Грани


— Золотце, — сказал он. — Если мы сможем угодить Ромуальду, то нам уже никто не будет страшен.

— Я теперь понимаю, почему его спихнули на тебя, — со вздохом ответила я, глотнув успокоительной настойки. — Никто с ним связываться не хочет.

— Зато ты представляешь, какой вес мы приобретем, если все-таки продадим ему амулет!

— Как великомученики? — уныло уточнила я.

— А что, святая Ольгерда — звучит.

В свой следующий приход Ромуальд довел меня до слез. Отто трусливо смылся, невнятно пробурчав что-то про готовые артефакты, которые нужно отнести заказчику.

— Вы что, совсем тупые? — сказал мне виконт. — Неужели за столько времени вы не смогли понять, что мне нужно?

— Это вы не можете толком объяснить, — попыталась возразить я.

— Вы профессионалы или кто? Сделать простой артефакт не в состоянии!

«Клиент всегда прав, клиент всегда прав», — твердила я себе, пока Ромек перечислял наши недостатки как Мастеров Артефактов.

— Я донесу весть о вашей безрукости в высшие круги города, — закончил виконт.

— Не надо, — испугалась я.

— Надо, — притворно вздохнул клиент. — Люди должны знать правду, чтобы к вам не обращаться и не тратить свое время и нервы.

У меня внутри все похолодело. Репутация, которую мы с Отто создавали себе, работая без перерывов и выходных и падая от усталости, висела на волоске.

— Хотя… — Ромуальд посмотрел на меня оценивающе, — мы можем договориться.

— Что вы хотите? — прошелестела я, раздумывая, сколько мне дадут за убийство.

— Я сделаю вам одолжение, — сказал он, лаская меня взглядом, — вы ведь еще так молоды, только начинаете жить. Надо вам помочь.

Я молча ждала продолжения, раздумывая над способом умерщвления этого козла. Задушить, отравить и зарезать казалось мне слишком милосердными способами.

— Отдайте мне бесплатно тот амулетик, который с камушками, — сказал неожиданно Ромуальд. — И я, так и быть, забуду о том, какие вы неумелые мастера.

Я продолжала молча смотреть на виконта, поражаясь его наглости. После всех усовершенствований изящный серебряный амулет, украшенный жемчугом, потянул бы на добрых четыре десятка золотых. Четыре месячных зарплаты моего отца, на которые живет вся семья. Трехлетняя стипендия студента Университета. Да даже если бы я хотела, я бы не могла отдать этот амулет, ведь мы с Отто еще не расплатились за камни.

— Мне нужно посоветоваться с моим партнером, — сказала я.

— Что ж, — с легким разочарованием в голосе сказал виконт. — У вас был шанс. Впрочем, я согласен подождать, пока вы принесете мне амулет, до завтрашнего утра. Только оденьтесь поприличнее, не хочу, чтобы в мой дом входило чучело.

Я молча кивнула, еле сдерживая слезы, и когда за виконтом закрылась дверь, заплакала. Было очень и очень обидно слышать от него про собственный не профессионализм. Впрочем, про чучело тоже. Я была одета в любимую широкую юбку и простую рубашку, волосы скручены на затылке в узел. Что тут чучельного? Нормальная одежда.

То, что Отто не отдаст артефакт, было ясно. Слишком он был дорогим, да и виконт был слишком наглым и неприятным типом, чтобы делать ему такие королевские подарки.

То, что Ромуальд постарается очернить нас в глазах потенциальных клиентов, тоже было ясно. Люди такой породы ни перед чем не остановятся, чтобы сделать другому плохо. Как говаривала моя лицейская соученица Урья Наут, из-за которой я много ночей плакала в подушку: «Ах, какая это радость — сделать другому гадость!»

То, что проливать слезы и ждать избавления с Небес — глупо, мне тоже было понятно. Оставалось действовать. Так, кто у нас вхож в аристократические круги?

Такой знакомец был у меня только один — Блондин Лим. Несмотря на наши непростые отношения, я все же надеялась, что он мне поможет.

Лим отыскался в уютном ресторанчике «только для своих», где с комфортом отдыхал от необременительного рабочего дня в городской управе.

— Ола, — сказал он голосом, полным притворного ужаса, — неужели это ты? То-то я смотрю, у меня белая полоса в жизни затянулась и давно проблем не было. Принесли же тебя демоны на мою голову.

Несмотря на такой неласковый прием, я, не дожидаясь приглашения, уселась за его столик.

— Как тебя сюда пропустили? — спросил Блондин.

— Я сказала, что иду к тебе, — пожала я плечами, украдкой рассматривая изысканное убранство ресторанчика. До сих пор в подобных заведениях я не бывала.

— Я действительно жду одну особу, — сказал парень, — но ты слабо на нее похожа. Убирайся отсюда.

— Лим, Лим, — вздохнула я, — ты все еще злишься на меня?

— А как ты думаешь? Последний раз, когда мы виделись, ты упекла на долгосрочную каторгу моего друга детства. Подумать только, я сам тебе в этом поспособствовал!

— Твоему другу детства не стоило отдавать на растерзание нежити целые поселения и уж тем более не стоило пытаться меня убить, — огрызнулась я, но потом справилась со своим гневом и просительно добавила: — Ну прости меня, что пришлось тебя вовлечь в организацию ареста Левана. Но иначе я бы никогда до него не добралась. К тому же если ты помнишь, я даже высылала тебе письменное извинение!

— Да, я его получил. Это было очень мило с твоей стороны. Кстати. — Лим приглушил голос, — ходят слухи, что тогда тебя действительно убили.

Я посмотрела на аристократа, размышляя, стоит ли ему об этом рассказывать или нет. В конце концов, чтобы победить Ромуальда, мне нужен союзник.

— Да, — призналась я, — меня действительно убили. Точнее, почти разодрали на части зомби твоего дружка.

Блондин подался вперед. Ему не терпелось услышать историю.

— Лим, — доверительно сказала я. — Мне нужна твоя помощь.

Он молча аккуратно положил руки на стол, скучающе разглядывая идеально выглаженные салфетки.

— Мне нужно приструнить одного зарвавшегося аристократишку, — продолжала я.

— И ты думаешь, я тебе помогу? — восхитился Блондин. — Ольгерда, твоя наглость не имеет пределов!

— Это не совсем аристократ, — поправилась я. — Особенно по сравнению с тобой. Это Ромуальд ня Луй, знаешь такого?

В глазах Блондина промелькнул интерес.

— А, запорник, — непонятно высказался он. — Знаю, и что?

Стараясь не выказывать обиду на виконта, я рассказала Блондину о сложившейся ситуации.

— И что же ты хочешь от меня? — спросил аристократ.

— Пойдем завтра утром со мной, — попросила я. — Покажи этому нахалу, кто такие настоящие аристократы.

— Что мне за это будет? — спросил Блондин, откидываясь на спинку стула. Насколько я знала, в высшем обществе это считалось неприличным. Насладившись моим недоуменным видом, парень рассмеялся: — Да брось ты, Ола! Вынужден признать, что у тебя есть положительное качество — с тобой можно быть самим собой. Так давай об оплате.

— А что ты хочешь? — начала я торги.

Блондин задумался.

— Во-первых, я хочу узнать, почему ты сейчас сидишь передо мной, — он положил свою руку на мою, — живая и теплая, если ты, как говоришь, мертва.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *