Ревизор в Академии, или Пикантная особенность


– Рассредоточиться по лесу. Руки обмотайте тряпками, так уменьшите ожоги. Можете сначала набросать на останки сухие листья, а потом уже сгребайте в одну кучу для сожжения.

– Тряпки? – переспросил водник.

– Оторвите от жилетки. Ну или потом будете подвывать у целителя. Что‑то мне подсказывает, он не станет накладывать обезболивающие заклинания и настои.

– Ага, – буркнул человек‑маг, который странным образом меня раздражал, – а потом нас за порванную форму кастелян натянет.

– Значит, найдите слова, после которых он станет тише воды ниже травы, – парировала я. – Давайте!

Сама уже смирилась с будущими ожогами. Но тут мне в руку почти застенчиво сунули клок ткани.

– Адепт… – Я замешкалась, вспоминая имя орка. – Гролл, что это?

Орк продемонстрировал мускулистые ноги. На месте штанов теперь красовались импровизированные шорты до колен.

– Там ткань плотнее, – пояснил он, показывая все клыки, – а вы, леди Дэрин, эльфа. Ладно, нам ожоги, а вам как‑то некрасиво будет. Опять же, женщина.

Кажется, это был крохотный шажок в сторону взаимопонимания. Во всяком случае я с улыбкой поблагодарила, обернула руки и отправилась на уборку.

 

Глава 4

 

– Вот же сволочь! Да нарры ему родственники!

– Леди Дэрин, как можно так о высшем!

Я обвела свободной рукой небольшое стерильное помещение с белыми стенами и огромными окнами. Сюда меня завела одна из целителей Академии. Две другие занимались моими адептами.

– Его тут нет, Арри.

Гномиха, уже в годах, о чем свидетельствовала поседевшая борода, усмехнулась.

– Наши преподаватели предпочитают ругать его шепотом. А вы не сильно‑то стесняетесь.

Я кивнула на покрасневшую руку, которую Арри смазывала зеленовато‑серебристой мазью. Легкая прохлада и пощипывание говорили о том, что исцеление шло полным ходом. Еще минут десять, и кожа на ладонях будет как новенькая. С тряпками я удачно придумала. Обошлось малой кровью, не придется терпеть болезненные заживляющие заклинания.

– По его вине я сейчас сижу здесь. По своей тоже, но он… чтоб ему коты в ботинки нагадили.

Гномиха вдруг хмыкнула, а потом и вовсе широко заулыбалась.

– Чего? – Я подозрительно посмотрела на нее.

– У меня богатое воображение, леди Дэрин, а вы тут такое ему пожелали…

Понятно, значит, высший не только у меня в печенках.

– Странно, – пробормотала я, протягивая Арри вторую руку, – высшие обычно замешаны, если стоят серьезные вопросы. А в последнее время я не слышала о скандалах в Академии. И вроде выпуски хорошие были.

– У нас все мирно, – кивнула гномиха, зачерпывая мазь.

Я едва не застонала от блаженства. Кожу и правда изрядно жгло, еще и чесаться хотелось в тех местах.

– Но, леди Дэрин, ходят слухи, что это по душу ректора. Ах, не дергайтесь!

– Что такое?

Небольшие черные глазки Арри засверкали. Судя по всему, сплетни она обожала и буквально питалась ими.

– У нашего ректора была невеста. У него же семья родовитая, женятся по договору старших. У василисков так принято. Мол, чистота крови и все такое. А тут вдруг мезальянс.

– С каких пор свадьба с эльфом – мезальянс?

– Леди Дэрин, вы как маленькая, не в обиду будет сказано. Василиски снобы. Почти как высшие, но те свой снобизм хотя бы иногда прячут. А эти… И тут ректор взял и женился на леди Фиоре. Тайно. В другом городе. Потом вернулись они в Академию, и леди сообщила, что беременна. То есть все, брак нельзя даже оспорить.

Я едва не присвистнула. Так вот в чем дело! Хитрая Фиора не сказала правду даже мне. Напела о романтике, о том, что они решили всем сделать сюрприз и так далее. Ну‑ну, сюрприз. Родные подруги до сих пор таили на нее обиду. У эльфов свадьбы принято делать на закате, роскошно украшать место обручения и звать самых близких друзей и родню. После чего молодые на месяц отправлялись в «медовое путешествие», а родственники с двух сторон начинали молиться Лесной Деве, чтобы у пары поскорее появился младенец. У долгоживущих каждый ребенок на вес золота. Мои родители прожили вместе пятьдесят лет, прежде чем родилась я.

Неприязнь к Хаму стала раза в два сильнее. Я и так кипела после похода к нему в кабинет. Нет, он не кричал, не угрожал. Сидел, уткнувшись в бумаги, и равнодушным голосом перечислял все мои ошибки, поведение адептов, отсутствие преподавательского опыта. И так далее, и тому подобное. И все это не глядя на меня. Словно я так, пустое место. Или еще хуже – тряпочка, недостойная внимания.

Закончив проникновенную речь, отпустил, так и не оторвав глаз от стола, как будто ему на меня и смотреть противно. Не то чтобы мне его взгляды нужны были, но такое обращение унижало. Так и хотелось громко хлопнуть дверью или сказать на прощание колкость, но я сдержалась.

Вот и шипела у целителей, выпуская пар. А теперь оказалось, что Хам цепляется не только ко мне, а и к Фиоре с мужем, прибыв по их души. Не могла позволить навредить семье подруги! Если будут неприятности у ректора, все это отразится на ней, а у нее ребенок, молоко.

«Это война!» – поняла я. Нужно срочно собирать компромат на высшего и дискредитировать его. Я теперь глаз с него не спущу! Демоны вспыльчивы. Всего‑то и надо подловить его и записать на кристалл.

А еще следовало подтянуть группу Фиоры. Это стало приоритетной задачей. Поэтому я собрала всех адептов после того, как им оказали помощь, и сообщила хмурым парням о необходимости нескольких дополнительных лекций. Я понимаю, они расслабились, все рассчитав: Фиора должна была родить как раз к экзаменам, и они рассчитывали на «автоматы», готовясь спустя рукава. Нужно было срочно исправлять ситуацию и не допустить на следующем практическом занятии такого фиаско. Начать лекции решила с сегодняшнего дня.

Приятно, что возмущений не было. Во‑первых, совместная работа сближает, и после уборки вонючих ошметков на меня смотрели уже другими глазами, а во‑вторых, адепты уже осознали, как сильно они попали и что против высшего демона лучше выступать единым фронтом. Мы ему еще покажем! Ясно дала понять им, что мы или утрем нос демону, или вылетим из Академии вместе.

В конце моей маленькой импровизированной речи глаза будущих боевых магов горели мрачным огнем, а лица были полны решимости. На волне единства я пошла с ними к кастеляну, чтобы поддержать и объяснить причину порчи формы, но тут нам неожиданно повезло. Высший уже успел сунуть нос и сюда, и наша потрепанная команда неожиданно нашла сочувствие и понимание. Надеюсь, Хаму икалось, когда мы на пару с кастеляном награждали демона достойными его хамской рожи эпитетами.

Уставшая, но несломленная и полная боевого задора, я добралась до своей комнаты. Внимание привлек мигающий на прикроватной тумбочке кристалл связи. Меня дожидалось сообщение от родительницы с просьбой срочно перезвонить и отметка о звонке Фиоры. С подругой решила пока не связываться, чтобы не расстраивать. Лучше потом, а то по лицу поймет, что что‑то не так.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *