Королевская кровь


Николас действовал стремительно и умно, но я никогда прежде не видела его таким. Его лицо было жестким, когда он нападал, уклонялся от ударов и бил ногой в живот вампира примерно нашего с Соланж возраста с длинными светлыми волосами. Потом оба упали, но на ноги поднялся только Николас. Я тут же переполнилась гордостью за него.

У каждого из братьев Соланж был свой противник, но только Куинн, похоже, наслаждался дракой. Он усмехался даже тогда, когда чей-то кулак, двигавшийся слишком быстро, врезался в его нос. Кровь хлынула на губы Куинна, и он слизнул ее. Хелена, бившаяся рядом с ним, рассмеялась, подпрыгнула, уходя от удара кола, перевернулась в воздухе и приземлилась за спиной нападавшего. Он упал и рассыпался в пыль у ее ног.

— Мне нужен один живой, способный говорить! — громко сказал Лайам, глянул на Соланж и покачал головой. — Твоя мать еще злее, чем парни. Хелена! — Он повысил голос. — Оставь мне одного, черт побери!

— Вечно испортит все удовольствие, — пробормотала она, беря себя в руки.

Последний удар ее ноги просто впечатал вампира в ствол дерева, вместо того чтобы вдребезги разнести его грудную клетку.

Позади нас недовольно фыркнула тетя Гиацинт. Черные янтарные бусы на ее шее поблескивали, отражая свет.

— Это уж слишком не по-дамски, — неодобрительно заметила она.

Это прозвучало забавно, потому что я слышала немало историй о том, как тетя Гиацинт водила свободное время. Она вовсе не пила и не ела сэндвичи с огурцами.

Какой-то вампир сбежал, растворился в лесу. Другой сильно содрогнулся, рассыпался в пыль, и его унесло ветром к живой изгороди. На землю со стуком упал кол. Себастьян, второй по старшинству брат Соланж, спокойно вытер руки и направился к матери, чтобы помочь ей перетащить к дому полуживого вампира, того, которого припечатала к стволу дерева. Коннор в это время тихо говорил с Бруно по сотовому телефону.

Я стояла, прижавшись спиной к стене, пока мимо меня шествовал парад оскаленных зубов и кровавых улыбок. Когда все собрались в гости, я тоже пошла туда и устроилась в своем любимом фиолетовом бархатном кресле у камина, Соланж стояла рядом со мной, не отрывая взгляда от молодого человека, уже тщательно связанного. Его рубашка была порвана, темные красновато-каштановые волосы собраны в хвост. Веки молодого вампира подрагивали, но он не открывал глаз. Я бы на его месте тоже не стала это делать, если бы вокруг стояли семеро братьев Дрейк, не сводившие с меня взглядов.

Не считая Хелены, которая одним небрежным движением кисти заставила сыновей отойти в сторону, осторожно принюхалась и прошептала, покачивая головой:

— Он пахнет как-то знакомо. Что-то такое…

Лайам нахмурился, тоже принюхался и подтвердил:

— Что-то тут не так. — Он вдруг прищурил глаза и пристально посмотрел на юношу. — Левая рука.

Мы все уставились на нее, хотя я представления не имела, на что именно там нужно глазеть. Из-под почти оторванного рукава виднелась татуировка. Она вроде бы изображала стилизованное солнце, но я не была уверена в этом.

— Черт побери, — пробормотал Николас. — «Гелиос-Ра»!

Всех как будто невероятно ошарашило это имя, словно взятое из комиксов. Парень шевельнулся. По комнате проплыла легкая волна запаха лилий и шоколада, но что-то в нем было не так. Дрейки продолжали принюхиваться, расширив ноздри, как гончие псы.

— Что такое? — шепотом спросила я у Соланж. — Чего они все вынюхивают?

Соланж не успела ответить, потому что молодой человек внезапно открыл глаза, как будто его ткнули в бок чем-то острым.

И эти глаза были не светлыми, как у всех тех вампиров, которых мне приходилось видеть, а очень даже черными и враждебными.

 

 ГЛАВА 3. Соланж

 

— Ты… с-смертный! — наконец-то с трудом произнесла я.

Я знала, что Люси нравится думать, будто все вампиры ужасно учтивы, но сама такой не была, и не только потому, что еще не стала вампиром в строгом смысле этого слова. Просто Люси относилась к тем, кто вышивает по бархату, а я — к тем, у кого на штанах сохнут комки гончарной глины. Я вытаращила глаза на парня. Он был охотником и работал на организацию, которая ставила своей целью уничтожить нас. Татуировка, изображавшая солнце, была достаточным тому доказательством, а еще выражение его лица: праведный гнев.

Просто великолепно.

— Я что-то не поняла, — прошептала Люси. — Кто это такой?

— Он не из наших, — шепнула я в ответ, не отводя от него глаз.

Не знаю, что я пыталась прочесть во взгляде пленника, но его выражение было сложным, что бы ни означало. Я слышала об одеколоне, которым пользуются охотники «Гелиос-Ра». Он копировал феромоны вампиров, заставляя потенциального врага терять бдительность. Мы упустили бы парня, если бы ему не пришлось столкнуться с моей матерью, а отец не потребовал бы так твердо, чтобы ему доставили кого-нибудь для допроса.

Николас вышел немного вперед, как всегда готовый защищать. Это ужасно раздражало. Ему не нравились разного рода сюрпризы и вопросы, на которые он не получал ответа, а тут перед нами было полным-полно и того и другого. Я всегда тренировалась наравне с ними, но ни один из моих твердолобых братьев так и не вбил себе в башку, что их сестрица вовсе не хрупкое и беззащитное существо.

В носу агента «Гелиос-Ра» обнаружились специальные черные затычки, а это означало, что он знает о нас гораздо больше, чем мы о нем.

Я протянула руку, выдернула их и спросила:

— Что ты здесь делал?

Я заметила, что он пытается сдерживать дыхание. Я могла бы сказать ему, что такая стратегия не будет работать долго.

Парень с вызовом уставился на меня и наконец-то ответил с резким выдохом:

— Следил.

— Дай-ка я угадаю, — с брезгливостью сказала я. — Следил за мной, такой распрекрасной. Ты сам не понимаешь почему, но просто должен быть рядом со мной, да?

Я уже всерьез начинала ненавидеть всю эту феромоновую фигню.

— Не совсем так. — Парень моргнул и почти улыбнулся.

Я тоже моргнула.

— Ох!.. — Черт побери, он выглядел куда более привлекательным, когда не казался подверженным моему сомнительному очарованию. — Так кто же тогда ты таков?

— «Гелиос-Ра», — коротко бросил он.

— Это мы уже поняли.

— Твое имя? — нахмурился папа.

— Кайран Блэк.

— С каких это пор «Гелиос-Ра» идет по нашему следу? Насколько я помню, у нас соглашение. Мы не едим людей, так что вы не беспокоите нас, а мы — вас.

Мама фыркнула. Она ненавидела соглашения и предпочитала драку, потому что куда лучше владела оружием, чем искусством переговоров, но мой папа обладал и практичностью, и предвидением. Он заключил это соглашение еще до того, как родился самый старший из моих братьев, полный решимости дать шанс своим детям. Отец не хотел, чтобы «Гелиос-Ра» выматывал нам душу и преследовал просто потому, что мы вампиры.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *