Мент


— …все вы как дети. Хоть полковник, хоть маршал. Похвали немного, погладь по шерстке — все! Запел, как соловей. Так что не беспокойся. Ничего Паша не заподозрил. Да и пьяный он был. Утром уже ничего и не вспомнил. Вот так, опер. Ну, что скажешь? Как тебе схема кидка?

Слово кидок народный судья выделила голосом.

— Нормально, — ответил Зверев, отгоняя видения. — Хорошая схема.

Операция, которую провернул Тихорецкий с подельником, была проста и по-своему даже изящна. Залогом успеха являлось высокое служебное положение Тихорецкого. Без него провернуть аферу вряд ли удалось бы. По крайней мере — так легко.

А было дело так: с некоторых пор Павел Сергеевич стал крышевать бизнес некоего Магомеда Джабраилова. Официально Джабраилов занимал пост заместителя директора лакокрасочного завода. Хорошее место, денежное. Не было еще никакой приватизации, заводы и фабрики принадлежали государству. Но при каждом производстве уже вырастали какие-то кооперативы, какие-то ООО и прочие кровососущие паразиты. Они присасывались плотно, как пиявки. Использовали государственное оборудование, сырье, транспорт, энергию. Но это в лучшем случае. На практике эти карлики вообще ничего не производили: они просто присваивали или перекупали то, что производил завод, фабрика, комбинат, институт. Потом перепродавали. Или меняли на что-то другое. В моду вошло слово бартер. В условиях, разваливающегося советского механизма ценообразования и несформировавшегося нового это давало сверхприбыли. Изучая деятельность этих кооперативов опера-бэхи хватались то за сердце, то за голову. Сосали валидол, пили водку, матерились.

Впрочем, не все. Некоторые уже поняли, что настало время обогащения, что не хрен зарабатывать инфаркты, язвы, инсульты. Нужно зарабатывать деньги! Наиболее циничные, наглые, ловкие стали крышевать. У нищих ментов, их жен, детей, родственников стали появляться автомобили, модная и дефицитная видеотехника… Вот чудеса-то! Откуда, братцы? Воруете, что ли?… Да Боже упаси, товарищи. Честно служим, мы люди государевы, мы чтоб копейку взять — ни-ни!… А «жигуленок» откуда? Дача? Шуба новая у жены?… Э-э, «жигулик» племянника, по доверенности езжу. Дача — тещина. На шубу жена сама заработала, она в кооперативе «Заря капитализма» при заводе имени Козицкого. Или ЛМЗ. Или при «Светлане».

Что тут скажешь? А нечего сказать… кроме того, что племянник там же оформлен, и теща. Да и двоюродный брат директора завода. И сноха главбуха, и друг детства главного технолога. Но все законно. Может быть, чуть-чуть незаконно. Самую малость, Да ведь никто толком-то уже и понять не может, что законно, а что нет в новых экономических условиях. Но газеты разъясняют: раньше, при большевиках, было очень плохо. А нынче стало очень хорошо. Все трудности временные. А кому сейчас легко? Нельзя жить в плену старых догм. Вперед надо смотреть…

Некоторые смотрели. Одни воровали, другие крышевали. Деньги текли, и даже неприватизированные формально предприятия давали очень неплохой доход. Магомед Джабраилов был всего лишь заместителем директора лакокрасочного завода Александра Моисеевича Кошмана. Формально. Фактически он сосредоточил всю власть в своих руках. Кошману перепадало немного. И только с легальной деятельности. А вот с нелегальной (тут уж без всяких кавычек — производство левой водки!) деньги делились между Джабраиловым и Тихорецким. Крыша первого заместителя начальника ГУВД дорого стоит. Но и эффективностью обладает немалой.

Любой вопрос Тихорецкий решал быстро, реально и брал по-божески. Те, кто пытался Магомеда доить, как-то очень быстро оказывались в поле зрения милиции или прокуратуры. Желание напиться из лакокрасочной и спиртовой реки пропадало. Сам Тихорецкий, кстати, был осторожен, никогда не светился. Для этого у него были другие люди. О них Настя узнать ничего не смогла. Разве что об одном, совсем немного: офицер милиции, прозвище Музыкант. Однажды даже Пал Сергеич назвал его Голубой Музыкант.

— Гомосексуалист, что ли? — брезгливо спросил Зверев.

— Не знаю, — пожала плечами Настя. — Я особо не интересовалась, да и не очень просто пьяного понять. Не в этом дело, ты слушай, как они кинули ростовских партнеров. Это и интереснее, и для нас с тобой важнее. Схема проста: Джабраилов разливает водку. У него есть две точки — одна в Гатчине, другая во Всеволожске. Спирт поступает на лакокрасочный из Ростова. Но приходит его всегда значительно больше, чем по накладным. В каждую цистерну ростовские заливают на полторы-две тонны больше, чем положено. А цистерн ежемесячно бывает двенадцать-пятнадцать штук.

Сашка аж присвистнул и покачал головой. Размах деятельности фирмы Джабраилов энд Тихорецкий впечатлял. Зверев попытался навскидку прикинуть возможную прибыль, запутался в цифири — в тоннах, литрах, бутылках и рублях, — и плюнул. Как ни считай — цифры поражали.

— Да, Саша, да, — подтвердила судья, — речь идет о десятках тысяч долларов ежемесячно. Но им и этого показалось мало. Месяц назад они задумали кинуть ростовских партнеров.

Задумали — и кинули. В результате проведенной Пал Сергеичем комбинации весь левый спирт был арестован. В каждую поездную бригаду ростовские поставщики включали пару своих людей. Они отвечали за доставку груза, получали наличку и возвращались в Ростов-папу. Темной ночью на запасных путях железнодорожного узла станции Мга для них был разыгран хо-о-роший спектакль по аресту груза. Одновременно Тихорецкий организовал арест Кошмана. Арестовали Александра Моисеевича по делу, никак со спиртом не связанному, но ростовские партнеры этого не знали. По подложным документам семнадцать тонн спирта поставили в отстой, а Джабраилов позвонил в славный город Ростов. Путая дагестанские и русские ругательства, он наехал на партнеров.

— Обосрали всю малину! — орал он. — Спалили груз. Подвели под статью Кошмана… Заводы простаивают, оптовики в Петрозаводске и Мурманске предъявляют претензии по недопоставленному товару. Все несут улыбки!

Ростовские прислали эмиссаров. Убедились — Кошман в Крестах. Убедились (тут уж полковник Тихорецкий расстарался — подготовил документы), что груз конфискован, отправлен на гидролизный завод. Убедились (это обеспечивал Джабраилов), что оптовики-торгаши выставят претензии.

Да, ситуация… Тему перетирали долго. В конце концов сошлись на том, что следующая партия спирта будет поставлена Джабраилову бесплатно. Предоплату за конфискованный груз вернули. Таким образом Паша и Магомед приподнялись на двести тысяч баксов! Деньги располовинили. Теперь Тихорецкий собирался развести партнера, забрать вторую половину.

— Нормально, — ответил Зверев, — хорошая схема.

— И что ты предполагаешь делать? — спросила Настя.

— Сейчас мне нужно будет кое-что проверить, — сказал Сашка. — Потом разработаем конкретный план.

— Одному тут нечего делать, — неуверенно произнесла Настя.

— Зачем же одному? Один в поле не воин.

— А у тебя есть… люди?

— Найдутся, — усмехнулся Сашка. Он уже знал, кого подключит в дело.

После страшного, трагического случая с дочкой Мальцева, Зверев и Лысый виделись дважды. Оба раза случайно. Но, с другой стороны, случайности эти были закономерны. Пути ментов и преступников пересекаются постоянно. Иначе и быть не может.

Первая встреча произошла в ресторане «Нева». Там кучковались авторитеты всех калибров. Соответственно, наведывались и менты. В тот раз агентесса сообщила Звереву, что в «Неве» встречается команда, организовавшая разбой возле гостиницы «Ленинград». Разбой был дерзкий, вооруженный… Агентессе Сашка доверял. Она была наркоманка. Муж-налетчик, лом квартирный, из зоны не вылезал. Но информация от Полины всегда текла стоящая. Сашка ее ценил, прикрывал, даже иногда снабжал кайфом, когда Полина доходила до точки и от кумаров[13] лезла на стенку.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *