Без срока давности


– Доктор Мира!

Мира подошла и тоже осмотрела слона.

– Да‑да. Рана на затылке нанесена ногами статуи.

Пока Ева брала очередную пробу, Мира повернулась к мужу:

– Никогда – клянусь! – никогда в жизни не буду жаловаться на твою твердоголовость.

– Слона вытерли, но немного крови все‑таки осталось. Нападающий делает шаг в сторону от двери. Ему на глаза попадается слон – удобный, тяжелый. Входите вы. Бац! И вы без сознания. Он, она или они – скорее всего, они: один занимается Эдвардом, другой – вами и заметанием следов. Находит где‑то средство для чистки ковров или что‑то в этом роде, наводит порядок, прихватывает жесткий диск и записи. Эдварда забирают с собой, вас оставляют. Надо обыскать дом – убедиться, что его не засунули в шкаф… Извините, – поспешно добавила Ева.

– Не извиняйтесь.

– Я вызову чистильщиков – пусть все осмотрят. Могу позвонить в отдел по розыску пропавших без вести, чтобы ускорить процесс.

– Не могли бы вы…

– …сами заняться этим делом? – закончила за мужа Мира, беря его за руку. – Нам обоим было бы спокойнее.

– Конечно, я все устрою. Присядьте пока в гостиной, а я сделаю пару звонков.

Ева упаковала слона, вызвала криминалистов и нескольких рядовых полицейских, чтобы опросили соседей.

Кто‑то вошел в дом, скорее всего, по приглашению самого Эдварда Миры – надо будет обязательно побеседовать с риелтором, – а затем вышел из дома и либо унес с собой тело, либо вывел Эдварда силой. Значит, у преступников была машина.

Не ограбление, решила Ева. И не обычное похищение, иначе зачем избивать? Судя по креслу в центре комнаты, жертву допрашивали. Кому‑то что‑то нужно от Эдварда. Скорее всего, его не станут убивать, пока не добьются желаемого.

Ева вернулась в гостиную. Супруги Мира включили электрокамин и сидели на диване, прихлебывая чай. Ева села на журнальный столик напротив, чтобы смотреть прямо на них.

– Мне нужны сведения о риелторе – имя, номер телефона.

– К сожалению, не могу помочь. Ассистентка имени не называла, а сам я был слишком расстроен и не спросил.

– Ладно, узнаю у вашего кузена в офисе. Где его офис?

– Эдвард ушел из конгресса и основал научно‑исследовательский центр, – сказала Мира. – Его офис находится в Крайслер‑билдинг – в штаб‑квартире центра.

– Элитная недвижимость.

– Эдвард придает большое значение статусу, – пояснил Деннис. – Его организация, Институт Миры, занимает два этажа и владеет квартирой в Ист‑Вашингтоне на тот случай, когда он сам или еще кто‑нибудь из руководства отправляется туда по делам.

– Этот адрес мне тоже понадобится. А также домашний. Хочу поговорить с его женой, когда здесь закончу. Какие у них отношения?

Деннис поглядел на жену и вздохнул.

– Я отвечу, – сказала Мира. – Мэнди – реалистка. Жизнь, которую она ведет, ее более чем устраивает. Мэнди блистала во время предвыборной кампании Эдварда, а теперь блистает на вечерах по сбору средств и заседаниях комитетов. Что же до постоянных измен мужа… Мэнди относится к ним как к неотъемлемой части целого, притом не особенно важной, поскольку он своих похождений не афиширует. Она тоже ведет себя деликатно и втайне пользуется услугами лицензированного компаньона. У Мэнди с Эдвардом сын и дочь. Оба, разумеется, уже взрослые. На публике изображают любящих детей, на самом деле не испытывают симпатии ни к родителям, ни к их образу жизни.

– Все мы такие разные… – пробормотал Деннис.

– Я понимаю, – ответила Мира. – Мое профессиональное мнение таково: Мэнди ни за что не станет пилить сук, на котором сидит. Она бы никогда не причинила Эдварду вреда. По‑своему она к нему даже привязана. Что же до Эдварда, он благодарен жене за вклад в его карьеру и гордится ее положением в обществе.

– Наверняка у него много врагов.

– Десятки. На политической почве, как понимаете.

– А на личной?

– Эдвард умеет очаровывать – он же политик. Однако считает себя правым в любом вопросе – и политическом, и личном, – а такая позиция всегда вызывает недовольство. Взять хотя бы этот дом. Эдвард решил, что дом нужно продать, поэтому для него он все равно что продан.

– Он ошибается, – тихо произнес Деннис. – Дом не будет продан. Но это к делу не относится. Эдварда избили и похитили, не потребовав выкупа. Вы ведь ничего не упоминали о выкупе?

– Об этом я спрошу у его жены, – ответила Ева. – Мистер Мира, хочу, чтобы вы знали: я верю каждому вашему слову, и у меня даже в мыслях нет, что вы способны причинить вред своему кузену или кому‑то другому.

– Спасибо, Ева.

– И все же я обязана спросить то, что сейчас спрошу, иначе не выполню свою работу. А если я не выполню свою работу, то не смогу вам помочь.

– Понимаю. Вы хотите спросить, когда я в последний раз видел Эдварда и какие у нас отношения. Если для меня так важен дом, я мог нанять кого‑нибудь, чтобы его запугать. – Деннис кивнул и отставил кружку с чаем. – Мы виделись на праздниках. Больше для проформы, как ни грустно. Эдвард пригласил нас с Шарлоттой на прием. Когда это было, Чарли?

– Двадцать второго декабря. Мы пробыли там не больше часа, потому что Эдвард пытался заставить Денниса продать дом.

– Я не хотел спорить, поэтому мы ушли рано. В первых числах нового года Эдвард прислал мне электронное письмо, где снова изложил свои мотивы и план действий.

– Мне ты не рассказывал.

– Ты бы опять на него рассердилась. – Деннис взял жену за руку. – К тому же в письме не было ничего нового. Не люблю тащить этот сор в семью. Я коротко объяснил, что несогласен и собираюсь сдержать данное дедушке обещание. Эдвард ответил тут же, и я понял, что он очень зол. Обычно Эдвард выжидает несколько дней, словно у него нет времени заниматься всякими пустяками, однако на сей раз ответил немедленно. Написал, что даст мне время подумать. Пригрозил обратиться в суд, если я и дальше буду излишне сентиментален. А еще… заявил, будто никакого обещания не было, просто я, как обычно, все перепутал.

– Да пошел он к черту!

– Чарли!..

– Бессердечный мерзавец! – От ярости лицо у Миры раскраснелось, глаза засверкали. – Ева, если ищете человека, которому хотелось бы избить Эдварда, то вот он, перед вами.

– Хватит, доктор Мира, – спокойно прервала Ева. – Я поручу электронщикам получить доступ к этой переписке. Больше вы друг другу не писали?

– Нет. Отвечать я не стал. Писать такое жестоко. К тому же это неправда. Мы оба обещали деду не продавать дом. – Печальная растерянность Денниса была так же очевидна, как яростное негодование Миры. – Я позвонил Эдварду только сегодня, но он не взял трубку.

– Ясно. – Ева не удержалась и дотронулась до его колена. – Если речь идет о чем‑то важном, вы никогда ничего не путаете. Я разберусь, что произошло. Обещаю.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *