Уксусная девушка


Доктор Баттиста видел причину в том, что у женщин кожа тоньше, чем у мужчин. Вдруг он умолк и уставился на тарелку Белочки.

– Что это?! – воскликнул он.

– Тофу?

– Тофу!

– Я больше не ем мяса?

– Неужели это разумно? – спросил отец.

– Вздор! – заявил Петр.

– Я же тебе говорила! – сказала Кейт.

– Откуда она будет получать В12? – спросил Петр доктора Баттиста.

– Полагаю, из мюсли, что она ест на завтрак, – задумчиво протянул доктор Баттиста. – Разумеется, при условии, что продукт будет витаминизированный.

– Полный вздор, – повторил Петр. – Отказываться от пищи – это так по‑американски! В других странах люди расширяют свой рацион, чтобы быть здоровее. Американцы делают наоборот.

– Как насчет консервированного тунца? По сути, его никто не убивает. В тунце есть В12?

Кейт так удивилась вопросу Белочки, что не сразу заметила реакцию отца. Он обхватил голову руками и принялся раскачиваться взад‑вперед.

– Нет‑нет‑нет‑нет‑нет! – простонал он.

Все трое уставились на него с изумлением.

Он поднял голову и сказал:

– Ртуть!

– Ах да, – кивнул Петр.

– Мне плевать! – заявила Белочка. – Ни за что не стану есть бедных теляток, которые всю жизнь живут в клетке и не пасутся!

– Это уже совсем из другой оперы! – сказала Кейт. – Говядина и телятина – вещи разные. Я никогда не кладу телятину в мясное пюре!

– Телятина, говядина, милые пушистые ягнятки… Какая разница! Это ужасно! Скажите, Пиотр, – насела она на гостя, – как вы можете жить спокойно, мучая бедных мышек?

– Мышек?

– Ну, или кого вы там мучаете в своей лаборатории?

– Эх, Белочка‑девочка, – горестно вздохнул доктор Баттиста.

– Мышей я вовсе не мучаю, – с достоинством ответил Петр. – В лаборатории твоего отца им отлично живется. Прекрасная кормежка, общение с себе подобными. У некоторых даже есть имена. Они живут куда лучше, чем дикие мыши.

– Не считая того, что вы втыкаете в них иголки, – сказала Белочка.

– Да, но…

– И мышки потом болеют!

– Нет, в данный момент уже не болеют. И это весьма показательно, потому что…

Зазвонил телефон, Белочка воскликнула:

– Я подойду!

Отодвинув стол, она помчалась на кухню, оставив Петра сидеть с раскрытым ртом.

– Алло? А‑а, это ты! При‑ииветик!

Когда звонили мальчики, Белочка начинала говорить с придыханием, в голосе появлялись игривые нотки. Как ни странно, отец это тоже заметил.

– Кто звонит? – Он развернулся в сторону кухни и прокричал: – Белочка! Кто звонит?

Та притворилась, что не слышит.

– А‑ааах, – проворковала она. – А‑ах, как мило! Как это мило с твоей стороны!

– С кем она разговаривает? – спросил доктор Баттиста у Кейт. Она пожала плечами. – Мало того, что весь ужин она отвечала на эсэмэски, теперь ей еще и звонят!

– А что сразу я? – возмутилась Кейт.

Лично она ни за что не позволила бы себе подобного тона, разговаривая по телефону. Надо же настолько себя не уважать!.. Кейт попыталась представить: ей звонит, скажем, Адам Барнс, и она говорит ему, что с его стороны очень мило… Бр‑р! При одной мысли об этом ее передернуло.

– Ты поговорил с ней о мальчишке Минцев? – спросила она.

– Каком мальчишке?

– О ее репетиторе, отец.

– Ах да! Нет, не успел.

Кейт вздохнула и предложила Петру добавки.

Петр и доктор Баттиста принялись обсуждать пролиферацию лимфоидных клеток. Белочка закончила телефонный разговор и сидела между ними с надутым видом, разрезая свой тофу на микроскопические кусочки. (Она не привыкла, что ее игнорируют.) В конце ужина Кейт сходила на кухню за шоколадом, но тарелки убирать не стала, поэтому все побросали обертки от плиток прямо на остатки еды. Откусив конфету, Кейт поморщилась и решила, что девяносто процентов какао – процентов на тридцать многовато. Петр развеселился.

 

Конец ознакомительного фрагмента.

Читать полную версию

 


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *