Город Костей



— Джейс… — Она начала оседать на землю.

Он поймал Клэри, словно всю жизнь только тем и нанимался, что ловил теряющих сознание девушек. (Впрочем, кто знает?) Легко подхватив ее на руки, Джейс шепнул ей на ухо слово, похожее на «Завет». Клэри попыталась поднять голову, но звездное небо перед глазами закружилось и померкло.

 5 Конклав и Завет

— Интересно, она очнется? Три дня лежит…

— Не все так быстро: яд демона не шутка, а девчонка — всего лишь примитивная.

— Люди легко умирают!

— Изабель, что за разговоры о смерти в комнате больного?

 

«Три дня. — Мысли текли медленно, будто густой мед. — Пора просыпаться».

Но проснуться не получалось. Сны приходили один за другим. Хоровод видений кружил Клэри, словно листок на ветру: мама лежит на больничной кровати, на бледном лице темнеют глаза; Люк стоит на горе из костей; Джейс, у которого из-за спины появляются белые крылья; обнаженная Изабель, опутанная золотистым кнутом, словно сетью; Саймон с крестами, выжженными на ладонях; падающие с небес ангелы, объятые пламенем.

 

— Именно та самая!

— Совсем кроха. По словам Джейса, она убила Пожирателя.

— Да. Я сначала принял ее за пикси. Хотя они симпатичнее.

— Ну знаешь, ядовитые укусы красоты не добавляют. Ходж вызовет кого-нибудь из Братьев?

— Надеюсь, что нет. Крайне странные личности — меня от них в дрожь бросает. Так себя искалечить…

— Мы тоже себя калечим.

— Да, Алек, но, во-первых, временно, а во-вторых, не так болезненно…

— Если ты уже взрослый… Кстати, о взрослых: где Джейс? Сам девчонку спас, а теперь даже не спрашивает о ее здоровье.

— Ходж сказал, что Джейс больше не появлялся. Наверное, ее дальнейшая судьба его не заботит.

— Иногда я сомневаюсь… Ой, смотри! Пошевелилась!

— Значит, все-таки выжила. — Вздох. — Надо сообщить Ходжу.

 

Веки словно приросли друг к другу. Впервые за три дня Клэри медленно разлепила глаза.

Над головой раскинулось голубое небо с белыми облаками и пухлощекими ангелочками.

«Я умерла? Интересно, это рай?»

Она зажмурилась и снова открыла глаза. Теперь до нее дошло, что она смотрит на деревянный сводчатый потолок, расписанный в стиле рококо: с облаками и херувимами. Клэри с трудом села на кровати. Болело везде, особенно шея, под затылком.

Рядом стояли точно такие же кровати, заправленные льняным бельем, с металлическими изголовьями. Кружевные занавески полностью закрывали окна, приглушая солнечный свет. С улицы слабо доносился вечный городской шум.

— Все-таки оклемалась, — раздался сухой голос. — Ходж обрадуется. Мы уж думали, ты не проснешься.

Клэри обернулась. На соседней кровати сидела Изабель. Ее черные как смоль волосы были заплетены в две толстые косы, которые спускались ниже талии. Вместо белого платья на ней были джинсы и синий топ. Между ключицами по-прежнему сверкал красный камень. Темные спиралевидные татуировки исчезли, на безупречной коже не осталось ни единого пятнышка.

— Прости, что огорчила, — с трудом произнесла Клэри: в горле жутко першило. — Мы в Институте?

Изабель раздраженно закатила глаза:

— Похоже, Джейс здорово тебя проинформировал.

Клэри закашлялась:

— Это и есть Институт?

— Да. Надеюсь, ты поняла, что лежишь в лазарете.

Внезапно Клэри задохнулась от резкой боли в желудке. Она прижала руку к животу.

— Ты чего? — встревоженно спросила Изабель.

Боль постепенно стихала, но Клэри беспокоили кислый привкус во рту и легкое головокружение.

— Живот болит.

— Ах да, чуть не забыла. Ходж просил дать тебе лекарство, когда проснешься.

Изабель потянулась за кувшином и налила в чашку мутную, слегка дымящуюся жидкость. От напитка исходил густой пряный запах.

— Ты три дня ничего не ела. Вот тебя и подташнивает.

Приняв чашку, Клэри осторожно отхлебнула настой. Он оказался сладковатым на вкус и слегка маслянистым.

— Что это?

— Один из отваров Ходжа. Скоро будешь как новенькая. — Изабель грациозно соскользнула с высокой кровати. — Кстати, меня зовут Изабель Лайтвуд. Я здесь живу.

— Я уже знаю твое имя. А я Клэри. Клэри Фрэй. Меня принес Джейс?

Изабель кивнула:

— Ходж рвал и метал. Ты весь ковер в подъезде изгваздала гноем и кровью. Хорошо, что мои предки этого не видели — Джейсу точно влетело бы по полной… — Она с подозрением взглянула на Клэри: — Кстати, Джейс сказал, что ты прикончила демона-Пожирателя без всякой помощи.

Клэри передернуло: вспомнилась мерзкая тварь, похожая на скорпиона.

— Похоже на то.

— Но ты же примитивная!

— Удивительно, да?.. А где Джейс? Он тут?

Изабель пожала плечами:

— Не знаю, наверное. Пойду скажу, что ты очнулась. У Ходжа к тебе разговор.

— Ходж — наставник Джейса?

— Он наш общий наставник, — поправила Изабель. — Ванная там, на вешалке я оставила кое-что из своих старых вещей, если вдруг захочешь переодеться.

Клэри допила отвар до конца. Ни голода, ни головокружения больше не ощущалось. Поставив пустую чашку на прикроватный столик, она получше укуталась в простыню.

— А где моя одежда?

— Твои шмотки были все в крови и яде. Джейс их сжег.

— Сжег! — возмутилась Клэри. — Он всегда такой любезный или только с «примитивными»?

— Джейс по-другому просто не умеет, — непринужденно ответила Изабель. — Поэтому он такой сексуальный. Притом для своего возраста Джейс убил рекордное количество демонов.

— А разве он тебе не брат? — недоуменно спросила Клэри.

Изабель громко расхохоталась:

— Джейс? Мой брат? Нет. С чего ты взяла?

— Ну, он тоже здесь живет.

Изабель кивнула:

— Да, но…

— А где тогда родители Джейса?

Изабель замялась:

— Их уже нет.

У Клэри отвисла челюсть.

— Они погибли?

— Нет. — Изабель нервно теребила черную прядь за левым ухом. — Мама умерла при родах, а папу убили на глазах у Джейса, когда ему было десять.

— Ох… — выдохнула Клэри. — А кто такие… демоны?

— Пора сообщить остальным, что ты очнулась. Они три дня этого ждали. Кстати, в ванной есть мыло. Помойся, а то от тебя несет.

Клэри сверкнула глазами:

— Большое спасибо.

— Пожалуйста.

 

Вещи, которые Изабель оставила в ванной для Клэри, смотрелись просто ужасно. Джинсы пришлось закатать, а низкий вырез красного топа как назло подчеркивал отсутствие у Клэри пышных форм («буферов», как говорил Эрик).

В ванной лежал кусок твердого лавандового мыла. Вымывшись, Клэри вытерлась небольшим полотенцем для рук. Влажные волосы липли к лицу. Девушка в ужасе уставилась на свое отражение в зеркале. На левой скуле темнел кровоподтек, потрескавшиеся губы припухли.

Надо позвонить Люку. Тут наверняка есть телефон. Может, ей разрешат позвонить после разговора с Ходжем.

Кроссовки аккуратно стояли под кроватью. К шнуркам кто-то привязал ее ключи. Одевшись, Клэри с тяжким вздохом отправилась на поиски Изабель.

Она вышла из лазарета. Никого. Словно взятый из ночных кошмаров, длинный темный коридор уходил в бесконечность. На стенах висели светильники с плафонами в форме роз. Пахло пылью и свечным воском. Послышался отдаленный мелодичный звук, будто китайские колокольчики звенели на ветру. Клэри медленно побрела по коридору, опираясь рукой о стену с выцветшими от времени бордово-серыми обоями. По обеим сторонам находились закрытые двери. Звук, на который шла девушка, постепенно становился громче: кто-то довольно умело играл на пианино. Правда, она пока не узнавала мелодию.






Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *