Без срока давности


– Кто пойдет на такое из‑за любовной интрижки? Неужели женщина способна настолько рассвирепеть лишь потому, что ее бросили?

– Конечно. Разумеется, это означает, что она совершенно чокнутая, но разве мало в мире чокнутых? Сообщник в таком случае тоже совершенно чокнутый.

Ева встала на ноги и на секунду прикрыла глаза, чтобы четче увидеть картину.

– Итак, вчера убитый приезжает сюда, чтобы поговорить о продаже дома, который он не может продать без согласия мистера Миры, а мистер Мира согласия давать не собирается. Сенатор сам впускает убийц. Возможно, чокнутая любовница притворилась вменяемой и предложила познакомить его с риелтором. Возможно, пришла неожиданно. В любом случае сенатора отводят в кабинет.

Ева обогнула труп и сделала несколько шагов в глубь прихожей.

– Он не был связан – по крайней мере, мистеру Мире так не показалось, экспертиза установит. Значит, ему угрожали шокером. Один держит на мушке, другой лупит по лицу. Приезжает мистер Мира, окликает кузена по имени, идет в кабинет. К нему убийцы шокер не применяют, просто бьют по голове.

Ева ходила из угла в угол, прокручивая в голове разные варианты. Это было уравнение с переменными, и картинка менялась в зависимости от того, какие значения она в него подставляла.

Недовольная результатом, Ева начала сначала.

– Давай вернемся назад и прикинем время. Долго ли находился в их власти убитый до приезда мистера Миры?

– Ты сказала, что убийцы уже начали избивать сенатора – что мистер Мира заметил следы побоев.

– Подбитый глаз, когда планируешь такое завершение?.. Да они едва приступили! В кабинет сенатора отвели не силой, а просто в ходе осмотра. А там уже набросились.

Чтобы удостовериться, Пибоди прошлась по коридору, заглядывая в комнаты, и остановилась на пороге кабинета. Да, теперь она тоже могла себе представить такую картину.

– Если сенатор знал одного из убийц – а он наверняка знал, потому что счеты у них личные, – беспокойства он не испытывал.

– Вот именно. Не чувствовал угрозы. Промотаем вперед. Мистер Мира лежит на полу без сознания. Совсем чокнутые его бы прикончили. Значит, убийцы не совсем чокнутые. Они решают забрать сенатора с собой – отвезти куда‑нибудь, где можно спокойно поквитаться. Один из убийц достаточно соображает в технике, чтобы прихватить жесткий диск со станции безопасности.

– Выходит, не совсем чокнутые и не в полной панике.

– Верно. У них есть план, и они не теряются – следуют ему до конца.

– А как сенатора смогли увезти? Допустим, убийцы надеялись, что в такую погоду их не заметят. Но как его заставили идти?

– Применили шокер? Слегка, чтобы обездвижить. Или накачали наркотиками. Моррис проверит. Убийцы сажают Эдварда в машину. На месте им приходится проделать все то же самое в обратном порядке: вытащить сенатора из машины и отвести туда, где они собираются его пытать. Кое‑какие подробности расскажет сам убитый: применили ли к нему шокер, накачали транквилизаторами или просто запугали. Все это выяснит Моррис. – Ева огляделась. – Не думаю, что дело в доме. Продажа дома – всего лишь уловка, чтобы заманить сенатора в ловушку и забрать с собой. Его повесили здесь. Значит, хотели, чтобы тело нашли. А еще хотели произвести определенный эффект.

– «Правосудие свершилось», – прочла Пибоди. – Возможно, месть за то, что Эдвард кого‑нибудь засадил или, наоборот, не засадил. А женщина охмурила его, чтобы подобраться к нему поближе, собрать информацию, втереться в доверие.

– Возможно. Версию мы проработаем. Если дело действительно в том, что Эдвард засадил или не засадил кого‑то за решетку, то наверняка по обвинению в изнасиловании. Каким‑то образом все это связано с изнасилованием.

– Потому что его самого насиловали.

– Сделать такое с человеком и называть правосудием?.. Это месть, а с помощью секса мстят только за секс. Так что тут явно замешано изнасилование. По крайней мере, мне видится именно так.

В дверь постучали.

– Наверное, чистильщики или бригада из морга. Впусти их, и давай отправим кого‑нибудь опросить соседей: не заметил ли кто‑нибудь прошлой ночью машины рядом с домом или света в окнах. И пусть еще раз уточнят про вчерашний вечер, между шестнадцатью и восемнадцатью часами, просто на всякий случай.

Ева еще раз взглянула на Эдварда Миру. Вряд ли он вызвал бы у нее симпатию при жизни, но в смерти он принадлежал ей.

Когда Пибоди впустила ребят из морга, Ева достала телефон и вошла в кабинет. Затем тяжело выдохнула и позвонила Мире.

– Ева… – Мира даже глазом не моргнула и не дала ей слова вымолвить. – Эдвард мертв.

– Сожалею.

– Не нужно. Где вы? Что случилось?

– В доме на Спринг‑стрит. Об этом тоже сожалею. Официально причину смерти определить не могу. Когда Моррис…

– Ева!

Черт, подумала она.

– На лице и гениталиях следы побоев. Его насиловали каким‑то предметом.

– Боже мой…

– Судя по следам на запястьях, руки связывали над головой. Скорее всего, когда Эдварда повесили на люстре в прихожей, он был еще жив. На шее висел плакат с надписью: «Правосудие свершилось».

– Ясно. – Мира прикрыла глаза и потерла лоб. – Личные счеты на сексуальной почве…

– Я не прошу вас составить портрет преступника – по крайней мере, пока. Дайте себе время оправиться. Не знаю, что именно вы скажете мистеру Мире…

Мира открыла глаза.

– То же, что вы сказали мне, естественно.

– Хорошо. Нам придется еще раз с ним поговорить. Мне очень жаль.

– Не извиняйтесь, – отрезала Мира, подняв руку. Явно успела прийти в себя. – Не извиняйтесь, – повторила она уже спокойнее. – Мы с мужем хотим, чтобы вы сделали все, что нужно, все, что в ваших силах, чтобы найти того, кто это сделал. Деннису приехать в Центральное?

– Нет, не надо. Я сама приеду. Сначала сообщу ближайшим родственникам, а потом поговорю с мистером Мирой, прежде чем ехать в управление. Официально я не могу консультироваться с вами по этому делу.

– Конечно. Конфликт интересов. Я еще плохо соображаю.

– Однако неофициально попрошу вас составить портрет преступника, только позже. Сейчас отправляйтесь домой. Вам лучше быть рядом с мистером Мирой, когда я буду его допрашивать. Я позвоню Уитни, потом заеду поговорить с женой убитого, так что успеете добраться до дома.

– Да, вы правы. Отправлюсь минут через пять.

– Еще кое‑что. Я сообщу обо всем Надин Ферст.

– О… – вздохнула Мира.

– Информация так и так просочится в СМИ. Я сообщу Надин, чтобы она смогла первой осветить произошедшее. Фильтруйте все входящие звонки: как только новость попадет в эфир, журналисты захотят поговорить с вами и с мистером Мирой. Подготовьте заявление для прессы.

– Я знаю, что делать, и обо всем позабочусь. Поступайте так, как считаете должным.

– Буду у вас часа через полтора.

Ева обернулась – на пороге стояла Пибоди.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *