Киборг и его лесник


Кафешка при станции была маленькая и паршивая, в ней даже еду не готовили, просто разогревали замороженные полуфабрикаты. Но вечер скоротать сгодится.

– Привет, Рейчел!

– Привет, Леший, – дежурно улыбнулась официантка. – Что будешь заказывать?

Женька предпочел бы менее формальную улыбку, хотя и эта заставила его сердце учащенно погнать кровь к щекам и ушам. Рейчел, школьная королева красоты, оставалась королевой даже в сером платье с кружевным фартуком, подчеркивающим шикарную фигуру, а длинные волосы ультрамодного цвета фуксии потрясающе сочетались с ярко‑зелеными, чуть раскосыми кошачьими глазами. И как она умудряется ходить на таких высоченных тонких каблуках, не выглядя при этом кабаном на льду?! А уж ее декольте… Злые языки болтали, мол, Рейчел так выделывается для космолетчиков, надеясь, что один из них заберет ее из здешней дыры, но Женька в это не верил. Да такую красавицу в первый же день забрали бы!

– Черный кофе, острую пиццу и… – Лесник замялся, но все‑таки договорил: – Порцию виски. Вон того, самого простого.

Дешевого, то есть.

– Оу, – иронично мурлыкнула Рейчел. – Да ты сегодня кутишь!

– Типа того… – окончательно смутился Женька.

Ну почему при ней он вечно превращается в тупого, неуклюжего дебила?! А теперь еще и пьющего.

Виски Рейчел принесла сразу, пока клиент не передумал, остальное пришлось ждать. Пить Женьке совершенно не хотелось, но других антидепрессантов в кафе не подавали. Хоть ты иди расклеивай по станционному поселку объявления: «Забери своего…го киборга….к!» Браконьер же наверняка заезжает сюда за провизией, здесь единственный крупный приличный магазин на тридцать километров окрест.

– О, Леший! – На стул напротив внезапно плюхнулся Санек, сжимающий в кулаке банку темного пива. – Тоже в город намылился?

– Нет, я так… посылку в лесничество отправлял, ну и решил сюда заскочить, кофе выпить… – промямлил застигнутый врасплох Женька.

– А‑а‑а! – Друг с понимающей ухмылкой уставился на Рейчел, неспешно и так эротично обихаживающую кофейный аппарат, что у того вот‑вот пар изо всех щелей повалит. – Это точно, кофе тут вкусный! А у меня рейс в семь сорок, вот заглянул глотнуть чего‑нибудь на дорожку. Начальство в командировку выдернуло, чтоб его!

Лесник вежливо поддержал разговор, поболтав кубиками льда в стакане. Саньку этого вполне хватило.

– Ну что, разобрался ты со своим капканом? Когда ружье вернешь?

Женька неопределенно пожал плечами и внезапно спросил:

– Сань, как ты думаешь, киборги могут чувствовать боль? И голод?

– Откуда?! – изумился друг. – Это же машины!

– Ну, тело‑то у них человеческое.

– Тело человеческое, а мозги синтетические, – авторитетно заявил Санек. – А чувства только в мозгу возникают, все остальное – электронные импульсы. Чего тебя вдруг на философию потянуло? – Друг демонстративно принюхался. – Какой это уже стакан?

Женька не выдержал и все рассказал. Он сам из‑за этого киборга уже несколько дней ни жрать, ни спать не может!

Санек отнесся к кибертрагедии с покоробившим Женьку легкомыслием, а когда рассказ дошел до обстрела сыроежками, от души посмеялся:

– Ну, зато теперь ты можешь пристрелить его без угрызений совести!

– Да в том‑то и дело, что не могу! Он же живой! Он смотрит!

– Леший, ты же лесник! – шутливо упрекнул его друг. – Ты что, никогда подранков не добивал? Ну, которые совсем не жильцы?

– Добивал, – смутился Женька. – Но это же не подранок! И… не животное.

– Ну хочешь, я его пристрелю? – сжалился Санек. – До понедельника терпит?

– Да, но… А ты сможешь?

– Легко! – заверил его друг. – Мне как раз новое ружьишко должны подогнать, помощнее, будет на чем сравнить. Так договорились?

– Ага, – Женька вымученно улыбнулся. – Заметано.

 

* * *

 

Погода продолжала ухудшаться, ветер не унимался, и к воскресенью температура упала почти до нуля. Обычное дело для середины эдемского лета, тут только осень стабильна: плюс десять – двенадцать градусов, зато и днем, и ночью; на нее‑то и приходится пик урожая благородных грибов, они не любят резких перепадов и заморозков. Это только всякая погань круглый год плодится, Женька видел ее следы даже на снегу.

Сиднем сидеть в модуле уже осточертело, но гулять по лесу стало не просто неуютно – опасно: один старый омлох рухнул буквально в пяти метрах от Женьки. После прохода циклона таких будет много, новый фронт работ для лесника.

Поздно вечером позвонил Санек.

– Ну что, будем завтра по киберу стрелять?! – с такой надеждой спросил он, что Женьке стало противно.

– Не‑а. Сам уже сдох, – неприязненно соврал он. – Погода‑то вон какая, я сегодня даже не полетел никуда – сдувает.

– Жалко, – разочарованно протянул друг. – Балда ты, Леший! Не мог сразу мне позвонить?!

– А тебе так в человека пострелять хотелось?

– Это же не человек, – искренне удивился Санек. – Какая разница, в вирте с киберами рубиться или в реале? Они все равно просто программы.

– Если без разницы, то и рубись в вирте! – огрызнулся Женька и свернул разговор.

По крыше модуля снова застучал дождь, сильно и зло. Лесник подошел к окну. За ним было уже темно, но можно мрачно наблюдать за бегущими по стеклу каплями, грея руки о кружку с чаем. Кофе опять забыл купить… И сахар…

Вот только капли не бежали. Расплющивались о стекло, нехотя проползали несколько сантиметров и застывали, мутнели. Уже второй раз за этот месяц, хорошо, что эдемская растительность заточена под ледяные дожди. На Земле, говорят, от такого «катаклизма» весь урожай бы погиб и листья с деревьев осыпались.

– Н‑да, что‑то хреновое в этом году лето… – пробормотал Женька, неожиданно для самого себя отставил кружку и начал быстро одеваться.

 

* * *

 

Действительно – сдувало. Флайер то буксовал во встречном ветре, как в грязи, то внезапно рыскал в сторону. Капли в тонких ледяных капсулах разбивались о корпус, словно микробомбы, но Женька взял машину из теплого гаража и сразу включил обогрев, поэтому вода не застывала на обшивке, а дотаивала и стекала. Ночной полет в такой сильный ливень – все равно то еще удовольствие, ни черта не видно даже с прожектором, ориентироваться приходилось исключительно по приборам. Женька два раза проскочил мимо нужного места, уже хотел плюнуть и возвращаться домой, но тут дождь на минутку стих, и луч света выцепил‑таки хрустально блестящую прогалину.

Посадив флайер, лесник с минуту неподвижно посидел в теплом уютном салоне, собираясь с духом. Затем набросил на плечо ремень лазерного ружья, поглубже надвинул капюшон, выскочил наружу и еле успел ухватиться за край проема: ноги поехали по мокрому льду. Каждый листик, каждая мшинка оделись в прозрачный панцирь, ветер прошивал кусты, как траву, а в балке выл, словно в трубе.

Под пологом леса стало получше, деревья приняли основной удар стихии на себя, однако над балкой их ветви сплетались не так тесно, и тропу тоже покрывал слой льда.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *