Грани


— Эй, эльф, — тихо позвала я на эльфийском. — Проснись, дело есть.

Эльф не подал виду, что услышал меня. Я почесала в затылке. У эльфов невероятно тонкий слух, так что, может быть, он обиделся на мой эльфийский? Нет, не могла я в такой простой фразе допустить много ошибок.

— Эльф, — повторила я, — дело есть.

Эльф не реагировал, грудь его все так же ровно вздымалась, но я была уверена, что он меня слышит. Или он уже удалился в свою заоблачную страну и мечтает, как будет там бесконечно долго питаться цветочным нектаром?

— Придется тебя вернуть в этот гадкий мир, — вздохнула я, замахиваясь.

Эльф поймал мою руку, сильно сжав запястье тонкими пальцами. Так ничего и не сказав, он смотрел на меня своими огромными глазищами, невольно напомнив Живко.

— Э… мм… эльф, ваша магия очень хорошо работает с живой природой, да?

Остроухий не ответил, но руку отпустил. Хорошо, примем это за ответ «да».

— Скажи, а ты можешь сделать, чтобы дверь вросла в стену и ее никак нельзя было открыть?

Эльф немного по перебирал в воздухе пальцами и ответил:

— Нет.

— Почему? — спросила я, пытаясь понять, что это было: «нет окончательно», «нет, мне надо подумать» или «нет, поуговаривай меня». — Ведь, насколько мне известно, это ваша, эльфийская, специализация — работать с предметами природного происхождения.

— Сил нет, — лаконично ответил эльф и опять закрыл глаза.

Ну уж нет, голубчик. Если сегодня мои драгоценные поклонники были заняты внутренней заварушкой, то завтра они точно обо мне вспомнят. Надо сделать так, чтобы они ни в коем случае до меня не добрались.

Я легла рядом с эльфом и сказала, перестав сушить себе мозги эльфийским:

— Знаешь, а я была уверена, что ты так и ответишь. Вы, эльфы — во всяком случае, мужского пола, с женским не сталкивалась, — удивительно трусливый народ.

Эльф с шумом втянул в себя воздух, но промолчал.

— Моей первой любовью был эльф, — доверительно сообщила я, погружаясь в воспоминания. — Красавец, как и все вы. Но тоже слабак. Как только дело запахло серьезными отношениями, исчез из моей жизни.

Думаю, моему собеседнику вовсе незачем знать, что под «серьезными отношениями» я подразумевала один поцелуй, который был мне снисходительно подарен.

— Я не верю, — мрачно сказал эльф. По-ситорски он говорил с мягким акцентом, делая едва заметные паузы перед словами. Видимо, переводил в уме.

— Ну конечно, — сказала я обиженно. — Вот делать мне нечего, как тебя обманывать. Клянусь, чем захочешь, что мы даже целовались!

Эльф скосил на меня свои огромные миндалевидные глаза. Ага, заинтересовался!

— Жаль, конечно, что мне придется умирать с мыслью о том, какие вы, эльфы, поганцы, — сказала я удовлетворенно, всем видом давая понять, что умереть с этой мыслью мне будет очень приятно.

Такого поругания собственного племени эльф вынести уже не мог. Остроухие вообще очень серьезно относятся к смерти и мыслям о ней. У них считается, что самые достойные после смерти становятся ясенями, дубами, тополями и так далее, в зависимости от прожитой жизни. Тем, кто запятнал свою жизнь недостойными поступками, эльфийская вера предписывала родиться кормом для свиней. Но посмертие самого шикарного ясеня могли загубить негативные мысли какого-нибудь умирающего, особенно мага. Ведь всем известно, что выплеск энергии во время смерти идет огромный. В таком случае даже самый красивый и мощный ясень хирел и засыхал.

Понаблюдав за тем, как усталость и апатия в эльфе борются с патриотизмом, я с удовлетворением отметила, что патриотизм победил.

Проворчав сквозь зубы что-то нелицеприятное про меня и моих ближайших родственников, эльф мелодично замурлыкал заклинание, делая аккуратные пассы руками. Со стороны двери раздался тихий треск, который не потревожил сон моих сокамерников. Тоже мне, боевые маги! Обленились совсем в неволе.

— Эй, эльф?! — встревожено зашептала я, увидев, что остроухий не подает признаков жизни. — Ты что? Не умирай!

Он, кажется, совсем не дышал. Я наклонилась над ним, с ужасом замечая, как заостряются черты его лица и поникают острые кончики ушей. Ну уж нет! Так просто умереть я ему не дам!

— Извини, — пробормотала я. — Никогда не делала искусственное дыхание, но теорию я знаю.

С несвойственной умирающим прытью эльф оттолкнул меня и сердито рявкнул:

— Не оскверняй мои последние минуты своим присутствием, женщина!

— Сам дурак! — обиделась я. — Я их не оскверняю, а украшаю своим присутствием!

Эльф картинно вздохнул, закатив глаза, потом сложил руки на груди, особым образом переплетя пальцы, и опять начал заостряться.

— А ты когда-нибудь спал с человеческой женщиной? — брякнула я первое, что пришло на ум. Смотреть на это умирание у меня не было никакого желания, но бросить эльфа я тоже не могла. Ведь именно из-за меня он лишился остатков сил и поэтому решил умереть.

— Что?! — совсем не по-эльфийски возмущенно завопил умирающий. — Да как ты смеешь?!

Потом, чуть помолчав, осторожно осведомился:

— А что, ты предлагаешь себя?

Я задумчиво посмотрела на его прекрасные черты лица, длинные тонкие пальцы, которые наверняка знают толк в ласках, но вовремя опомнилась:

— Как ты мог подумать такое! Я, между прочим, почтенная замужняя дама!

— Вдова, — уточнил эльф.

Ага, значит, ты, голубчик, все наши разговоры прекрасно слышал. А то лежал с отрешенным видом, будто не от мира сего.

— Это еще не доказано, — возразила я. — Мой муж — некромант. Не думаю, что он мертв. В крайнем случае, не совсем мертв.

— А… — обронил эльф и снова приготовился умирать.

Я решила не встревать. Ну, хочется кому-то умереть в сыром подвале — его дело. Еще неизвестно, что ждет меня завтра, может, придется лечь рядом с эльфом.

Эльф лежал, лежал… потом открыл глаза и воззрился на меня с нескрываемой злобой.

— Ты!.. — прошипел он. — Из-за тебя я даже умереть спокойно не могу!

— Чем я тебе мешаю?

— Из-за тебя меня одолевают всякие мысли, — нехотя признался эльф.

— Какие?

— Разные, — лаконично ответил он, но даже в серой темноте подвала было заметно, как он покраснел.

— Послушай, — сказала я задушевно, — а я знаю, что с тобой случится, когда ты умрешь с такими мыслями!

Эльф ничего не сказал, но посмотрел на меня с любопытством.

— Мы с Отто артефакты иногда на продажу делаем, причем пользуются они неизменным спросом, — сообщила я гордо. — Каждый артефакт вырезается из высококачественной древесины, формой напоминает мужское достоинство и повышает потенцию. Между прочим, я провела некоторые теоретические исследования, в результате которых сила арт…

— Уйди! — взревел эльф так громко, что разбудил всех в подвале, а может быть, даже и охраняющих нас стражей. — Или я тебя сам убью!

— Какие же вы, эльфы, нервные, — сказала я, торопливо вскакивая.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *