Пропавшие


Романо вынужден был перекрикивать шум лопастей и гул двигателя вертолета телевизионщиков, зависшего прямо над ними.

— Судя по тому, как покорежены куски металла, — уверенно заявил он, — это определенно динамит. Кроме того, мы нашли обломки таймера и что-то вроде металлического замка. На основании того, что вы рассказали, могу предположить, что как только открылись дверцы фургона, включился таймер и начался отсчет. Остальное вы и так знаете… А теперь я хотел бы кое-что уточнить. — Романо почесал нос. Его лицо было испачкано сажей и пеплом. — Я разговаривал с Банвилем, и он сказал, что парень, которого вы ищете, похищает молодых женщин.

— Так оно и есть.

— Уж очень все это напоминает террористический акт…. Человек поступает так, чтобы привлечь к себе внимание. Парень, за которым вы охотитесь, судя по всему, совсем не хочет попасть вам в руки.

— Мне кажется, он в отчаянии, — сказала Дарби.

— То же самое мне сказал и тот федерал. Его фамилия Мэннинг. Эван Мэннинг.

— А что еще он вам сказал?

— Не так уж много. Он говорил в основном о пропавшей девочке-подростке. — Романо покачал головой и тяжело вздохнул. — Бедная девочка уже все равно что мертва.

— Это он так сказал?

— Более сжато, но смысл такой. — Романо сделал большой глоток из бутылки с водой. — Это все, что мне известно на данный момент.

— Я могу чем-то помочь?

— Да. Покажите место, где в этой чертовой свалке зарыта металлическая табличка с идентификационным номером фургона.

— Я могла бы разбирать завалы, — предложила Дарби.

— А остальные зачем? Эта работа кое в чем отличается от дел, которыми вы привыкли заниматься. И без обид, ладно? Похоже, нужно всех здесь «построить». Уж слишком много народу толчется на одном месте. Во всяком случае, спасибо за предложенную помощь.

В служебной машине взрывной волной выбило окна, и Дарби уже не могла уехать на ней. Грузовик тоже стал частью места преступления, и его обыскивали минеры на предмет обнаружения улик.

Дарби никак не могла отыскать Купа. Придется идти домой пешком.

Журналисты были повсюду. Она бездумно миновала их и шла вниз, пока не вспомнила, что улица перекрыта, чтобы ничто не мешало разбирать завалы.

Остановилась она неподалеку от Ист-Данстэйбл-роуд. Рядом проходила Портер-авеню. Ниже по улице находился Св. Стивенс. А еще через полмили вверх по дороге начинался Хилл. Еще выше располагался «Баззи».

Таксофон, из которого она звонила больше двадцати лет назад, был на том же месте. Только вместо старого аппарата здесь теперь висела новая модель «Верайзон» с ярко-желтой трубкой. Дарби решила позвонить Лиланду и узнать, что же все-таки произошло в лаборатории. Она порылась в карманах. Там лежали только долларовые банкноты. Она зашла в «Баззи» разменять деньги.

В магазине никого не было, кроме девочки-подростка за прилавком. Она смотрела выпуск новостей по маленькому цветному телевизору, стоявшему на мини-холодильнике. В новостях показывали материал о взрыве в «Масс Дженерал».

— Вы не могли бы сделать погромче? — попросила Дарби.

— Да, конечно.

Репортер, который в прямом эфире вел репортаж с места событий, не располагал достаточной информацией, зато отснял обширный материал о бомбе, взорвавшейся в гараже для почтовых грузов госпиталя «Масс Дженерал». Пока он пересказывал слова очевидцев об оглушительном взрыве, который они слышали, на экране мелькали кадры разрушений. Дарби видела улицы, заваленные обломками, перевернутые такси и машины «скорой помощи». От застекленного фасада почти ничего не осталось. Едва она увидела дымящуюся воронку, как сразу подумала о бомбе из аммотола. Если все сделать правильно, масштаб разрушений будет именно таким, как показывали по телевизору.

Десятки раненых поступили в госпиталь «Бэт Израэль». Пациентов «Масс Дженерал» спешно эвакуировали в ближайшие больницы. Точное количество убитых никто пока назвать не мог.

— Вы были там?

Дарби оторвалась от телевизора. К ней обращалась девочка-подросток. Она слишком ярко подвела глаза и вдобавок выглядела так, словно упала лицом в коробку с рыболовными снастями. У нее были проколоты нос, нижняя губа и язык, а практически все ухо утыкано сережками.

— Вы были на месте взрыва? — повторила она. — У вас одежда порвана и вся в грязи. А еще кровь на лице.

— Я была здесь, в Бэлхеме.

— Боже мой, это, наверное, было та-а-ак жутко! А вы видели трупы?

— Мне нужна мелочь для таксофона.

Дарби опустила монетку в прорезь и позвонила Лиланду на сотовый. Когда включилась голосовая почта, она перезвонила на домашний. Трубку взяла его жена.

— Сэнди, это Дарби. Лиланд дома?

— Сейчас позову.

Дарби нервно сглотнула. Когда Лиланд подошел к телефону, она рассказала о том, что случилось в Бэлхеме. Лиланд слушал, не перебивая.

— Пока я стоял в пробке, мне позвонила Эрин, — сказал Лиланд, когда она закончила, — и рассказала, что рано утром в лабораторию из «Фед Экс» привезли посылку. Ее отнесли вниз на рентген и обнаружили, что в коробку засунуто что-то очень напоминающее труп. Поэтому коробку тут же отправили наверх. В адресе отправителя было указано «Кэрол Крэнмор».

— Они что, не провели тест на взрывчатку?

— Не знаю. Могу только предположить, что, увидев тело, они поспешили отправить коробку в лабораторию. Я сейчас как раз собираю записи, сделанные камерами наблюдения в гараже и холле… Я разговаривал с Эрин в тот момент, когда взорвалась посылка, — сказал Лиланд. — Не думаю, что ей удалось выжить после такого. Пэппи в это время был на кладбище старых автомобилей в Согусе, собирал образцы краски. Взрывом разнесло лабораторию, шкафчики с уликами… все пропало.

Дарби хотела спросить, кто еще выжил, но не смогла выдавить из себя ни слова.

— Боюсь, плохие новости на этом не заканчиваются, — сказал Лиланд. — Пару минут назад звонили из госпиталя, спрашивали тебя. У Рэйчел Свенсон случилась остановка сердца. Ее не смогли спасти. Сегодня вечером собираются проводить вскрытие.

— Это он ее убил, — сказала Дарби.

— Рэйчел Свенсон была больна. Сепсис…

— Страннику нужно было добраться до нее любой ценой. Она могла вывести на него нас, поэтому он и решил устроить диверсию. А лучше, чем взрыв в госпитале, ничего не придумаешь. Взрыв рождает панику — все думают, что это нападение террористов, и спешат укрыться. По сторонам, естественно, никто не смотрит. Странник просто пришел и убил ее. Отправьте туда кого-нибудь — пусть опечатают палату. И заодно захватят записи камер наблюдения отделения интенсивной терапии.

— Я уже пытался. ATF никого не впускает, — сказал Лиланд. — Я только что разговаривал по телефону с Александрой Свенсон, матерью Рэйчел. Наверное, ей сообщили из лаборатории в Нью-Хэмпшире. Она позвонила нам, чтобы узнать, в каком госпитале лежит ее дочь. Мне пришлось сказать, что ее дочь мертва.

— У вас есть ее телефон? Мне нужно поговорить с ней о Рэйчел.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *