Киборг и его лесник


Похоже, браконьер отрекся от киборга окончательно и бесповоротно.

Леснику понадобился час бессмысленной ходьбы туда‑сюда по балке и вокруг киборга, чтобы понять: сами они из этого тупика не выберутся.

Женька обреченно достал видеофон.

– Леший, ты что – рехнулся?! – У трехмерного изображения шефа был такой вид, словно оно сейчас вытянет руки за границы голограммы и придушит злосчастного лесника. – На кой ляд ты вообще ставил этот долбаный капкан? А если бы в него человек попал?!

– Черт попутал, – честно признался Женька. Кто ж знал, что эта рогатая скотина так извращенно исполнит его просьбу о киборге! – Увидел мертвую кабаниху с поросятами, психанул, ну и…

– «Ну и»! – глумливо передразнил его Борисыч. – Ты бы еще мину‑растяжку поставил, чтоб кишки по деревьям развесило! Да ты вообще соображаешь, под какую статью нас подвел?!

– Это же всего лишь киборг… – виновато пробубнил Женька.

– Это чье‑то ценное имущество! – раздраженно перебил его шеф. – Которое ты, считай, украл! А дома без него, может, ребенок или инвалид плачет!

– Григорий Борисович, я клянусь вам, что этот киборг принадлежит браконьеру! Это именно он мне на той неделе чуть голову не проломил!

– Клянешься?! Да эти куклы на одно лицо, их же партиями штампуют! Твой браконьер заявит, что послал кибера грибочков к ужину наловить, и мы ничего не докажем, – при нем ведь ни оружия, ни дичины не было, так? Ну вот! Зато его хозяин запросто может на нас в суд подать!

– Не подаст, – неуверенно возразил Женька. – Побоится.

Борисыч, видимо, тоже рассудил, что если бы браконьер не сомневался в своей безнаказанности, то давно бы объявился. К тому же гражданский киборг с лицензионным ПО спокойно подпустил бы к себе постороннего человека и выдал ему минимальную информацию для связи с хозяином – номер видеофона, адрес электронной почты, или хотя бы предложил передать сообщение.

– Значит, так, – уже спокойнее сказал шеф. – В данном случае мы имеем обнаруженное службой лесхоза незаконное ловчее устройство, в котором находится неуправляемый киборг, принадлежащий неустановленному лицу. Поскольку оба они представляют угрозу для животного мира и местного населения, а за неделю владельцы так и не объявились, было принято решение уничтожить браконьерское оборудование.

– Как это – уничтожить? – опешил Женька. – И киборга?!

– А что с ним еще делать? Ты же сам говоришь, что его в боевом режиме заклинило. Ну так сделай подтверждающую видеозапись и пристрели его к чертям свинячьим!

– Из чего?! У меня только станнер!

– Твои проблемы. Сам нагадил, сам и подчищай, – веско сказал Борисыч. – И не забудь прислать отчет! «К сожалению, в процессе забоя голова киборга оказалась сильно повреждена, и провести ее экспертизу не представляется возможным. Недобросовестному сотруднику объявлен выговор с лишением квартальной премии». Все, выполняй!

– Но…

Связь оборвалась.

Женька понимал, что Борисыч и так оказал ему огромную услугу – в первую очередь тем, что поверил. И прикрыл, дав восторжествовать духу, а не букве закона, ведь шериф решил бы вопрос с киборгом и капканом точно так же. Даже если киборг подчинится полиции, освобождать его не станут – на месте допросят и пристрелят, а голову криопочтой пошлют в «DEX‑компани», это Женька уже по инфранету выяснил. Вызывать по такой ерунде специалиста‑кибернетика нет смысла, а доверять бандитской технике опасно, мало ли какая программа в нее заложена. Браконьер же в любом случае выйдет сухим из воды: если по останкам киборга и удастся определить его официального хозяина, это, скорей всего, будет совсем другой человек. Чтобы купить‑продать киборга на Эдеме, достаточно устного договора между людьми с передачей сопроводительных документов. Юридическую канитель разводят, только если совсем уж не доверяют друг другу. А может, этот киборг вообще краденый, потому браконьер так легко его и бросил!

И все‑таки…

– Ну что, слышал? – с напускной бравадой обратился Женька к киборгу. – Все, хана тебе! Сам виноват, что с браконьерами связался!

Легче не стало, только отвращение к себе добавилось.

Женька мрачно подумал, что Борисыч поверил ему вовсе не за красивые глаза или безупречную репутацию. Просто менее принципиальный (или более решительный?!) человек еще неделю назад закопал бы кибертруп в чаще, не беспокоя начальство по таким пустякам.

 

* * *

 

Оружие, лазерное ружье‑мелкашку, лесник одолжил у Санька, своего бывшего одноклассника – высокого, тощего, с вечно сальными светлыми волосами до плеч, хотя Санек мыл голову каждый день, а ел вообще за двоих. В школе они с Женькой были не разлей вода, потом дорожки как‑то разошлись, но лесник по‑прежнему считал наладчика домовых систем лучшим другом, почти братом.

– Зачем оно тебе? – чисто для проформы спросил Санек, уже открыв сейф.

– Фреанский капкан снять, – буркнул лесник, отводя глаза. Вообще‑то другу мог бы и рассказать, тот не станет трепать языком – хотя бы потому, что Женька тоже много его секретов знает. Но этот секрет какой‑то совсем позорный, им не страшно, а стыдно делиться.

– Свое‑то когда купишь? – беззлобно упрекнул Санек. – Третий раз за год!

– Да вот придется, похоже…

Женька взял ружье и, скомканно попрощавшись, ушел. Отчет был уже написан, самую мерзкую часть работы лесник оставил напоследок, подозревая, что после нее собраться с мыслями будет еще сложнее. Ну и, чего греха таить, надеялся, что браконьер все‑таки одумается.

Женька уже ненавидел эту балку.

Киборг, похоже, тоже. Изможденный вид прекрасно заменял ему эмоции, а с Женькиными вообще творил черт те что, заставляя чувствовать себя палачом в концлагере.

«Надо было ночью прийти, – с досадой подумал лесник, – когда у него глаза светятся и сразу ясно – не человек». Спровоцировать его, что ли, как‑нибудь? Чтобы снова бросился. Но ведь может и достать, холостых выпадов киборг не делал, берег силы. К тому же Женька слишком хорошо понимал: днем или ночью, неподвижный или размахивающий кулаками, против человека с ружьем киборг все равно абсолютно беззащитен.

Лесник приблизился к пленнику метров на семь. Можно еще пару шагов сделать, киборг не достанет, даже если снова распластается по земле, но Женька и так словно до упора сжал невидимую пружину.

Проблема заключалась даже не в самом факте «убийства» человекоподобной машины. Один раз Женька как‑нибудь пересилил бы себя, выстрелил. Представил бы, что это манекен или компьютерная симуляция, как в армии.

Но ружье было маломощным, для охоты на мелкую дичь или вообще для стрельбы по банкам. Из него даже человека завалить сложно, тонкий лазерный луч оставляет маленькие, самозапаивающиеся дырочки. Киборга придется буквально изрешетить ими или искромсать в режиме бесперебойной подачи энергии.

– Мне тоже это совершенно не нравится, честное слово, – глупо пробормотал Женька, поднимая ружье и зажмуривая левый глаз, хотя очень хотелось оба.

Киборг смотрел не на оружие, а Женьке в лицо. Очень выразительно смотрел, пусть и всего лишь камерами. Словно понимал, что обречен и пощады не будет, – но это не повод сдаваться. Настоящие воины умирают стоя, с гордо поднятой головой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *