Королевская кровь


Я изо всех сил старалась не обращать внимания на шипение. Даже то, что я выросла в окружении Дрейков, не воспитало во мне невосприимчивости к такому огромному количеству вампиров. Воздух был так насыщен феромонами, что моя кровь переполнилась адреналином. Я как будто слегка опьянела от этого и чувствовала раздражение. Многие вампиры облизывали губы, глядя на меня так, словно я была пирожным с шоколадным муссом.

Я угрожающе подняла арбалет. Вампиры отшатнулись, но лишь слегка.

Почемуто здесь было очень много зеркал, роскошных, в массивных золоченых рамах, высоких и узких, называемых «псише», просто небольших осколков, приклеенных к стенам. В центре пещеры возвышался одинокий трон из древесины боярышника, той самой, из которой получаются наилучшие колья. Его украшали десятки резных ворон. Каждое перышко было сработано самым тщательным образом, обсидиановые глаза посверкивали в свете факелов.

На троне сидела чуть заметно улыбавшаяся леди Наташа. Конечно, она была прекрасна и выглядела весьма впечатляюще с длинными, прямыми и светлыми волосами. Челка, подстриженная по прямой линии, спускалась до выгнутых арками бровей, а голубые глаза были такими светлыми, что казались почти прозрачными. Леди Наташа была такой же стройной и светлой, как молодая березка.

— Что это у нас тут такое? — промурлыкала она голосом страстным, как долгая жаркая ночь, и наполненным скрытым напряжением. — Ганс и Гретель, заблудившиеся в лесу?

Мягкий смех окутал нас, как меховое одеяло.

Я сдвинула колени, чтобы они не дрожали, и заявила:

— Я захватила в плен одного из Дрейков и пришла за вознаграждением.

— В самом деле?

Стражник подал ей кубок, наполненный кровью. Леди Наташа отпила немножко, потом промокнула губы кружевным платочком.

— Кто же ты такая?

— Я работаю на Хоуп.

— Это я вижу. — Леди Наташа наклонила голову вбок. — Надменная ухмылка, красивые скулы. Да, это определенно один из отпрысков Лайама.

— Пошла к черту, — коротко бросил Николас.

— Да, сын Хелены, это ясно. Отвратительные манеры.

— Как насчет денег? — спросила я, в то время как мои мысли бешено метались.

Нам необходимо было выйти из этого главного зала, битком набитого вампирами, но я не представляла, как это сделать.

Потом все пошло еще хуже.

Намного хуже.

Мы увидели Кайрана Блэка, шедшего к нам в сопровождении стражников. Его лицо казалось заостренным, улыбка была злобной и высокомерной. В руках он держал деревянную шкатулку, инкрустированную жемчугом. Прежде чем кто-то из нас успел заговорить или хотя бы пошевелиться, Блэк резким жестом откинул крышку шкатулки.

Внутри на железных крючках висело сердце, истекавшее кровью.

— Сердце Соланж Дрейк, Ваше величество, — возвестил Кайран.

 

 ГЛАВА 23. Люси

 

Все вокруг замерло.

Я не в силах была отвести глаза от красного комка, истекавшего кровью в изящной шкатулке.

Жемчужины порозовели от липкой жижи. Мой желудок судорожно сжался. Я не могла ни о чем думать, не могла шевельнуться, не могла даже дышать.

Только не Соланж. Только не Соланж.

Кайран стоял выпрямившись, как хороший солдат, и смотрел прямо перед собой, а капли крови падали к его ногам. Грязный и утомленный, рукава закатаны, открывая татуировки «ГелиосРа». Я в жизни никого не ненавидела так, как Кайрана в эту минуту.

— Нет, — наконец прохрипела я. — Это невозможно!

— Так много подарков, — промурлыкала леди Наташа, грациозно поднимаясь на ноги.

Вдруг разразился хаос.

— Моя сестренка! — взвыл Николас, выставил клыки, разорвал цепочку наручников и взвился в воздух.

Он стремился к горлу Кайрана, и его глаза сверкали, как серебряные монеты. Леди Наташа вскинула бровь, как будто это она сама бросила призыв к битве. Араксаки со всех сторон бросились к ней с такой скоростью, что перья, вытатуированные на их щеках, словно зашевелились.

— Николас, сзади!

Крик вряд ли ему помог, но его оказалось достаточно, чтобы отвлечь внимание остальных. Вряд ли я могла состоять в отряде Хоуп, если пыталась спасти Дрейка, якобы плененного мною. А я ведь именно это и делала, даже выхватила из-за перевязи один из своих кольев. Все происходило так, будто я двигалась в замедленном ритме, а все остальные — в ускоренном, как в тех документальных фильмах о природе, где показывают, как за три секунды распускаются цветки орхидей. Вот только мы оказались запертыми в саду вампиров, цветущих, как смертельно ядовитый паслен и белладонна, жаждущих нашей крови.

Николас не смог приземлиться так, как рассчитывал. Его сбил с курса здоровенный ботинок араксака, промчавшийся в воздухе и ударивший Николаса прямо в грудь.

Кайран резко отскочил на несколько футов в сторону, а окровавленное сердце покатилось по полу. Я зажала рот ладонью, когда оно остановилось у моей левой ноги. Я дрожала, задыхалась от желчи, подступившей к горлу, и абсолютно не в силах была сопротивляться стражникам, схватившим меня.

— Оставьте ее! — Николас пытался вырваться из рук араксаков, поставивших его на ноги.

Кайран даже не смотрел на меня.

Леди Наташа слегка взмахнула рукой и сказала так, словно смотрела скучное представление во время обеда:

— Какая драма!

Насколько я понимала, мы и были этим спектаклем.

Да и самим обедом, коли уж на то пошло.

— У меня нет времени заниматься детьми, — продолжила леди Наташа. — Нужно еще закончить приготовления к завтрашнему балу. — Она похлопала по табурету, стоявшему рядом с троном, и улыбнулась Кайрану, продемонстрировав зубы, похожие на полированный перламутр — Посиди-ка со мной, милый мальчик. Нам есть что праздновать. Гражданская война нам больше не грозит, отчасти благодаря тебе.

— Меня интересуют только деньги.

Я плюнула в него, просто не могла удержаться. Меня крепко стиснули два араксака, и больше я ничего не могла сделать.

В тот момент.

Потому что я, вне зависимости от кармического груза, намеревалась сломать ему не только нос, если мне удастся выйти из этой передряги живой.

Леди Наташа поморщилась от отвращения, махнула рукой и заявила:

— Какое варварство! Уведите их наконец! Они начинают мне надоедать.

Нас с Николасом выволокли из роскошного зала. Я была намного ниже стражников, и потому мои ноги почти не касались пола. Потом мы увидели узкую мокрую лестницу, грубо высеченную в камне и уводившую в темноту и еще большую сырость. Стражник толкнул меня, я пролетела через несколько последних ступеней, упала на задницу, сильно ушиблась и услышала, как ругается Николас.

— Люси! — окликнул он меня. — Ты как?

— В порядке, — с трудом выговорила я, как только ко мне вернулось дыхание. — Ох!

Меня не слишком вежливым рывком подняли на ноги. Лестница привела нас в подземную тюрьму, самую настоящую, высеченную в скале. Здесь имелись железные клетки и множество крыс.

— Не оченьто это приятно, — пробормотала я, от страха впадая в многословие, как обычно. — Вы ведь не собираетесь на самом деле держать нас тут? У нас есть друзья, знаете ли, причем очень сердитые. А вы служите параноидальной самоуверенной… Ик!


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *