нет.

Мэйбл Вантук села за заваленный бумагами стол, на котором помимо всего прочего стояли фотографии в рамочках с изображениями двух лабрадоров шоколадного цвета. Она выдвинула клавиатуру.

— Какое имя вам нужно?

— Я не знаю точно, как пишется, поэтому придется проверить несколько вариантов. Какие там параметры поиска?

— Сначала фамилия.

— Фамилия Мастранжело, — сказала Дарби. — Сейчас попытаюсь продиктовать по буквам.

 Глава 13

Куп катал в руках пластилиновый шарик, пока Дарби рассказывала о результатах работы со списками пропавших без вести. Только речь зашла об уликах, как дверь приоткрылась и в нее просунулась голова секретарши из лаборатории.

— Дарби, Лиланд ждет тебя в своем кабинете.

Когда она вошла, Лиланд разговаривал по телефону. Завидев Дарби, он жестом указал ей на единственный стул.

Стена за его спиной была сплошь увешана фотографиями с официальных бюджетных мероприятий. Здесь был Лиланд в образе гордого республиканца, стоящий под руку с Бушем-младшим и Бушем-старшим. Здесь был Лиланд — заботливый республиканец, который вместе с губернатором раздавал индеек неимущим на День благодарения. И чтобы подчеркнуть, что под костюмами от «Брукс бразерс» скрывается тонкое чувство юмора, Лиланд был также изображен в образе смешного республиканца, держащего экземпляр «Полного собрания комиксов для ньюйоркца», подаренный ему на книжной выставке.

Дарби как раз размышляла о фотографиях на стенах у Кэрол Крэнмор, когда Лиланд наконец-то повесил трубку.

— Только что мне звонили сверху, чтобы получить последнюю информацию по нашему делу. И были очень удивлены, узнав, что я ею не располагаю.

— Я заходила дважды, — сказала Дарби. — Но вас не застала.

— Для этого существует голосовая почта.

— Я думала, вы захотите поговорить со мной лично — на случай, если у вас возникнут какие-то вопросы.

— Я вас внимательно слушаю.

Дарби в первую очередь рассказала ему о найденном фрагменте краски, затем об отпечатке подошвы.

— Ботинки мужские, одиннадцатого размера, на подошве логотип компании «Райзер Футвеар». Причем это их старый логотип, используемый еще до того, как в восемьдесят третьем компанию выкупили и она стала называться «Райзер Геар». На основании проведенного исследования удалось выяснить, что весь их линейный ряд состоял из четырех моделей, которые продавались по каталогам и в специализированных магазинах на северо-востоке. Сейчас мы выборочно опрашиваем ряд покупателей. Я тщательно изучила наши дела и постаралась обозначить круг поисков.

— Так направьте копию федералам, пусть посмотрят по своей базе данных.

— Даже если мы попросим их сделать это срочно, они все равно возьмутся за обработку данных минимум через месяц.

— Здесь я вряд ли смогу чем-то помочь.

— Но есть еще и другой выход, — сказала Дарби. — Сегодня я беседовала с человеком по имени Ларри Эммерих. Раньше он работал в лаборатории ФБР. Это очень опытный специалист по отпечаткам обуви. Эммерих сейчас на пенсии, подрабатывает частным консультантом. У него не только есть все старые каталоги «Райзер», но и кое-какая информация по продажам вместе с координатами. Плюс ко всему, он может заняться этим прямо сейчас. А если у нас на руках будет информация о марке и модели, это значительно сузит поиск, и федералам останется только провести поиск по базе данных в рамках заданных параметров. Тем более что у Эммериха в лаборатории остались связи. Проверить, не проходил ли отпечаток по какому-нибудь из дел в пределах страны, не составит особого труда и займет от силы день.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *