Ревизор в Академии, или Пикантная особенность


Птица завершила послание переливчатой трелью, посмотрела на меня с чувством выполненного долга, взмахнула радужными крыльями и улетела. И если в прошлый раз она оставила ощущение чего‑то светлого, хорошего, то сейчас в воздухе витал запах надвигающейся грозы и беды. У «хамоватой личности» дергался глаз, а вокруг царила неестественная тишина. Кажется, никто не дышал. И я в том числе.

– Это Академия или бордель? – глядя почему‑то именно на меня, глухо поинтересовался Хам, и теперь я точно убедилась – глаза его полыхали алым.

Я молчала, проклиная демона с его ранним подъемом, по вине которого личное послание стало достоянием общественности.

– Я жду ответа, – с нажимом произнес Хам.

Чего он ждет? Извинений? Подняла подбородок, вспомнив, на пороге какого заведения мы видели его вчера, и твердо произнесла:

– Не мне судить, лорд проверяющий, я бордели не посещаю.

Высший молчал, не сводя с меня уже бордовых глаз. Нет, он не перешел в боевую форму, даже не шелохнулся, но от всей его мощной фигуры повеяло такой жутью, что кое‑кто из особо впечатлительных адепток тихо осел на землю в обмороке. И даже одна преподавательница, что стояла среди коллег, поддалась соблазну и с тихим ойканьем упала на траву, схватившись за сердце.

Демон перевел взгляд на толпу учащихся, и многих под тяжестью его взгляда перестали держать ноги. Теперь я поверила, что книги не врут и на поле боя враги бежали от Хама, так как один его взгляд косил ряды адептов и женского преподавательского состава. Мужской держался. На меня Хам пока больше не смотрел.

– Это Академия Боевой Магии, – тихо произнес он, но его услышали все. – На вас будут равняться, вы пример для подражания. Уже сейчас могу сказать, что все валяющиеся на земле недостойны находиться в этих стенах, позоря славное имя основателя, и будут прямо сейчас отчислены или уволены.

Угроза подействовала лучше нюхательной соли, и все упавшие перестали притворяться трупами, спешно поднимаясь с земли. Тех, кто так и не встал, адепты слаженно закрывали от взгляда, проверяющего сомкнутыми рядами, а адептки – широкими юбками.

– Академия переходит на осадное положение. Подготовить на рассмотрение план обороны. Особо удачные идеи будут отмечены поощрительными баллами. Уже сейчас организовать патрулирование периметра и определить вероятные места прорыва, наладить сообщение между мобильными группами и штабом. До обеда от каждого факультета подготовить предложения, чем можете быть полезны для Академии, а до конца дня должен быть составлен план обороны. На основании выдвинутых идей и предложений будет определяться рейтинг каждого факультета. Предупреждаю, отстающие – кандидаты на отчисление.

Все потрясенно молчали, переваривая услышанное и оценивая размер грядущих неприятностей.

– Сейчас каждый адепт имеет возможность отличиться и проявить себя. Инициатива и неординарные идеи приветствуются. Занятия на время учений отменяются. Заслуги будут учитываться на зачетах и экзаменах, – подсластил пилюлю демон. – Мы с достопочтимым ректором оценим достижения каждого, и особо отличившиеся получат их автоматом.

Надеждой заслужить одобрение демона будущие боевые маги не обольщались. Среди хмурых лиц лишь целительницы выделялись бодрым видом, но и их не обошли стороной.

– Целительскому факультету подготовиться к принятию большого количества раненых и больных. Иметь достаточное количество лекарств, отработать навыки оказания первой помощи. Будет учитываться не только правильность действий, но и время, затраченное на больного. В реальном бою на счету каждое мгновение. Нужно уметь определять, кто первый нуждается в помощи, и отработать вынос раненых с места боя.

Хам оглядел разом вытянувшиеся лица девушек и решил добить:

– Завтра проверим вашу готовность, вы первыми демонстрируете все свои навыки. Декан факультета иллюзий, пойдемте со мной, обсудим подробности и план действий на завтра. На этом у меня все.

Кивнув седоволосому декану, Хам подождал, пока тот к нему подойдет, и они направились к административному корпусу.

Оставшиеся в ожидании смотрели на ректора.

– Что ж, – откашлялся он, – не будем задерживать целителей, задание вы получили. Адепты могут идти на завтрак, а всех преподавателей прошу следовать за мной для дальнейшего согласования наших действий.

 

Глава 8

 

– Как вам вообще пришло в голову дерзить высшему?

Преподаватель русал шипел великолепно, раздувая жабры, что у его расы означало крайнюю степень возбуждения или страха. Я аж засмотрелась и не сразу поняла, о чем говорит. Потом дошло.

– Извините, лорд… – Я на секунду запнулась, вспоминая его имя. – Бвульхум, но почему я должна стоять и слушать, как нас разносят в пух и прах?

Русал запыхтел, а мне почему‑то представилось, что он сейчас возьмет и выпустит из‑под волос фонтанчик воды. Как огромные водяные животные, которые водятся в районе Крайнего океана. Туристы обожали проплывать мимо них на кораблях и смотреть, как кийиты чуть всплывают и выпускают в небо водяные струи.

Мы проходили по широкому коридору, мимо картин с портретами отличившихся выпускников и запечатленными самыми яркими моментами Академии. Сейчас здесь, кроме преподавателей, никого не было: студенты переваривали услышанное и шумно обсуждали все на полигоне. Некоторые явно подумывали, не поспешили ли они, поступив сюда. Первые два курса еще не осознали масштабы грядущего, и для них это было скорее веселое приключение, нежели суровая проверка.

– Бвульхум! – Женский резкий голос преподавательницы‑валькирии пришел мне на помощь. – Если у тебя от страха глаза в задницу втянулись, это не означает, что и другие будут так себя вести.

Я икнула от неожиданности. Хвенильда – преподаватель теории и практики обращения с холодным оружием, а попросту говоря, фехтования. Суровая двухметровая женщина со светлыми косами и внушительной грудью. До сих пор она меня в упор не замечала, ограничиваясь лишь коротким приветствием. А теперь разглядывала почти с одобрением. В то время как Бвульхум от ее презрительного взгляда старался увернуться.

– С высшими только так и надо, – пробасила Хвенильда. – Если заискивать, то все, в порошок сотрут. Но и наглеть не стоит. Держись, Дэрин, он тебе не простит.

Отлично, мне стало гораздо легче!

Собрались мы в кабинете ректора. Отсюда как раз открывался вид на полигон, который сейчас напоминал разворошенный муравейник. Я попыталась высмотреть своих подопечных и тут услышала голос Виланда:

– Господа, у нас большие проблемы.

– Не первый раз учения! – возмутилась Хвенильда, усевшаяся на подоконник и уронившая вниз горшок с карликовым деревом.

– Не первый, – согласился Виланд. – Только прежде высшие в них не участвовали.

Он прошелся по кабинету, сейчас ставшему довольно тесным из‑за набившихся сюда преподавателей. Я аккуратно пристроилась на краю подоконника, рядом с Хвенильдой и присмотрелась к ректору. Нет, глаза карие – значит, держит себя в руках. Если бы они позеленели, то все, впору вываливаться из окна, так как это бы означало – взгляд василиска стал смертельно опасным.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *