Пропавшие


— Я могу определить, печатались ли фотографии на каком-то конкретном принтере, если этот принтер у вас есть, или нет.

— У меня нет ни принтера, ни подозреваемого. Есть только пропавшая шестнадцатилетняя девушка. А если воспользоваться технологиями цифровой обработки изображений? Нам это что-то даст?

— Что-то, безусловно, даст. Проблема в том, что современные технологии позволяют изменить цифровой снимок до неузнаваемости, и никто никогда не догадается, что перед ним — монтаж или оригинал.

— То есть наш парень мог спокойно стереть с фотографии, скажем, окно — как будто его там и не было.

— Стереть окно, дорисовать окно, добавить или убрать все, что он захочет. Нужно только уметь пользоваться соответствующими программами. Учитывая прошлый опыт, я сомневаюсь, что он оставил хоть какую-нибудь зацепку, хоть что-нибудь, что могло бы навести нас на его след. Я, кстати, нашел новую улику, которую вы можете внести в свой список. Подождите секунду.

В трубке послышался звук перелистываемых электронных страничек.

— Вот, нашел! — воскликнул Трэвис. — Коробка, в которой пришла посылка, скорее всего, изготовлена небольшой бумажной фабрикой «Мэррил», расположенной неподалеку от Холлиса, Нью-Хэмпшир. Фабрика закрылась в девяносто пятом. И с тех пор больше ничего не производит.

— Наш парень, похоже, запасся ими впрок.

— А что, вполне может быть. Я бы на вашем месте не сбрасывал такую возможность со счетов. А вот с окончательным заключением пока бы торопиться не стал. Нужно взглянуть на посылку.

— К завтрашнему утру она будет лежать у тебя на столе, — заверил его Эван.

— След подошвы, обнаруженный в доме Крэнморов, был оставлен Странником. Ботинок производства «Райзер Геар», модель «эдвенчерер».

— А как насчет фрагмента краски?

— Вот здесь, к сожалению, не «срослось». В нашей системе подобный образец не значится. В общем-то, у меня все. А как у вас продвигаются дела с рубашкой?

Эван вопросительно посмотрел на Дарби.

— Мы обнаружили синее волокно, — заговорила Дарби. — Оно напоминает ворс, который мы нашли в прихожей дома Крэнморов. Экспертиза доказала, что волосы, приклеенные к одному из снимков, действительно принадлежат Кэрол Крэнмор. Нам повезло, что волосы были выдернуты с корнем, по волосяной луковице можно сделать анализ ДНК. С отпечатками пальцев на контейнере повезло меньше — они стерты.

— У кого-нибудь еще есть вопросы к Питеру? — спросил Эван у присутствующих.

Вопросов не было.

— Питер, свяжись с Алексом Галлахером, пусть проанализирует аудиокассету, — распорядился Эван. — Она будет вложена в посылку, которую я вам сегодня отошлю. У тебя есть номер моего сотового?

— Есть. Буду держать вас в курсе.

Эван повесил трубку.

— Появилась информация по двум именам, которые Рэйчел назвала в госпитале, — сказала Дарби. — В отделе поиска пропавших без вести мне подобрали две наиболее вероятные кандидатуры из Новой Англии.

Лиланд протянул ей папку. Дарби достала лист, лежавший сверху: фотография с выпускного, формата восемь на десять, на которой была изображена женщина с грубоватыми чертами лица и вьющимися светлыми волосами. Дарби положила фотографию на стол.

— Перед нами Марси Вэйд из Гринвича, штат Коннектикут. Ей двадцать шесть, жила с родителями. В мае прошлого года она поехала на встречу со старой школьной подругой, которая сейчас учится в Ньюхэмпширском университете. Подруга живет приблизительно в двух милях от кампуса. В воскресенье вечером, когда Марси ехала домой, на шоссе 95 у нее сломалась машина. С тех пор ее никто не видел.

На следующем листе, который Дарби выложила на стол, была изображена тучная женщина с родимым пятном на двойном подбородке.

— А это Пола Гибберт, сорокашестилетняя мать-одиночка, учительница муниципальной средней школы города Баррингтон, штат Роуд Айленд. Она попросила соседку присмотреть за больным астмой сыном, пока сходит в аптеку за лекарствами. До аптеки она дошла, но на обратном пути исчезла. Ни ее, ни машину так и не нашли. Она исчезла в январе прошлого года… Пока что это все, что мне удалась узнать. Подробности и улики по этим делам будут завтра, — сказала Дарби. — А сейчас в обеих лабораториях уже закончился рабочий день. Завтра утром в первую очередь нужно будет всех обзвонить. У меня все. А теперь, специальный агент Мэннинг, почему бы вам не рассказать нам о Страннике?

 Глава 36

Эван развернул свой ноутбук так, чтобы присутствующим было удобно.

На экране они увидели фотографию женщины испанской наружности с высветленными под блондинку волосами.

— Это Кимберли Санчез из Денвера, штат Колорадо, — сказал Эван. — Она пропала летом девяносто второго года. Вышла на пробежку, после которой домой не вернулась.

Эван пролистал восемь, а то и больше фотографий подряд. Женщины на фотографиях были либо испанками, либо афроамериканками в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет. Каждую из них в последний раз видели за рулем машины, в одиночестве выходящей из бара или возвращающейся поздно вечером с работы. Последней характерной чертой, которая объединяла их, было то, что тела так и не нашли.

— Работникам оперативной группы, сформированной полицией Колорадо, посчастливилось найти кое-какую зацепку. Женщина, выходившая из ночного клуба примерно в то же время, видела, как последняя из жертв садилась в черный «Порше-Каррера» с номерами штата Колорадо. Случайная свидетельница также вспомнила, что видела вмятину на заднем бампере машины. Полиция составила список всех владельцев «порше», чьи машины были зарегистрированы в Колорадо. Так вот, один из них, Джон Смит, был из Денвера. Когда полиция пришла его допросить, Смита не было дома. Прошло четыре дня, но он так и не объявился. Тогда полиция обыскала дом, который он снимал. Выяснилось, что Смит съехал оттуда. Уезжая, он тщательно вымыл весь дом, но экспертам это не помешало найти образец крови в мусорной корзине и отпечаток подошвы, оставленный «райзеровским» ботинком одиннадцатого размера. След полностью совпадал с отпечатком подошвы, оставленным в грязи, рядом с машиной одной из жертв.

Эван снова нажал на клавишу, и на экране появилось изображение белого мужчины с густой спутанной бородой и усами. У него были пронзительные зеленые глаза и болезненно худое лицо, какое бывает у людей, плотно сидящих на героине.

— Это фотография Джона Смита с водительских прав, — сказал Эван. — Соседи подтвердили, что бампер у машины Смита действительно был погнут в результате недавней аварии. Помимо этого они еще много чего интересного рассказали. Смит часто уезжал куда-то по ночам и вообще был крайне неблагополучным типом. Никто не знал, чем он зарабатывает на жизнь, и никто ни разу не был у него в гостях. Несколько соседей вспомнили, что видели у него на предплечье наколку — лист клевера и цифры 666.

— Такие татуировки набивали себе члены Арийского братства, — заметила Дарби.

Эван кивнул.

— Этническая принадлежность похищенных в Денвере женщин недвусмысленно указывала на причастность к преступлениям Арийского братства. Конечно же, все они в один голос заявили, что знать не знают мистера Смита. Да и у нас это имя ни по одной картотеке не проходит. Мы даже не уверены в том, что Джон Смит — настоящее имя нашего Странника.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *