Жорж


Бижу, улыбаясь, вновь произнес имена пришедших.

Господин де Мальмеди и его сын с удивлением посмотрели друг на друга, потом, чувствуя, что надо на что-то решиться, де Мальмеди сказал:

— Просите их войти.

Лорд Маррей и Жорж вошли.

Оба были в черных фраках, что подчеркивало значимость визита. Господин де Мальмеди сделал несколько шагов навстречу гостям, в то время как Сара, покраснев, встала и, склонившись в реверансе, вновь села, вернее, упала на стул, а мисс Анриет, заметив, что она натворила, быстро закрыла кран.

Бижу, повинуясь жесту хозяина, придвинул два кресла, но Жорж поклонился, знаком показав, что будет стоять.

— Мсье, — сказал губернатор, обращаясь к де Мальмеди, — Жорж Мюнье попросил меня сопровождать его и поддержать просьбу, с которой он хочет к вам обратиться. Так как я искренне желал бы, чтобы его просьба была исполнена, я решил не отказывать ему, тем более что это предоставляет мне честь видеть вас.

«Губернатор поклонился, отец и сын ответили на поклон.

— Мы так обязаны мсье Жоржу Мюнье, — сказал де Мальмеди, — что будем счастливы оказать ему любую услугу.

— Если вы хотите, — ответил Жорж, — намекнуть на то, что я имел счастье спасти мадемуазель от угрожавшей ей опасности, то позвольте сказать, что это я должен благодарить бога, который привел меня туда, чтобы я сделал то, что каждый сделал бы на моем месте. К тому же, — улыбаясь, добавил Жорж, — вы сейчас увидите, что мое поведение в этом случае было не вполне бескорыстно.

— Простите, мсье, я вас не понимаю, — сказал Анри.

— Будьте спокойны, — продолжал Жорж, — вы поймете, сейчас я все объясню.

— Мы слушаем.

— Дядя, мне уйти? — спросила Сара.

— Если бы я смел надеяться, — сказал Жорж, поклонившись ей, — что мое желание может иметь значение, мадемуазель, я, напротив, умолял бы вас остаться.

Сара осталась. Наступило молчание, господин де Мальмеди сделал знак, что он ждет.

— Мсье, — сказал Жорж совершенно спокойным голосом, — вы меня знаете, вы знаете мою семью, знаете мое состояние. Сейчас оно составляет два миллиона. Простите, что вхожу в эти подробности.

— Однако же, — возразил Анри, — признаюсь, я не понимаю, почему все это может интересовать нас…

— Честно говоря, сказанное мною вас не касается, — продолжал Жорж, сохраняя спокойствие, в то время как Анри нервничал. — Я обращаюсь к вашему отцу.

— Позвольте вам заметить, я не понимаю, зачем и отцу эти признания.

— Сейчас поймете, — холодно возразил Жорж. И, пристально глядя на господина де Мальмеди, продолжал:

— Я пришел просить у вас руки мадемуазель Сары.

— Для кого? — спросил господин де Мальмеди.

— Для себя, мсье, — ответил Жорж.

— Для вас! — воскликнул Анри, обращаясь к мулату.

Сара побледнела.

— Для вас? — спросил господин де Мальмеди.

— Для меня, мсье, — с поклоном повторил Жорж.

— Но вы прекрасно знаете, — воскликнул Мальмеди, — что моя племянница предназначена моему сыну.

— Но кем, мсье? — в свою очередь спросил Жорж.

— Кем? Черт возьми! Мною, — сказал де Мальмеди.

— Но позвольте заметить, — продолжал Жорж, — ведь мадемуазель Сара не дочь ваша, а только племянница, она не обязана повиноваться вам.

— Мсье, спор этот представляется более чем странным.

— Простите меня, я люблю мадемуазель Сару и думаю, что смогу сделать ее счастливой! Я

действую сообразно совести и по велению сердца.

— Но кузина не любит вас! — вскричал Анри.

— Вы ошибаетесь, мадемуазель Сара позволила мне сказать вам, что любит меня.

— Она! — вскричал де Мальмеди. — Это немыслимо!

— Вы заблуждаетесь, дядя, — сказала Сара, — мсье говорит чистую правду.

— Как вы смеете, кузина?! — воскликнул Анри, бросившись к Саре.

Жорж рванулся к ним, но губернатор удержал его.

— Я смею повторить, — сказала Сара, обращаясь к кузену, — то, в чем я признавалась мсье Жоржу. Я принадлежу ему. Он спас мне жизнь.

И с этими словами она протянула руку Жоржу.

— Нет, этому не бывать! — вскричал Анри и пригрозил мулату тростью. Уильям Маррей старался успокоить Анри.

Жорж с презрением взглянул на Анри, подошел к Саре и проводил ее до двери. Мисс Анриет последовала за ней, и они обе вышли.

Жорж вернулся.

— Вы больше не сомневаетесь в том, как ко мне относится Сара, мсье? Я осмелюсь просить вас благословить наш брак. Я жду ответа.

— Ответа, мсье! — воскликнул господин де Мальмеди. — Вы нагло домогаетесь ответа! На что вы надеетесь?

— Я хотел бы знать, как вы относитесь к моему предложению.

— Надеюсь, вы не ожидаете ничего, кроме отказа! Ваше предложение отвергнуто, — воскликнул Анри.

— Я обращаюсь к вашему отцу, а не к вам, пусть он ответит мне, а с вами мы поговорим позднее.

— Так вот, — заявил Мальмеди, — решительный отказ!

— Хорошо, — заметил Жорж, — так я и думал, но из приличия я обратился к вам.

Жорж произнес эти слова спокойно, словно ничего существенного не произошло, вслед за тем он повернулся к Анри:

— Теперь, мсье, поговорим с вами. Я напомню вам. Однажды вы ударили меня саблей. — Жорж, откинув волосы, показал шрам на лбу. — Теперь вы позволили себе угрожать мне тростью.

— Ну и что? — сказал Анри.

— Я настаиваю на дуэли за нанесенные оскорбления. Вы храбры, я это знаю, и надеюсь, что вы, как подобает мужчине, ответите на мой вызов.

— Вы признаете, что я не трус, но ваше мнение мне безразлично, — усмехаясь, ответил Анри, — так я отвечу на ваш вызов.

— Каков же будет ваш ответ?

— Ваше требование бессмысленно. Я не собираюсь драться с мулатом.

Жорж побледнел от негодования.

— Это окончательное решение?

— Да, — ответил Анри.

— Чудесно, — продолжал Жорж. — Теперь я знаю, что мне остается делать.

И, поклонившись господам де Мальмеди, он вышел вместе с губернатором.

— Я вам предсказывал подобного рода исход, — сказал лорд Маррей, когда они вышли за дверь.

— Я тоже это предполагал, милорд, но я прибыл на остров, полагаясь на судьбу. Испытаю же ее до конца. Я буду решительно отстаивать равные права для всех жителей острова. Либо я погибну в этой борьбе, либо искореню позорный предрассудок.

Жорж раскланялся с губернатором и направился в сторону парка Кампании. Лорд Маррей следил за ним, потом, когда Жорж исчезла углом улицы Рамп, он, покачав головой, произнес:

— Вот человек, который идет прямо к своей гибели, а жаль, это благородное сердце!

Глава XVII. СКАЧКИ

На следующий день должны были состояться скачки.

Обычные бега проходили на Иль-де-Франс с большой пышностью; эти же, задуманные в честь праздника, а главное, предложенные губернатором, должны были превзойти все, что обитатели острова видели доныне.

Местом, где предстояло состояться празднику, было Марсово поле; всю площадь, кроме небольшой части, отведенной для бегов, заполнили зрители, так как ожидались не только выступления наездников. Спортивному состязанию должны были предшествовать другие, шутливые игры, особенно привлекательные для островитян, потому что все они могли в них участвовать. В начале праздника были бега со свиньей, бега в мешках и скачки на пони. Победителям состязаний полагался приз, учрежденный губернатором. Победителю скачек на пони предназначалось великолепное ружье работы Ментона, победителю бега в мешках — роскошный зонтик, победитель же бега со свиньей вместо приза получал в собственность саму свинью.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *