Пропавшие


— Я все объясню в лаборатории. Моя машина в гараже. Предлагаю проехаться со мной.

Дарби повернулась к Банвилю, ожидая дальнейших распоряжений.

— Я уже посвятил агента Мэннинга во все детали, — сказал Банвиль. — Я подъеду к вам, как только закончу здесь.

 Глава 33

— Ну и как давно ты работаешь криминалистом? — поинтересовался Эван, когда двери лифта закрылись.

— Около восьми лет, — сказала Дарби. — Сначала я год проходила интернатуру в Нью-Йорке, а когда в Бостоне открывалась лаборатория, подала заявление о приеме на работу. С тех пор я здесь. А как давно вы в Бостоне?

— Около шести лет. Мне нужно было сменить обстановку.

— Кризис жанра?

— Почти. Последнее дело, по которому пришлось работать, меня практически добило.

— А что за дело?

— Майлз Гамильтон.

— А-а, национальный американский псих, — сказала Дарби. Бывший подросток-психопат, находящийся сейчас на принудительном лечении в приюте для душевнобольных. Говорят, убил больше двадцати молодых женщин. — Кажется, он подал на апелляцию и сейчас готовится к повторному слушанию дела, так как при первом рассмотрении некоторые улики могли быть фальсифицированы.

— Я слышу об этом впервые.

— Он добьется пересмотра дела?

— Если бы это решал я, то ни за что.

Двери лифта открылись. Эван предложил выйти через «черный» ход, чтобы не попасть на глаза репортерам.

Ярко светило солнце. Они перебежали через улицу к гаражу. Эван снова заговорил только тогда, когда они выехали на Кэмбридж-стрит.

— Банвиль рассказал мне о прослушивающих устройствах, которые ты нашла.

— Странно, что он так легко сдался, — сказала Дарби. — Я считала, что он будет дольше сопротивляться.

— К Банвилю сейчас приковано всеобщее внимание. В определенный момент ему нужно будет, не покривив душой, сказать, что он сделал все возможное. А именно — когда Кэрол Крэнмор найдут мертвой.

— Я не верю, что она уже мертва.

— У тебя есть основания в этом сомневаться?

— Рэйчел Свенсон держали почти пять лет — она выжила. Терри Мастранжело провела там два года. Похоже, у нас есть немного времени.

— Сейчас одна из жертв лежит в палате госпиталя. Если у него есть хоть капелька мозгов, он убьет Кэрол, закопает ее тело там, где ее никогда не найдут, и смоется из города.

— Тогда зачем ему вся эта морока с прослушивающими устройствами?

— Думаю, он просто хочет выяснить, что нам о нем известно, и на основании этого изменить тактику в будущем, — сказал Эван. — У тебя есть какие-то другие соображения на этот счет?

— Мне он кажется очень организованным и последовательным. Думаю, он долгое время наблюдает за жертвой, изучает ее привычки и распорядок дня — в случае с Кэрол он открыл дверь ключами. Затем он увозит женщин в какое-то уединенное место, где их никто не увидит и не услышит.

— И что он там с ними делает?

— Понятия не имею.

— Какие-то половые извращения?

— У нас нет доказательств этого. Но в подобного рода делах без половых извращений, как правило, не обходится. Банвиль рассказывал вам об уликах, которые мы нашли в доме?

Эван кивнул.

— В нашей лаборатории до сих пор исследуют тот фрагмент краски.

— Вы как будто совсем не удивились, узнав о посылке от похитителя Кэрол.

— Он пытается взять ситуацию под контроль. Многие психопаты, если их припереть к стенке, так поступают.

— Так вот за кого вы принимаете нашего похитителя — за психопата!

— Сложно сказать, кто он на самом деле, — ответил Эван. — Я не любитель навешивать ярлыки.

— А я-то думала, вы там все специалисты по части ярлыков и аббревиатур. Одни только AFIS и CODIS чего стоят.

Эван усмехнулся.

— Не существует ярлыков на все случаи жизни, как и на все модели поведения. Тебе никогда не приходило в голову, что этот человек может похищать женщин исключительно из любви к самому процессу?

— В основе любого поведения лежит мотивирующий фактор. Ничего не делается беспричинно.

— Почему ты вдруг заинтересовалась этим вопросом?

— Вы пытаетесь меня анализировать, специальный агент Мэннинг?

— Ты уходишь от ответа.

— Еще в школе я прослушала курс по криминальной психологии. Меня это очень заинтересовало.

— Банвиль говорил, что ты собиралась получать докторскую степень по криминальной психологии.

— Я ее пока не получила, — сказала Дарби. — У меня еще не готова докторская диссертация.

— И чему она посвящена?

— Мне нужно выбрать какое-нибудь дело и проанализировать его.

— Поэтому ты выбрала дело Грэйди!

— Вот только не знаю, как к нему подступиться.

— А в чем проблема?

— В деле есть кое-какие пробелы, — сказала Дарби. — Риггерс, детектив, который работал по этому делу, в своих записях не стал вдаваться в детали.

— Я почему-то не удивлен. Этот парень был не просто идиотом, а ленивым идиотом. Расскажи, что тебе известно, и я попытаюсь восполнить недостающую информацию.

— Я просмотрела файлы с уликами: пропитанная хлороформом тряпка, которую Грэйди выбросил прямо за моим домом, и синие ворсинки в спальне у двери. Кроме того, я читала копию заключения экспертизы, сделанной в лаборатории ФБР. Я знаю, что им удалось определить производителя ткани. Это позволило сузить поиск до автомагазинов в Массачусетсе, штат Нью-Хэмпшир, и на Роуд Айленд. Синие ворсинки походили на волокна ткани, которая шла на изготовление рабочих комбинезонов. В таких комбинезонах ходили работники автомагазина в Северном Андоувере. В этом же магазине работал Виктор Грэйди.

— Нам все это стало известно только после смерти Грэйди.

— Я читала об этом, — сказала Дарби. — И читала об уголовном прошлом Грэйди. За ним числятся две попытки изнасилования.

— Верно.

— В деле было написано, что в круг подозреваемых входило около дюжины людей. Почему Риггерс все-таки остановился на Грэйди?

— Поступил звонок на «горячую линию», звонивший дал наводку на Грэйди. Звонил постоянный клиент автомастерской, в которой работал Грэйди, с сообщением, что видел нитку жемчуга на дне машины Грэйди. На жемчуге обнаружили следы крови.

— Но почему он позвонил не в полицию, а по телефону «горячей линии»?

— Потому что на одной из пропавших женщин, Таре Харди, в день исчезновения был розовый свитер с надетой поверх ниткой жемчуга, — пояснил Эван. — Ее фотография неделями не сходила с газетных страниц. Ее постоянно показывали по телевизору. Звонивший думал, что жемчуг в машине мог принадлежать ей. Звонившие обрывали телефоны «горячей линии». Каждому хотелось получить вознаграждение.

— И что же случилось потом?

— Риггерс решил поиграть в героя и отправился в дом Грэйди. Он обнаружил там одежду нескольких пропавших женщин и ушел, чтобы позже вернуться с ордером на обыск. Но тут возникла небольшая загвоздка: один из соседей Грэйди видел, как Риггерс проник в дом.

— Сделав тем самым найденные улики недействительными.

— Если бы он с самого начала играл по правилам, мы бы успели взять Грэйди до того, как он наложил на себя руки.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *