Ревизор в Академии, или Пикантная особенность


Наваждение просто.

Ладно бы похоть, тут все понятно и объяснимо. И легко снимается в первом же борделе. Но не получилось!

Я заметил, что пальцы трансформировались и теперь когтями прорыли в столе глубокие борозды.

Слишком сильно хотелось ощутить снова, какая у Дэрин гладкая кожа. Смять это наррово платье, провести ладонями по бедрам и…

Вбитые в прямом смысле навыки помогли взять себя в руки, пусть и не сразу. Ну и холодный душ, и мысли о сбежавшей студентке и пропавшей официантке ресторана.

Что‑то здесь мне не нравилось. Не нравилось настолько, что я сел писать письмо одному из старых друзей, сейчас работавших в государственной службе безопасности. Пусть попробуют узнать что‑то о девчонках по своим каналам.

И еще… нечего преподавательнице бегать по свиданиям. Это влияет на учебный процесс.

 

* * *

 

Дэрин

А утро началось не с чая. И даже не со звонка от Ирри. Утро началось с сирены. Такой, что я вихрем слетела с постели и первые пару секунд просто лежала на полу, зажав уши. Потом сквозь мерзкий вой пробился мерный голос Хама:

– Адепты и преподаватели АБМ, в Академии объявлены учения. Внимание, повторяю, в Академии объявлены учения сроком на три дня. Они являются решающими для проверки. Приказ всем адептам собраться со своими кураторами на главном полигоне. Время на подготовку – десять минут. Опоздавшим – штрафные очки.

Десять минут! Я вскочила и заметалась, хватаясь то за штаны, то за рубашку. Потом начала расплетать косу. А душ, а чай, а потягушки?!

В итоге в кое‑как застегнутой рубашке и с криво завязанным хвостом я выскочила из комнаты за три минуты до отпущенного срока. Не успею! До полигона минут пять бежать.

А вокруг творилось нечто! Преподаватели старались упорядочить суету адептов. Но некоторые думали, что если проскользнут, то успеют быстрее остальных. Пока я спешила из преподавательского крыла через основной корпус, едва не оказалась затоптанной, притиснутой к стене и так далее. Потом взвизгнула: несколько рук вдруг подхватили меня, и скорость резко увеличилась.

– Все супер, леди Дэрин, – проорали подо мной. Мои адепты тащили меня и еще ухитрялись при этом болтать:

– Быстро добежим.

– С ветерком!

– Один за всех!

– Не подведем!

– Утрем нос некоторым!

– Н‑н‑не урон‑н‑ните ме‑ме‑меня! – только и смогла произнести, подбрасываемая дружескими руками. Наверное, со стороны я прямо как поп‑звезда. Кругом люди спешат к выходам, орут, а я проплываю над ними.

Несмотря на некоторые мелкие стычки, через десять минут все адепты и преподаватели выстроились на полигоне. Там и тут поправляли криво застегнутую одежду, приглаживали волосы, перешептывались. На меня едва ли не пальцами показывали. А мрачный взгляд высшего, что стоял чуть в стороне, говорил о том, что мое красочное появление он оценил. Я же резко ощутила, что блузка моя расстегнута сильнее, чем полагается, космы падают на лицо и вид не слишком преподавательский.

– Спасибо! – выдохнула, приглаживая волосы.

– Идите к преподавателям, – заботливо проговорил орк.

Как же его? Декст, точно!

– Спасибо, Декст, так и сделаю.

Стоявшие группой преподаватели при виде меня одобрительно заулыбались.

– Быстро вы к себе расположили адептов, – заметил Виланд. – Талант, леди Дэрин.

– Кнут и пряник, – согласилась я, решив не уточнять, что пряник у них пока был один – в виде моих двух расстегнутых пуговиц. И то после этого пришлось получить парочку кнутов.

– Эффектное появление, – игриво подмигнул мне один из коллег.

– Что за жизнь! У меня стаж работы больше двадцати лет, а на руках адепты ни разу не носили, – сокрушался второй.

– Седрик, вспомни, твои парни всегда готовы подставить тебе плечо и помочь добраться из города до комнаты.

– Седрик, не ворчи, при всех твоих достоинствах у тебя нет таких форм, как у нашей коллеги, – подшучивали над ним.

– Да, за такие ножки и я бы подержался, – тихо вздохнул кто‑то из задних рядов.

– Только за ножки? – усмехнулся еще один.

Румянец медленно, но верно покрывал мои щеки. Смущенно одернула одежду, не зная, куда деть глаза. На говорливых коллег смотреть не могла, а на лорда проверяющего банально страшно. Я его взгляд на себе даже не глядя чувствовала.

– Странно, что никто не обратил внимания на командную работу и сплоченные действия группы и преподавателя, – как всегда, пришел мне на помощь ректор. – Леди Дэрин, после поделитесь секретом.

«Да запросто! – стало смешно мне. – Всего‑то и надо вызвать гнев проверяющего Хама, а потом покопаться в останках умертвий, собирая их по всему лесу».

– Я думаю, можно начинать? – кивнул ректор высшему.

– Ну, если только все уже закончили обсуждение частей женского тела, – желчно отозвался Хам.

Его тяжелый взгляд выдержать с непривычки было сложно, и разговоры стихли не только среди преподавателей, но и среди адептов. Добившись внимания, высший продолжил:

– В ходе проверки я заметил, что за все существование Академии не было проведено учений, отрабатывающих навыки ее защиты в случае нападения.

– Наверное, потому, что за все время не было самоубийц, желающих напасть на лучших боевых магов империи, – миролюбиво ответил ректор.

– Все бывает впервые, – жестко заметил высший. – И я пока не увидел никого, хоть отдаленно соответствующего этому высокому званию.

Ладно мы, но вот за ректора мне стало обидно.

– Даже в зеркале?

Ой, среди всеобщей тишины мое невольно вырвавшееся замечание прозвучало неожиданно громко. Тишина после этого стала оглушительной. Даже птицы, чувствуя опасность, боялись пролетать над нами. Мне же захотелось втянуть голову в плечи и съежиться.

– Вижу, субординация и знание истории в Академии тоже хромают. Не знать генералиссимусов империи позорно для адептов, а для преподавателя вдвойне, – ледяным тоном произнес Хам, замораживая взглядом, а вот в глазах вопреки всему мне почудился алый блеск. – В конце учений мы проведем срез знаний по данной теме у всех, включая преподавателей.

В мою сторону полетели злобные взгляды, а я поклялась себе прикусить язык и молчать, что бы ни происходило дальше. Как назло, кто‑то свыше услышал меня и решил проверить на крепость мое только что данное слово.

В чистом небе появилась стремительно приближающаяся точка.

«Нет… Нет… Только не это», – мысленно молила я.

Радужная амадина сделала круг над нашими головами и приземлилась на свободном пятачке между стоящими преподавателями и ректором с демоном. Распустив хвост, амадина склонила набок голову и подмигнула мне ярко‑красным глазом.

– Доброе утро, любимая! Мой сладкий цветок, считаю минуты до нашей встречи. Ты – упоительная мелодия моей души. Сегодня я не позволю хамоватым личностям разрушить волшебство наших встреч. Мне искренне жаль, что былое восхищение заслугами не позволило сразу увидеть его отношение к окружающим. Моя путеводная звезда, озарившая своим ярким светом мою жизнь, держись от него подальше. Мою маленькую принцессу должно окружать лишь самое лучшее и прекрасное. Готовься к похищению, душа моя. У меня для тебя сюрприз.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *