Грани


«Вот тебе и встреча с будущими родственниками, — подумала я. — Утешает только то, что Ирге пришлось тяжелее».

— Мы очень рады, — мягко проговорила Надин, толстушка с добрым лицом.

Мачеха Ирги смотрела на нас с искренней любовью. Она откровенно любовалась пасынком — так же, как и любая мать на ее месте.

Ирга и Илисса очень походили на отца, только некромант унаследовал огромные голубые глаза своей матери. А Инна была низенькой девушкой со склонностью к полноте. От отца ей достался только крючковатый нос, который очень не шел ее округлому личику.

— Инна у нас занимается составлением букетов, — объяснил Ирга.

— Мне очень понравилось, очень, — еще раз повторила я. — Но как ты угадала так точно?

— Ирга мне много о тебе рассказывал, — прошептала Инна, снова краснея.

— Давайте уже начнем, — раздался хриплый голос.

Я обернулась и с удивлением увидела мужчину средних лет в одеянии жреца. Под глазами у него залегли глубокие тени, левое веко подергивалось, руки дрожали.

— Мы разве с этим жрецом договаривались? — недоуменно спросила я у Ирги.

— Нет, — удивленно ответил он.

Жрец услышал наш разговор и вмешался:

— Тот, с кем вы договаривались, прийти не смог. У него семейные обстоятельства — жена рожает.

Мы с пониманием закивали. Жрецы Богини Рода были обязаны иметь большие семьи. Чем больше семья, тем на более высокую ступень в церковной иерархии мог подняться священнослужитель. Детьми и внуками Верховного жреца можно было заселить деревню средних размеров. Кроме невероятной плодовитости своей жены Верховный был известен еще введением государственного знака отличия «Мать-героиня», первой наградив свою жену. Ничем больше на своем посту он не прославился, посчитав, что этого достаточно, чтобы войти в анналы истории.

— Начнем, — сказал Ирга.

— Возлюбленные дети мои! — возгласил жрец торжественным голосом. — Сегодня мы пришли сюда, чтобы стать свидетелями создания семьи этими двумя дур… молодыми людьми. Знайте, дети мои, что это непростое и трудное решение, которое приведет вас на тернистый путь сплошных несчастий. У вас будет только одна возможность побыть счастливыми — ваша первая брачная ночь.

А потом выяснится, что ваш муж не помнит не только даты вашей свадьбы, но даже и даты вашего дня рождения. А у жены будет только два состояния здоровья: болит голова и критические дни.

«Что он несет?» — поразилась я. Гости слушали речь священника в недоуменном молчании.

— А потом, — продолжал жрец, — появятся дети. О, эти ядовитые цветы жизни, состоящие исключительно из колючек…

— Кто бы мне сказал об этом в свое время, — пробормотал за моей спиной папа.

Я покосилась на Иргу. Лицо его уже не выражало твердую решимость, как тогда, когда он нес меня по ступенькам. И руку мою жених отпустил.

«Хороша же я буду, когда он бросит меня прямо здесь», — подумала я.

— Простите, — резко прервала я жреца, который продолжал вещать о тяжелых буднях супружеской жизни. — Давайте приступим, наконец, к церемонии. И без ваших речей, пожалуйста. А то так по физиономии от моего отца получите, что ваша жизнь до этого покажется раем.

За моей спиной кто-то ахнул, и засмеялся Беф.

— Зачем же человека за правду бить? — неуверенно возразил папа.

— Значит, получите по морде от меня, — заявила я воспрянувшему было духом жрецу. — Давайте, переходите уже к части «согласен-согласна».

И на всякий случай покрепче взяла Иргу за руку.

Церемония оказалась несколько скомканной. Жрец скороговоркой пробормотал положенные слова, мы ответили положительно на его вопросы и положили руки на алтарь. На наших пальцах вспыхнули огненными ободками кольца.

— Я, магистр Беф Чуйко, свидетельствую о заключении брака между Ольгердой Ляхой и Иргой Ирронто, — звучно, как на лекции перед огромной аудиторией, сказал за моей спиной наставник.

— Я, профессор Партик ня Рольд, свидетельствую о заключении брака между… хи-хи-хи, простите, между… ха-ха-ха… — Я не выдержала и обернулась — очень уж хотелось увидеть смеющимся неприступного некроманта, наставника Ирги, — и увидела, как Беф с милой улыбкой с силой наступает на ногу профессору, помогая ему таким образом справиться с неуместным смехом. — …Между Ольгердой Ляхой и Иргой Ирронто.

— Объявляю вас мужем и женой, — с облегчением в голосе сказал жрец. — Можете теперь… — Он посмотрел на мое лицо, поперхнулся фразой и скомкано закончил: — Можете поцеловаться и принимать поздравления от гостей.

Ирга повернулся ко мне, нежно поцеловал в губы и сказал:

— Ты такая синяя, что я мог бы тебя принять за мертвеца. Так что с женитьбой я не прогадал.

— Хорошенькие первые слова мужа своей новоиспеченной жене, — пробормотала я, только сейчас понимая, как сильно я замерзла в огромном храме. Зубы, как по команде, начали стучать, а кожа покрылась мелкими пупырышками.

— Потерпи еще немного, а потом я согрею тебя, — с многообещающей улыбкой пообещал муж.

— А давай всем скажем: «Всем спасибо, все свободны», — выдвинула я встречное предложение.

— Потерпи, — попросил Ирга. — Лучше послушай, столько хорошего ты о себе больше никогда не услышишь.

— Неправда. Обо мне еще хорошо будут говорить, когда я умру.

— Я же говорил «услышишь».

— Лучше я количество гостей подсчитаю, — пробормотала я. — Что-то их много сильно.

— Видишь, сколько народу тебя любит.

— Скорее, они поесть любят на дармовщинку, — сказала я, улыбаясь подходившим свекрам. Пытка начиналась.

— Молодец, Ирга! — сказал Рауль Ирронто. — Теперь я вижу, что с женой ты не ошибся.

— А ты в этом сомневался, отец? — удивился муж.

— Я знаю только двух женщин, которые способны побить жреца — твою мать и твою жену. — Отец Ирги улыбнулся. Улыбка его необыкновенно красила и молодила. Я только сейчас поняла, насколько он красивый мужчина и как много мой любимый унаследовал от него.

Надин и сестры Ирги расцеловали меня, выразив надежду, что «их любимый мальчик» в надежных руках.

Конечно, от мамы поздравления я не дождалась.

— Ольгерда, как можно было себя так вести, — прорычала она, делая вид, что поправляет мне прическу. — Разве мы мало тебя воспитывали?

— Наверное, мало, — согласилась я.

— Сестра! — прорыдала Дария. — Я так рада за тебя! Пройдет еще немного времени, и вы родите такую прелесть!

Она сунула мне под нос розовый сверток с человеческой головой. Прилива нежности при виде крошечной племянницы я не испытала, зато Ирга меня здорово удивил.

— Какая хорошенькая! — воскликнул он с таким энтузиазмом, что я испуганно на него посмотрела, начиная бояться, что брачная церемония пагубно отразилась на его мозгах.

— Да, — сказала Дария, заливаясь слезами умиления.

— А ты мужик, Ирга, — признал ее муж, пожимая некроманту руку.

— Запомни на будущее, — прошептал мне Ирга, пока мы принимали поздравления от вереницы его сотрудников и моих бывших однокурсников, которых никто не приглашал, но они, конечно, явились в полном составе. — Как только видишь младенца, сразу говори, что он хорошенький и что безумно похож на маму, папу или бабушку — в зависимости от того, кто с ним. Даже если лично тебе младенец больше всего напоминает печеную грушу. Молодые родители все немного на своем ребенке повернутые. О! А это еще что за явление?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *