Киборг и его лесник


Женька берег эту закатку уже полгода и собирался торжественно открыть в первый день зимы, под традиционную жареную утку.

– А кто тебе это разрешил?!

– Так никто и не запрещал. А я голодный.

Киборг красиво, через полмодуля, плюнул косточкой, и она зазвенела в кружке из‑под чая.

– А ну, живо поставь банку на место! – вспылил Женька, торопливо выбираясь из‑под одеяла. – Это моя мама делала, такие в магазине не продаются!

– Молодец тетка! – одобрил киборг, но сливы послушно закупорил и вернул на полку. – А вот ты жлоб.

– Чё?! Ты вообще какой модели, наглый такой?!

– DEX‑6, модификация «телохранитель», специализация «компаньон», – охотно просветил его киборг. – Идеальный сотрудник, собеседник и даже, если надо, собутыльник!

– Не надо, – растерянно буркнул Женька. Вот уж от отсутствия чего он никогда не страдал – это алкоголь делает общение с друзьями приятнее, а не друзья нужны, чтобы надраться!

– А что надо? – услужливо поинтересовался киборг, продолжая коситься на сливы.

На данный момент Женьке больше всего хотелось либо проснуться, либо уложить эту ситуацию в голове без пометки «бред какой‑то!». Превращение безумной машины в послушную, а теперь еще и нарочито компанейскую, оказалось нешуточным испытанием для психики.

– Вчера ты так языком не трепал! – настороженно заметил лесник, не ответив на вопрос.

– Ресурсов для запуска программы не хватало, – сокрушенно признался киборг. – Но сейчас вся ее мощь в твоем распоряжении!

– Ну и дурацкая же программа… – вслух подумал Женька, пытаясь абстрагироваться от «личности» киборга. А ведь кому‑то такое реально нравится! У того же Санька на домашнем искине стояла оболочка склочной капризной дамочки, распекающей хозяина за грязную посуду и расшвырянные по комнате носки. Но Женька даже с людьми предпочитал общаться строго по делу, а поддерживать порядок в модуле он и без иллюзии жены может!

– Она самообучающаяся, – заверил его киборг. – Чем дольше и плотнее мы будем общаться, тем лучше я под тебя подстроюсь!

Лесник недоверчиво прищурился. Все киборги, которых он до сих пор видел, молча делали свою работу и заговаривали с хозяином, только чтобы доложить о ее завершении. Но район, в котором «родился» и вырос Женька, даже по меркам Эдема считался бедняцким, тут мало кто мог позволить себе технику последних моделей. Фермеры же в основном держали Mary или более примитивных DEX’ов – «пятерок», «четверок». А этот еще и браконьерский, наверняка нашпигован дополнительными, не факт что легальными примочками… во повезло‑то, блин!

– Ну ладно, подстраивайся, – расслабил лицо лесник, философски рассудив, что краденому лосю в зубы не смотрят. – Тебя как зовут‑то, компаньон?

– Джек. – Киборг таким естественным жестом сунул ему правую руку, что Женька опомнился, уже пожимая ее.

– А… эээ… – Лесник попытался выдернуть ладонь, однако киборг мертво ее удерживал, глядя на хозяина с выжидательной полуулыбкой, словно завис посреди незавершенной программы. Пришлось завершать: – Ну а я – Женя… то есть можешь меня и Лешим звать, как остальные.

– Договорились! – Джек наконец разжал пальцы.

Женька уважительно потряс кистью. В армии он баловался армрестлингом, и хватка «соперника» его впечатлила. Ну все, браконьеры, держитесь!

– Так что насчет еды? – напомнил киборг, не давая хозяину замечтаться. – У меня острый дефицит энергии!

– Ща, погоди, соображу что‑нибудь… – Женька поспешно раздвинул дверцы одежного шкафа. С одной стороны, искину должно быть наплевать, что хозяин стоит перед ним в одних трусах, с другой – данный конкретный искин посматривал на них со снисходительным превосходством. Кстати, а чем положено кормить киборгов? «DEX‑компани» назойливо пихала повсюду рекламу фирменной кормосмеси, от которой киберы якобы были полны сил, энергии и лоснились во всех местах. Фермеры лаконично говорили «чем угодно», но это, наверное, тоже неправильно. – Яичницу с колбасой будешь?

– Буду. Только без колбасы.

– А колбаса тебя чем не устраивает? – удивился Женька.

– Она меня уже устроила. – Джек продемонстрировал хозяину целлофановый хвостик на веревочке.

– И ты еще чего‑то хочешь?!

Да там больше полкило было!

– Ага, в эквиваленте примерно шестидесяти тысяч килоджоулей в сутки, – подтвердил киборг. – Это аварийный запрос системы, текущий будет меньше.

Женька свирепо посмотрел на нахальную морду с ввалившимися щеками и глазами, вспомнил про объеденный мох, вздохнул и вытащил из холодильника упаковку яиц.

– Там в нижнем ящике помидорки лежат, – небрежно напомнил Джек, когда хозяин плеснул на сковородку масла и примерился тюкнуть о край первое яйцо. – Поджарь с помидорками.

Женька скрипнул зубами, но отложил яйцо и выдвинул ящик. Точно, совсем про них забыл.

 

 

 

Когда лесник по‑холостяцки поставил на стол шкварчащую яичницу прямо в сковороде, Джек уже сидел на единственном стуле и заглядывал в сахарницу.

– А где сахар?

– Кончился. – Женьке стало сперва неловко, потом досадно – было бы перед кем! К тому же на него остатки и потратил. – А ты что, яичницу сахарить собирался?

– Нет, чай, – «ненавязчиво» намекнул киборг, что одним блюдом хозяин не отделается.

К чаю у Женьки были сушки (если их не постигла участь колбасы), но оправдываться за столь скромное угощение перед вконец обнаглевшим «компаньоном» он не стал и на всякий случай сразу распахал яичницу вилкой:

– Это твоя часть, а это – моя, ясно?

– Да, – так скорбно подтвердил Джек, словно ему предложили не честную половину, а крохотный кусочек или вообще пустую сковородку вылизать.

Женька принес прикроватную табуретку и сел напротив киборга. На время еды тот благоразумно заткнулся, но продолжал странновато посматривать на хозяина поверх общей «тарелки», словно непрерывно напряженно чего‑то ожидал.

– В чем дело? – не выдержал лесник. – Что ты так на меня пялишься?

– Работает подпрограмма предугадывания желаний хозяина по его мимике и эмоциям, – без запинки отбарабанил Джек.

– Ну вот еще, зачем? Выключи! – смутился Женька. – Если мне что‑нибудь понадобится, я сам тебе скажу. Ешь давай, я и так уже из‑за тебя на обход опоздал.

До сушек киборг добраться не успел, но глядя, с какой скоростью они исчезают сейчас, лесник всерьез задумался о своем небогатом бюджете. Хотя, наверное, после двух недель голодовки Женька и сам бы так на еду накинулся.

Относя пустую сковородку в раковину, Женька с удивлением заметил, что над терминалом бледно светится вирт‑окно, – хотя он точно помнил, что по окончании переписки все закрыл и отправил систему в спящий режим.

Лесник подошел поближе и прочитал размашистую надпись поперек типовой заставки:

«Пароль все равно говно. Как киборг?»

Женька чертыхнулся и смахнул окно, как внезапно зажужжавшую перед лицом муху. Снова открыл, удалил чужое изображение, сверстал и установил свое: «Наглый. Жрет». Потом потратил еще несколько минут, придумывая новую выморочную комбинацию символов, на всякий случай записал ее на двух бумажках (одну тут же потерял) и, решив, что у хакера было достаточно времени, чтобы получить его сообщение, сменил пароль.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *