Без срока давности


Когда двери лифта закрылись, Рорк взял Еву за руку. Он почти чувствовал, как ее кожа излучает ярость.

– Чур я буду Шваль.

– Что?..

– Чур я буду Шваль. Так что тебе остается Сброд.

На лице Евы отразилось минутное замешательство, затем глаза ее лукаво блеснули, против воли отзываясь на шутку.

– Почему именно Шваль? Потому что первый по списку?

– Просто слово нравится. По‑моему, мне идет. А тебе больше подходит Сброд. Мой Сброд…

– Лейтенант Сброд.

– Как скажешь.

– Пытаешься меня успокоить, чтобы я не разнесла лифт?

– Скорее, пытаюсь успокоиться сам. Не часто у меня возникает желание ударить женщину – не в моей это природе, а сейчас такое желание было.

– Когда я мысленно ей вмазала, из носа у нее брызнула кровь.

– Что же, придется нам обоим довольствоваться этим. И все же… – он поднес руку Евы к губам, – мы поедем домой и будем работать допоздна, чтобы найти мужа этой хамоватой стервы.

– Ну и мерзавец же он, наверное. Только мерзавец возьмет в жены нечто подобное. Но ты прав, мы будем его искать.

Пока ехали домой, Ева позвонила Мире – сообщить, что уведомила Мэнди.

– Как она отреагировала?

– Заявила, что это вы с мистером Мирой все выдумали, оскорбила меня, Рорка, вас обоих и пообещала пожаловаться губернатору и Уитни. Я послала ее в жопу.

– Я все улажу.

– Не надо. Не хочу, чтобы вы…

– Ева, я все улажу. Ждите извинений.

– Не нужны мне ее…

– Не спорьте.

Ева начала было возражать, но увидела усталость и напряжение в лице Миры.

– Ладно, бог с ним. Как мистер Мира?

– Нормально. Никаких настораживающих симптомов. Еще понаблюдаю сегодня, но, по‑моему, он в полном порядке. Волнуется за Эдварда, конечно.

– Передайте ему, что мы приступили к расследованию. Если что‑то узнаем, я сообщу.

Ева нажала на отбой прежде, чем Мира успела еще раз ее поблагодарить, и принялась обдумывать возможные методы расследования. Машина тем временем въехала в ворота и остановилась перед домом.

Во всех окнах величавого каменного здания приветливо горел свет – даже в причудливых башенках. Вернуться в такой дом после бесконечного рабочего дня – это ли не чудо?

Они вышли из машины и направились ко входу.

– Сколько тебе понадобилось, чтобы спроектировать дом – весь этот замок?

– О, мальчишкой я годами строил его в своем воображении. Всякий раз, как ложился спать голодным или избитым, дом вырастал еще немного.

Поскольку детство у Рорка было такое же кошмарное, как у самой Евы, ее удивило, что дом получился просто большим, а не гигантским.

– Я слегка его уменьшил, – пояснил Рорк, снова беря ее за руку. – Отказался от сторожевых башен и рва с водой. А еще пришлось признать, что мои любимые катапульты лишены всякого практического смысла.

– Ну, не знаю. По‑моему, катапульты – это круто.

Переступив порог, Ева увидела Соммерсета. Вот кого бы она зарядила в катапульту в первую очередь…

Дворецкий стоял у дверей, одетый в обычный черный костюм – вылитый живой труп или скитающийся по дому призрак. Толстый кот Галахад потерся о его штанину, затем потрусил к Еве с Рорком и принялся виться у них между ног, словно неуклюжий танцор кошачьего балета.

Ева ждала традиционного язвительного замечания по поводу их позднего возвращения или еще какой‑нибудь колкости, однако Соммерсет лишь произнес:

– Мистер Мира?

– Все в порядке, – ответил Рорк, снимая пальто. – Ева только что говорила с доктором Мирой.

– Рад слышать. Если могу чем‑то помочь, просто дайте знать.

Соммерсет удалился почти беззвучной походкой. Ева проводила его хмурым взглядом.

– После такого дня мне даже не представится случая на него наехать?

– Ты послала в жопу супругу бывшего сенатора, – напомнил Рорк, помогая ей снять пальто. – На сегодня с тебя хватит.

– Я была при исполнении.

Мимоходом почесав Галахаду спинку, Рорк направился к лестнице.

– Завтра наверстаешь упущенное.

Поскольку ничего другого действительно не оставалось, Ева тоже двинулась вверх по лестнице, слыша позади топоток Галахада.

– Сначала ужин, – объявил Рорк. – В спальне, с вином и камином.

Ева не возражала. Потом, у себя в кабинете, она оформит доску с материалами дела, соберет кое‑какие данные, поторопит детектива из отдела по розыску пропавших без вести. Рорк может проверить финансы Эдварда – это его развлечет. А сама она…

– Я займусь вином и камином, ты – макаронами, – объявил Рорк.

– Договорились. Надо будет позвонить детям Эдварда – вдруг они что‑нибудь знают. А завтра займусь этим его институтом, если ничего нового не всплывет.

– Если не всплывет труп, хочешь сказать. Ты рассуждаешь, как коп из убойного отдела.

– Я и есть коп из убойного отдела. Да, труп. Будь это обычное похищение, за Эдварда потребовали бы выкуп. Может, конечно, им что‑то от него нужно – тогда, глядишь, еще отпустят живым.

– А зачем его отпускать?

– Да, зачем? Разве что велят держать язык за зубами, чтобы не было хуже. Я слишком мало о нем знаю – не могу сказать наверняка. Чутье говорит, что труп будет, но вдруг у меня просто условный рефлекс?

– Жена его не любит.

Раньше Ева пришла бы к такому же выводу логическим путем. Теперь она сама испытала любовь и просто знала, что это так.

– Любовью и не пахнет. Однако Мэнди дорожит своим статусом. Вряд ли это ее рук дело. Хотя, возможно, мне просто не все известно. По словам Миры, сенатор ходит налево, но жене глубоко наплевать. А вдруг ей больше не наплевать? Скажем, возникла угроза развода и потери статуса.

Ева поставила на стол тарелки, до краев наполненные макаронами. В камине уже потрескивал огонь, а Рорк разливал по бокалам темно‑красное вино. За происходящим с интересом наблюдал кот.

– Как думаешь, Соммерсет его покормил?

– Разумеется.

– А, черт с ним…

Ева вновь подошла к автоповару и заказала блюдечко с лососем.

– Чтобы не смотрел на нас голодными глазами, – ответила она на удивленный взгляд Рорка.

Когда Галахад с жадностью набросился на еду, Ева вернулась за стол и взяла в руку бокал.

– Все это должно было произойти еще несколько часов назад.

Она сделала медленный глоток.

– Главное, что все‑таки произошло. В такой мерзкий вечер приятно поужинать вместе у камина – пусть и с опозданием.

Ева намотала на вилку спагетти, попробовала.

– А ничего… – Она подцепила вилкой еще. – Риелтор. Нужно найти риелтора. Либо он как‑то связан с исчезновением Эдварда, либо встречу отменили. Скорее всего, связан. – Ева оторвала вилкой кусочек фрикадельки. – Продажа дома тут ни при чем – ей мешает мистер Мира. Либо личные счеты, либо политические. Может, задолжал кому‑то денег? В любом случае сенатора заманили в дедов дом, а значит, знали о его существовании и надеялись, что там им никто не помешает. Но мистер Мира спутал им карты.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *