Королевская кровь


— А тебе это нравится, — наклонив голову набок, заявил Николас.

— Заткнись! — Я покраснела.

Мне было просто ненавистно то, что вампиры обладали экстрасенсорным восприятием, казалось нечестным, что Николас может слышать мое сердцебиение, ощущать запах кожи и так далее.

— Девушки иной раз такие странные!

— Ох, не смеши меня, — фыркнул Кайран.

— Ну, ребята!.. Десять минут назад вы дрались как сумасшедшие, а теперь что, стали лучшими друзьями? — Я уставилась на них испепеляющим взглядом. — Именно парни действительно странные существа. — Я повернулась к Соланж, потрогала ее руку. — Она все еще не шевелится.

Николас и Кайран разом умолкли и помрачнели.

— Ей необходима кровь, — сказал Николас через минуту. — Но я уверен, Бруно уже нашел наших родителей и они принесут кровь. Я сомневаюсь, что они не знают, где находится Соланж. Наташа, скорее всего, постаралась всех известить об этом.

— У тебя есть какой-нибудь план?

— Мы будем драться насмерть.

— Неплохо задумано.

Прошло не так уж много времени, и вот уже в подземелье хлынула целая толпа араксаков, чтобы отвести нас в зал. Я не отпустила руку Соланж даже тогда, когда один из них поднял ее и поверх порванного платья натянул нечто серебряное, сплошь в вышивке. Подруга с темными волосами и бледной кожей выглядела очень хрупкой.

Араксаки двинулись вверх по каменной лестнице. Эти существа были одеты в белые шелковые рубашки и плотные бриджи. Такой наряд должен был бы придать им нелепый вид, но вместо этого они стали выглядеть еще более жестокими и свирепыми.

Один из них оттолкнул меня, когда я подвернулась ему под ноги, потому что продолжала цепляться за руку Соланж.

Я споткнулась.

— Эй, не трогай мою подругу! — мгновенно вскипел Николас.

— Подругу? — Я моргнула.

Он считает меня своей подругой? Я поспешила отпихнуть от себя стражника, пока никто не успел заметить, что меня залила краска.

— Отвали от меня!

Зал выглядел просто изумительно. Вокруг горели свечи и фонари, свисавшие с потолка и отражавшиеся в бесконечном множестве зеркал. Похоже, леди Наташе очень нравилось любоваться собой. На длинном столе теснились самые разнообразные кувшины: серебряные, инкрустированные рубинами, золотые с коричневато-красной чеканкой, расписные фарфоровые… Я знала, что в каждом из них — кровь. В одном углу играли музыканты, и над нами плыли нежные звуки арфы, пианино и скрипки.

Придворных леди Наташи узнать было нетрудно. Все они воткнули себе в волосы перья ворона. Остальные выражали свою преданность не так откровенно. Я не понимала смысла большей части кулонов и вышитых фамильных гербов. Я не нашла в зале ни Лондон, ни кого-либо из семьи Дрейк, зато увидела бесчисленные ярды бархата и шелка, расшитых золотыми нитями, парчовые платья, затейливые парики. Я ничуть не удивилась бы, если бы мимо меня прошла Мария Антуанетта.

Некоторые гости бродили туда-сюда, другие изящно устроились в креслах и на горах подушек.

Соланж подтащили к возвышению, задрапированному красной расшитой тканью, вполне подходящей для индийского сари. На нем стоял стеклянный катафалк, в который и уложили мою подругу. Ее руки безвольно упали вдоль тела.

Вокруг Соланж красовались розы. Из расщелины в потолке вылетел ворон и с терпеливым видом уселся у нее в ногах. Потом рядом приземлился еще один, и еще… Вскоре Соланж была окружена огромными черными птицами, и все они выжидающе смотрели на нее.

Старинные часы показывали, что полночь уже близко. Когда они пробьют двенадцать раз, Соланж должна будет тотчас проснуться…

Или она не проснется никогда.

— Добро пожаловать! — воскликнула леди Наташа, сидевшая на белом троне.

Нас погнали к ней. Наташа была в белом платье с кринолином, расшитым блестками. Ее очень светлые прямые волосы спадали до локтей, а на голову она водрузила средневековую корону с рогами, с которой до самого пола ниспадала прозрачная вуаль. Наташа вся была увешана бриллиантами. Они сверкали на ее шее, запястьях, пальцах, даже на лодыжках под похожим на колокол подолом юбки. Хоуп в вечернем платье и в открытых туфлях на высоких каблуках сидела рядом с ней.

Как только я подумала, что ничего более сюрреалистического и представить невозможно, леди Наташа царственно хлопнула в ладоши и заявила:

— Давайте начнем праздник!

Музыка заиграла громче, и гости, разбившись на пары, закружились в вальсе в огромном пространстве зала. Они были в средневековых платьях, норвежских передниках, тюдоровских корсетах из китового уса, викторианских бальных туфлях, полосатых костюмах начала двадцатых годов прошлого века, франтоватых пиратских рубашках, бархатных фраках… Перед нами мелькал калейдоскоп ярких красок, разнообразных тканей, и вскоре у меня просто закружилась голова от этого зрелища.

Соланж лежала все так же неподвижно. Грудь ее нисколько не приподнималась, как будто в ожидании обмена кровью у нее вовсе остановилось дыхание. Губы были фиолетовыми, как синяки. Голубые линии вен виднелись сквозь пергаментную кожу, как реки на зимнем ландшафте.

— У нее губы синеют, — шепнула я Николасу.

Он мрачно кивнул и заметил:

— У нее очень мало времени.

Я ни разу в жизни не ощущала себя такой беспомощной. Я могла только стоять в этом элегантном бальном зале, спрятанном в недрах горы, и наблюдать за тем, как моя лучшая подруга пытается не умереть. Она шевельнулась лишь раз — вздрогнула так, словно ее ударило током.

Кайран тут же шагнул вперед, но стражник грубо отшвырнул его обратно.

Леди Наташа легко и мило рассмеялась и сказала, явно гордясь собой:

— Скоро все это кончится.

— Быстрее, чем ты думаешь.

 

 ГЛАВА 27. Люси

 

Мы узнали этот голос и резко обернулись. Лайам стоял в каком-то белом облаке, а в носу у него были серебряные затычки. Он вскинул руку в сторону троих стражников, ринувшихся к нему с топорами наперевес.

— Спать!

Они тут же осели, и топоры со звоном покатились по полу.

Гипноз.

— Ты опоздал. — Леди Наташа презрительно усмехнулась. — Твоя драгоценная доченька уже почти ушла на ту сторону. Моему трону ничто не грозит, королевство в безопасности.

— Это мы еще посмотрим, — заявила Хелена.

Сверкнул ее меч, черная коса взметнулась за ее спиной.

Следом за Лайамом и Хеленой в зал вошли их сыновья, а еще Харт и его агенты. Я никогда в жизни не видела такого количества затычек для носа и столь великого множества черного армейского оружия.

Вальсирующие придворные закружились с удвоенной энергией. Музыка стала напоминать

звуки скрещивающихся мечей. Кланы собрались в группы, но их численность превышала количество Дрейков и агентов «ГелиосРа» совсем не так, как я боялась. Араксаки собрались вокруг леди Наташи — все, кроме Конана. Я сделала то, что он посоветовал раньше: пригнулась к полу и поползла на четвереньках между осколками разбившейся посуды к катафалку. Вороны не улетали от Соланж, они лишь принялись злобно каркать. Один из них наклонил голову и чуть не клюнул Соланж в глаз. Я схватила осколок хрусталя и швырнула в ворона. Он пронзительно каркнул и отлетел с оскорбленным видом, теряя перья. Я пожалела, что при мне нет моего арбалета.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *