Уксусная девушка


Дверь в кабинет миссис Дарлинг тоже была стеклянная, и сквозь нее виднелась директриса, сидящая за столом. Она разговаривала по телефону и одновременно рылась в бумагах. Едва Кейт постучала, как она свернула разговор и положила трубку.

– Входите.

Кейт зашла и плюхнулась на стул с прямой спинкой напротив стола.

– Наконец‑то мы получили смету на замену запачканного коврового покрытия, – объявила миссис Дарлинг.

– Ага, – кивнула Кейт.

– Вопрос в том, откуда взялись пятна? Определенно, где‑то течет труба, но пока мы не выясним где именно, класть новый ковролин не имеет смысла.

Кейт нечего было ответить, и она промолчала.

– Что ж, – протянула миссис Дарлинг. – Хватит об этом! – Она аккуратно сложила бумаги и убрала в папку. Потом потянулась к другой папке. (Личное дело Кейт? Есть ли оно вообще? Интересно, что там внутри?) Открыла, внимательно изучила лист сверху и уставилась на Кейт, спустив очки на кончик носа. – Что ж, Кейт. Мне хотелось бы знать, как вы сами оцениваете свои достижения у нас.

– Мои… что?

– Свои достижения в «Школе для самых маленьких». Свою педагогическую компетентность.

– А‑а, вы об этом! Не знаю… – Она надеялась, что миссис Дарлинг удовлетворится подобным ответом, но та смотрела на нее выжидательно, и Кейт пришлось добавить: – Ну, я же не воспитатель. Я просто нянечка.

– Правда?

– Я всего лишь помогаю воспитателю.

Миссис Дарлинг продолжала смотреть на нее в упор.

– Надеюсь, что справляюсь, – наконец сказала Кейт.

– Да, – кивнула миссис Дарлинг, – по большей части справляетесь.

Кейт постаралась сдержать изумление.

– Я бы даже сказала, что дети вас любят, – выдала миссис Дарлинг.

Кейт так и ждала, что она добавит: по какой‑то непонятной причине.

– К сожалению, этого не скажешь об их родителях.

– Да ну?

– Мне уже приходилось поднимать этот вопрос, Кейт. Помните?

– Да‑а, помню.

– У нас с вами была беседа на эту тему. Серьезная беседа.

– Точно.

– Теперь вами недоволен мистер Кросби. Папа Джамиши.

– И что не так? – спросила Кейт.

– Он сказал, что разговаривал с вами в четверг. – Миссис Дарлинг взяла верхний лист и поправила очки. – В четверг утром, когда он привел Джамишу в сад. Он хотел поговорить с вами о том, что Джамиша сосет большой палец.

– Не палец, а пальцы, – поправила ее Кейт. У Джамиши была привычка сосать два средних пальца, а мизинчик и указательный торчали по обе стороны рта, похоже на жест глухонемых «Я тебя люблю». Кейт уже приходилось такое видеть. В прошлом году так делал Бенни Мэйо.

– Ясно, пальцы. Он просил вас не давать ей так делать.

– Помню.

– А вы помните, что ему ответили?

– Сказала, что беспокоиться не о чем.

– И все?

– Сказала, что рано или поздно она перестанет.

– Вы сказали… – миссис Дарлинг принялась зачитывать вслух. – Вы сказали следующее: «Надо думать, прекратит она довольно скоро, потому что пальцы вырастут и будут втыкаться в глаза».

Кейт рассмеялась. Она и не подозревала, что была настолько остроумна. Миссис Дарлинг спросила:

– Знаете, как к этому отнесся мистер Кросби?

– Откуда мне знать?

– Попробуйте догадаться, – предложила миссис Дарлинг. – Впрочем, не буду вас утруждать. Он сказал, что вы вели себя… вот, «дерзко и оскорбительно»!

– Ой!

Миссис Дарлинг положила лист на стол.

– Когда‑нибудь, Кейт, – проговорила она, – вы станете настоящим воспитателем.

– Да неужели?

Кейт и в голову не приходило, что в их детском саду можно сделать карьеру. До сих пор это никому не удавалось.

– Когда‑нибудь вы повзрослеете, и вам поручат группу, – заявила миссис Дарлинг. – Сами понимаете, я говорю не про количество прожитых лет!

– Ах, ну да!

– Я говорю о том, что вам нужно развивать навыки социального взаимодействия. Выработать в себе деликатность, сдержанность, дипломатичность.

– Ясно.

– Вы хотя бы понимаете, о чем я говорю?

– Деликатность. Сдержанность. Дипломатичность.

Миссис Дарлинг посмотрела на нее изучающе.

– Иначе, Кейт, – продолжила она, – вряд ли вы и дальше останетесь в нашем маленьком дружном коллективе. Мне хотелось бы видеть вас здесь. Особенно ради вашей тетушки. Однако сейчас вы идете по тонкому льду, помните об этом!

– Ясненько, – кивнула Кейт.

Похоже, миссис Дарлинг ее слова ничуть не убедили.

– Прекрасно, Кейт. Когда будете уходить, оставьте дверь открытой.

– Не вопрос, миссис Ди, – кивнула Кейт.

 

* * *

 

– Кажется, мне дали испытательный срок, – поделилась Кейт с нянечкой третьей группы. Они стояли рядом на детской площадке и следили, чтобы никто не убился на качелях.

– Разве ты до этого на нем не была? – спросила Натали.

– Хм, – пожала плечами Кейт. – Видимо, ты права.

– Что натворила на этот раз?

– Оскорбила одного папашу.

Натали скривилась. К родителям отношение у всех было особое.

– Попался чокнутый самодур, пытающийся превратить свою дочурку в мисс Совершенство.

Подошел Адам Барнс со своими двухлетками, и разговор пришлось свернуть. (В его присутствии Кейт почему‑то всегда пыталась казаться лучше, чем есть.)

– Как дела? – спросил он.

– Так себе, – ответила Натали, а Кейт расплылась в глупой улыбке и сунула руки в карманы джинсов.

– Грегори хочет покататься на качелях, – заметил Адам. – Может, кто‑нибудь из старших мальчиков уступит ему место?

– Ну конечно, уступит! – воскликнула Натали. – Донни, пусти Грегори покататься!

Если бы не Адам, она ни за что не сняла бы своего ребенка с качелей раньше времени. Дети должны учиться ждать своей очереди, даже если им всего два года.

Донни запротестовал:

– Я же только сел!

– Нет, это несправедливо, – мигом вмешался Адам. – Грегори, ты ведь не хочешь поступить с Донни несправедливо?

Судя по виду Грегори, он очень даже хотел поступить несправедливо. В глазах малыша заблестели слезы, подбородок задрожал.

– Придумала! – восторженно воскликнула Натали. – Грегори, ты можешь кататься с Донни! Донни уже большой мальчик, он подвинется!

Кейт едва не стошнило. Ей хотелось изобразить, как она сует два пальца прямо в рот, но она сдержалась. Хорошо хоть Адам на нее не смотрел. Он усадил Грегори перед Донни, вполне смирившимся со своей участью, подошел к другой стороне качелей и положил руку на сиденье позади Джейсона, чтобы уравновесить детишек.

В детском саду Адам был единственным помощником воспитателя мужского пола. Долговязый и добродушный парень, типичный филолог с копной спутанных темных волос и курчавой бородой. Сначала миссис Дарлинг сомневалась, не зря ли она его наняла, хотя большинство других детских садов брали на работу мужчин охотно. Она доверила ему пятилеток, или дошколят, потому что эти детишки, в основном мальчики, вполне годились в подготовительную группу по возрасту, хотя по другим параметрам еще не были к ней готовы. Миссис Ди считала, что мужчина будет строг и научит их дисциплине. Однако Адам проявил себя человеком настолько мягким и заботливым, что через полгода его поменяли местами с Джорджиной. Теперь он охотно нянчил двухлеток – вытирал сопливые носы, утешал тоскующих по дому малышей и каждый день перед тихим часом распевал им колыбельные гундосым, чуть хриплым голосом под убаюкивающие звуки своей гитары.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *