Королевская кровь


Я поскользнулась и проехала на спине последние несколько футов.

— Осторожнее! — надрывался позади Кайран.

Я почти не чувствовала боли, потому что полностью сосредоточилась на том, что видела перед собой. Это было нечто похожее на тело, лежавшее в куче сухой листвы и сосновых игл.

— Ох боже мой, — пробормотала я, рассмотрев путаницу лент и кружев.

Я где угодно узнала бы это черное белье, шелковый корсет и бусы из черного янтаря.

— Тетя Гиацинт! — окликнула я, подползая ближе и обрывая папоротник, мешавший мне. — Тетя Гиацинт, держись, держись!

Она лежала на спине, закрыв лицо рукой. Эта рука от локтя до запястья и вся левая сторона ее лица были покрыты волдырями и ссадинами. Только возраст, уменьшавший восприимчивость к свету, и густые тени долины спасли тетушку от гибели от солнечных лучей. Но все равно она не шевелилась, не отвечала. Я наклонилась над ней, боясь прикоснуться, причинить еще большую боль.

— Она… — Кайран не закончил вопроса, просто остановился за моей спиной, тяжело дыша.

— Думаю, еще жива, условно говоря, — ответила я, стараясь подавить страх и горе, переполнившие меня. — Это моя тетя.

Кожа и мышцы на ее щеке были содраны так, что почти обнажились кости. Одно только солнце не могло натворить таких бед.

Я нахмурилась и процедила сквозь зубы:

— Святая вода.

Так мы называли воду, которую охотники «ГелиосРа» использовали как оружие. Они подвергали ее воздействию ультрафиолетового излучения и насыщали витамином D, потому что у нас была смертельная аллергия к сильной его концентрации.

— Кто-то облил ее святой водой, а потом столкнул с обрыва. Вы в «ГелиосРа» используете святую воду, да? — резко спросила я.

— Соланж… — тихо, напряженно произнес Кайран.

— Да или нет? — крикнула я.

— Иногда, — коротко кивнул Блэк.

— Ты по-прежнему готов утверждать, что твоя лига во всем беспорочна? Посмотри на нее!

— Мне очень жаль. Я знаю, что это такое — терять родных. Моего отца убили вампиры, помнишь?

— Я пока что ее не потеряла, — мрачно возразила я, вытягивая из-под платья флакон, висевший на цепочке и наполненный темной густой жидкостью.

— Что это такое? — спросил Кайран.

— Кровь, — ответила я, не сводя глаз с тети Гиацинт.

Я никогда не видела ее такой хрупкой и неподвижной. Это было нечестно. Ведь за ней охотились из-за меня, из-за этого проклятого вознаграждения, назначенного за мою голову. Если бы не я, тетя Гиацинт спокойно сидела бы дома, попивая чай «Эрл Грэй» или критикуя манеру Люси делать реверанс.

— Древняя кровь, — пояснила я. — Ее мне дала Вероника Дюбуа, наш матриарх. Она обладает целебными свойствами для всех, кто принадлежит к нашему роду. Я дала бы ей собственную кровь, но она сейчас испорчена из-за близости перемены.

Я не стала упоминать о том, что во флаконе содержалась всего лишь одна-единственная доза, предназначенная для того, чтобы я не ушла на другую сторону, если в день моего рождения рядом не окажется никого способного мне помочь.

Да никого и не будет.

Я об этом позабочусь.

Но прежде всего мне нужно было спасти тетю Гиацинт. Я ногтем отковырнула крышку флакона, потому что ее стерженек прилип к горлышку.

— Держись, тетя Гиацинт, — умолялая. — Пожалуйста, держись. Пожалуйста, пожалуйста, потерпи еще немножко…

Я поднесла флакон к ее губам и медленно наклонила. Кровь сначала потекла по губам Гиацинт, заполнила морщинки, покатилась по подбородку, но наконец-то попала куда следует. Тетя Гиацинт была такой бледной, почти голубой, но ее вены стремились получить ту единственную субстанцию, которая могла ее спасти. Горло тети судорожно дернулось.

— Она проглотила!

Я чуть не всхлипнула от облегчения и держала флакон у ее губ, пока она не сделала еще глоток. Тетя Гиацинт не открыла глаз, не заговорила. Но она уже и не выглядела так, словно готова была в любое мгновение рассыпаться в пыль.

— Больше я ничего не могу сделать, — сказала я, выпуская из пальцев цепочку. — Ей нужно бы больше, но она слишком слаба, чтобы допить все до конца. Я оставлю здесь флакон, чтобы кто-нибудь мог им воспользоваться и поддержать в ней жизнь, если ее найдут достаточно быстро, чтобы оживить.

Я порылась в ридикюле тети Гиацинт и нашла ее сотовый телефон. Он отключился, когда тетя упала с обрыва, пластиковый корпус треснул. Но экранчик засветился голубым, когда я наконец сумела включить мобильник. Я набрала код, активирующий систему навигации. Мы находились не слишком далеко от фермерского дома. Кто-нибудь успеет отыскать тетю.

Но я не могла позволить близким найти меня.

Братья едва не попали в плен, тетя ужасно пострадала, и все это из-за меня. Я не вынесла бы ее смерти. Моих родителей могли убить, если они станут сражаться, спасая дочь. А что может натворить Люси, если ей покажется, что она способна меня выручить? Даже Кайран подвергал себя опасности. Ради меня он отрекался от всего, чему его учили. Я не могла допустить, чтобы кто-либо жертвовал собой ради меня.

Все они желали спасти меня, а я — их.

Был лишь один способ сделать это. Я давным-давно о нем знала, но надеялась, что ошибаюсь. Однако теперь, стоя на коленях в лесу, рядом с обожженным телом тети, я убедилась, что всегда была права.

Я достала собственный телефон, но не включила его, а положила на землю рядом с тетей Гиацинт и начала бить по нему камнем, пока корпус не треснул и вся начинка не превратилась в крошево. Потом я подняла голову, посмотрела на Кайрана и по выражению его лица догадалась, что он все понял.

— Мне нужна твоя помощь.

 

 ГЛАВА 20. Люси

 

Воскресенье, вечер

 

Пока Логан приводил себя в порядок, я снова вывела наружу собак, Сад ночью выглядел совсем иначе, казался колючим и непроходимым. В поле, примыкавшем к лесу, бодро распевали сверчки. Желтая луна выглядывала сквозь рваные облака, словно чья-то физиономия. Николас стоял на страже у задней двери и скалился в темноту. Глаза у него светились.

— Поспеши, — сказал он.

— Я не могу заставить собак оправляться быстрее.

Николас не смотрел на меня, зато резко обернулся, когда что-то зашуршало в кустах.

— Ты выглядишь как секретный агент, — заявила я, — Тебе нужны только черный костюм и блестящие ботинки.

— Я просто осторожен.

— Бруно где-то неподалеку, да и мы едва ли в трех футах от двери. Кроме того, никто ведь не охотится на меня.

— Это говорит девушка, у которой на груди висят в ряд деревянные колья, — Николас немного помолчал. — Это что, розовый горный хрусталь?

— Именно он, — горделиво подтвердила я. — Кто сказал, что нельзя соблюдать стиль? А это видишь? — Я показала на кол рядом с тем, который украсила розовым хрусталем. На нем были черным маркером нарисованы череп и скрещенные кости. — Пиратская тема.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *