Ревизор в Академии, или Пикантная особенность


– До завтра! – Я улыбнулась другу, радуясь, что он правильно понял ситуацию.

Нехотя шагнула к демону, а он, бросив издевательский взгляд поверх моей головы, неожиданно обнял меня.

– Да что вы себе…

Не успела возмутиться, как вокруг нас вспыхнул портал.

– …позволяете!

Мы уже стояли перед воротами Академии. От резкого перехода закружилась голова, взбунтовались внутренности. Меня повело, и, если бы не поддержка Хама, я бы точно упала.

– Не стоит благодарности, – насмешливо отозвался демон, пока я, стиснув зубы, глубоко дышала, прогоняя тошноту. Казалось, что меня разобрали на части, а потом собрали заново, и не совсем в правильном порядке. Ноги ослабли и подкашивались.

Да что б я еще раз согласилась перемещаться порталами демонов… Пусть хоть десяток докладных пишет!

– С непривычки возможно головокружение, – запоздало предупредил высший. – Могу, конечно, убрать руку, но тогда вы окажетесь у моих ног. Желаете?

– …

Я недовольно сопела, сглатывая ком в горле.

– Рад, что вам не чуждо благоразумие.

Не дав мне восстановиться, демон зашагал к воротам Академии, держа меня практически на весу. При этом его рука мистическим образом переместилась с талии мне под грудь.

– А то я засомневался, услышав о вашей поспешной помолвке. Знаете, даже если все настолько плохо, не стоит соглашаться на первое попавшееся предложение.

Он сказал это таким тоном, как будто я приняла предложение какого‑то проходимца.

– Да по какому праву?! – разъярилась я, но из‑за слабости голос был тихим, как у котенка.

А тут мы еще дошли до привратника, который смотрел на нас округлившимися глазами.

– На ногах не стоит. Нужно помочь дойти, – доверительно объяснил демон мое нахождение в его руках.

Я сразу почувствовала себя подростком, перебравшим крепких напитков, и теперь более старший товарищ тащит его домой. Да как он смеет гробить мою репутацию!

– Он меня порталом перенес! – пожаловалась я, но мы уже шагали дальше, а привратник провожал меня таким взглядом, что даже вспоминать не хочу. – Вы это специально делаете?! – разъярилась, изворачиваясь из‑под руки Хама, но каблук подвернулся, и я чуть не упала, ухватившись в последний момент за конечность каменного чудовища.

– Что именно? – делано удивился демон.

– Зачем вы сказали, что я на ногах не стою?

– А разве это не так? Леди, перестаньте буянить и дайте вам помочь, – раздраженно произнес высший и опять сграбастал меня, прижимая к себе.

Я готова была взвыть. Привратник даже из своей сторожки вышел, чтобы на нас посмотреть. Не желая устраивать представление, не стала больше вырываться, лишь прошипела:

– Так помогайте! Между прочим, мне плохо из‑за вашего портала, а вы создаете у окружающих неверное впечатление, будто я пьяная. Завтра в докладной на меня напишете, что буянила на территории Академии?

– Неплохая идея. Между прочим, еще проверить нужно, сколько вы выпили, раз согласились на поспешную помолвку. Разве у вас не приняты долгие расшаркивания? Благодарите судьбу, что эльфу в Игенборг нужно и о вашем позоре никто пока не узнает.

От возмущения я чуть не потеряла дар речи.

– Поспешную?!

– А как же иначе? Переговоры длились несколько лет, и в столицу он вернулся недавно, – выкладывал свои умозаключения демон, бодро вышагивая по аллее.

– Я с детства Иррилия знаю! Да какое вы имеете право меня судить?!

– Он вам совсем не подходит! – отрезал высший.

– Меня ваше мнение не интересует. Это уже не вам решать! – зло процедила в ответ.

В полнейшем молчании меня доставили до входа в общежитие и отпустили.

– Посмотрим, Цветочек, – с угрозой бросил демон и ушел, заставив в полнейшей растерянности пялиться вослед. Какое ему дело? Что он вообще хотел этим сказать?!

Хам!

 

* * *

 

Объявлять войну высшему я не собиралась. Суицидом не страдала. Но оставить просто так его обращение тоже не могла. А вдруг он начнет называть меня Цветочком при адептах и во весь голос? Тогда проще сразу упаковать вещи и уезжать, потому что уважения я точно не дождусь. Еще и слухи могут поползти нехорошие.

В свою комнату входила, сжав кулаки и бормоча под нос проклятия. Была бы магом – летели б искры. Хорошо еще, никого не встретила на пути: в преподавательском крыле предпочитали ложиться рано, а некоторые ночевали с семьями, в городе.

Счастливые!

Платье отправилось на вешалку, под тонкий чехол, изящное колье и серьги – в шкатулку, что нашла место на столике у зеркала. Там же замерли флакончики с духами и еще множество любимых женских безделушек. Я уставилась на свое отражение, потянулась за щеткой. Расчесывать волосы мне нравилось. Глядя, как темно‑золотистые пряди скользят между зубьев, укладываются на плечи чуть волнистыми прядями, я успокаивалась. Своего рода медитация.

Вот так… вдох и выдох, привычные движения рукой с зажатой в ней щеткой.

Наконец волосы окутали меня как золотистое волшебное покрывало. В розоватом свете небольшой лампы они даже слегка искрились.

Я спокойна. Я сгусток света. Я хороший преподаватель. Я мастер маскировки.

Я сумею выговорить трижды проклятое демонское имя, чтоб его нарры всей стаей любили.

Медитация давалась не очень… Перед глазами то и дело всплывала донельзя самодовольная рожа высшего, а в ушах звучал голос: «Посмотрим, Цветочек».

– Хамсва… – начала я урок. – Хамсве…

Провела языком по зубам, пожалела, что нет тренажеров для трудных имен.

Так, еще раз глубокий вдох и…

– Хасфережне… а‑а‑а!

Проглотила свой же вопль. Нет, не сдамся. Я эльфийка. Я умная, хитрая и так далее.

– Хамасфе… нарры тебя дери!

Час. Целый час я стояла перед зеркалом. И с каждой минутой отражение становилось все более озверевшим. В конце концов оно сделало вид, что сжимает руки на чьей‑то мощной шее. Ох, как же я была с ним солидарна!

– Хамсфере…

Уже лучше. Мой двойник в зеркале перестал душить невидимого высшего и одобрительно закивал.

– Хамсферженвальд. Ура!

Да, да, да! Я это сделала! Пусть попробует меня назвать Цветочком!

– Не‑е‑ет, лорд высший, – пропела я, подмигивая отражению, – думали свое настроение на беспомощной девочке срывать? Нет уж, не на ту напали.

– Хамсферженвальд, – повторила, следя за языком, – Хамсферженвальд, Хамсферженвальд. Да это просто языковая йога какая‑то!

На всякий случай я еще полчаса репетировала, проговаривая его имя на все лады и с разной интонацией, пока отражение не сделало вид, что сейчас упадет в обморок. Согласна, сегодня высшего было слишком много.

Но для меня он все равно останется Хамом.

С победным чувством я залезла под одеяло с личным кристаллом в руках. Пока тренировалась перед зеркалом, краем уха слышала позвякивание пришедшего сообщения.

Так и есть. Стоило произнести слово разблокировки, как из кристалла появилось объемное изображение ореллии – одного из красивейших местных цветков. И послышался голос Ирри.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *