Королевская кровь


Мне все это очень не нравилось.

Мы еще не добрались до места, а я уже хотела, чтобы все поскорее закончилось.

К Веронике мы поехали на машине. Ее дом стоял в стороне от Вайолет-Хилли был совершенно независим и от владений Дрейков, и от королевского двора Наташи, расположенного в пещерах и невесть где еще. Дом Вероники, выкрашенный в темно-серыйцвет, возвышался на вершине холма. Его украшали викторианские треугольные фронтоны, а вокруг все заросло карликовым терном. Прямо как в «Грозовом перевале».

— Просто поверить не могу, что она сюда приехала, — пробормотала я, когда Маркус повернул на подъездную дорогу.

Нам пришлось проехать много миль через лес, и только потом мы выбрались на открытое место с узкой дорогой.

— Вероника же никогда здесь не бывает.

— Ты ведь у нас особенная, — ответил Куинн. — Она приехала ради тебя.

— Великолепно!

Мы вышли из машины, и я постаралась не сравнивать звук захлопнувшихся дверей с выстрелами. Все вокруг казалось мрачным и каким-тобезысходным. Я встряхнулась и подумала, что просто поддалась театральности обстановки. В конце концов, мы приехали к моей прапра-несколько раз-прапрабабушке. Хотя я и сомневалась в том, что она стала бы печь для меня кексы, все же следовало предположить, что зла мне она не желает. Все мои братья были вынуждены пройти через формальное представление ко двору. Я тоже это переживу. Но мне хотелось, чтобы здесь была Люси, чья отвага сейчас не помешала бы. Однако я должна была найти силы в самой себе.

— Идем, сестренка. — Дункан подтолкнул меня к крыльцу.

Дверь распахнулась еще до того, как он успел постучать. У Вероники не было охраны, зато имелись фрейлины. Та, что открыла нам дверь, не проявила ни малейших чувств. На ней был деловой костюм с прямой узкой юбкой, а волосы стянуты в тугой узел. Фрейлина выглядела уверенной в себе и такой же теплой, как вершина горы, занесенная снегом.

— Вас ждут, — сказала фрейлина и отступила в сторону. — Входите. Я Маргарита.

Мы ввалились в холл, остановились там и неуверенно сбились в кучу. Даже Логан не стал кокетничать с этой особой, а Лондон с угрюмым видом уставилась в пол. На потолке висели люстры из черного янтаря и хрустальных капель. На деревянных сундуках, служивших столиками, горели масляные лампы, издавая запах, смутно напоминавший аромат благовоний. На стене висел щит с гербом рода Дрейк и нашим девизом: «Nox noctis, nostra domina», что переводилось примерно так: «Ночь — наша владычица».

— Приглашена только Соланж, — неодобрительным тоном произнесла Маргарита. — Все остальные могут подождать здесь.

Она показала на длинную церковную скамью. Мои братья послушно уселись, не произнеся ни слова. Этого уже было достаточно, чтобы напугать меня даже без всех матриархальных штучек.

Маргарита повернулась ко мне и заявила:

— Ты можешь идти за мной.

Я несколько раз глубоко вздохнула и потащилась следом за ней по коридору. В нем было несколько дверей, ведущих в небольшие гостиные, салоны и в огромную столовую. Маргарита прошла мимо них, направляясь к двойной французской двери, за которой находился длинный бальный зал с полированным паркетом и гобеленами на стенах.

— Мадам! — Маргарита склонила голову. — Она прибыла.

Вероника сидела на одной из тех резных скамей с мягким сиденьем, что мелькали в каждом фильме о Средневековье, какие только мне приходилось смотреть. Она была одета в длинное голубовато-серое платье с затейливой вышивкой, по подолу и длинными, расширяющимися книзу рукавами. Волосы у нее были орехового оттенка, а глаза настолько светлыми, что выглядели вовсе бесцветными. Она сидела так неподвижно, что казалась неживой. В ее лице определенно было что то нечеловеческое. Я судорожно сглотнула. Я так нервничала, что готова была броситься на нее. Когда Вероника едва заметно шевельнулась, я подпрыгнула.

— Mon Dieu, — пробормотала она голосом таким же далеким и таинственным, как северное сияние. — Твое сердце колотится как у малышки колибри.

— Извините.

Я не совсем понимала, за что именно извиняюсь, но мне это показалось наилучшим ответом. Что-то внутри меня инстинктивно задрожало, как кролик, на которого упала тень орлиных крыльев. При всей ее фарфоровой красоте Вероника была хищником.

— Так значит, ты и есть Соланж Дрейк, — задумчиво произнесла она,

— Да, мадам.

Я присела в реверансе именно так, как долго и старательно учила меня Гиацинт. Это был не короткий реверанс в стиле Джейн Остин, а полный придворный. Я отставила назад правую ногу, завела ее за левую, согнула колени в стороны, а не вперед и проделала все это так медленно, как могла, без риска опрокинуться или выпятить задницу. Я слегка наклонила голову и искренне молилась о том, чтобы ей это понравилось.

— Очень хорошо, — сказала она. — Можешь подняться.

Я выпрямилась, лишь слегка покачнувшись. «Спасибо, тетя Гиацинт!»

— Я рада видеть, что твои родные научили тебя должному этикету.

— Спасибо, мадам.

Стоит ли упоминать, что к этому мгновению я уже начала обливаться потом? Даже просто стоять под ее пристальным взглядом оказалось очень нелегко. Вероника была такой сдержанной и жесткой…

— Как я поняла, леди Наташа вызвала тебя ко двору.

— Да, мадам.

— Она недостойна доверия, эта особа.

— Недостойна, мадам.

— Ты, конечно, знаешь о пророчестве. — (Я кивнула.) — Мы очень долго ждали, когда среди нас наконец-то родится девочка.

Отлично, пока все не слишком трудно.

— Твой обмен кровью приближается очень быстро. Я просто чую это. Даже сейчас, когда ты очень испугана, твое сердце бьется медленнее, чем следовало бы.

Я подумала, что, наверное, знаю причину. Я чувствовала, что смогу успешно пройти через все, и не собиралась позорить ни себя, ни свою семью.

— Мне хотелось бы, чтобы ты оказалась достаточно сильной и выжила, маленькая Соланж. Я не хочу сама возвращаться ко двору, но мне не нравится и то, что они обращаются с нашей семьей так, словно мы все просто ничто.

Вероника взяла со столика, стоявшего рядом с ней, длинную серебряную цепочку. На ней висел прозрачный флакон в серебряной оправе в виде листьев плюща.

— Ты знаешь, что это такое?

— Нет, не знаю.

Она подняла флакон повыше. Под таким углом я смогла рассмотреть, что в нем находится темно красная жидкость.

— Ох! Это кровь.

— Моя собственная, если точнее. — Вероника повернула флакон, а я смотрела на него как зачарованная, вопреки собственному желанию. — Я не слишком-то легко делюсь своей кровью… Только при особых обстоятельствах, как ты понимаешь.

Вообще-то я не очень понимала. Но если она заставит меня проглотить это, то меня точно сразу же вырвет.

— Я приготовила кровь, чтобы отдать тебе. Когда наступит твой день рождения, выпей ее. Она даст тебе силы, которые понадобятся, чтобы потребовать принадлежащее по праву.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *