Жорж


Жорж вошел; в салоне были лорд Маррей, господин де Мальмеди и Сара. Она устремила взгляд на молодого человека и была удивлена, увидев, что лицо Жоржа выражало скорее озабоченность, нежели радость; он нахмурился, брови его сошлись, горькая улыбка мелькнула на губах.

Сара при его появлении быстро встала, но, почувствовав, что ноги ее подгибаются, медленно опустилась в кресло.

Господин де Мальмеди удовольствовался едва заметным поклоном; лорд Уильям Маррей направился к Жоржу, протягивая руку.

— Мой юный друг, — заговорил он, — я счастлив сообщить вам новость, которая, надеюсь, будет осуществлением вашей мечты. Господин де Мальмеди, горя желанием положить конец розни между расами и кастами, которая вот уже два века порождает несчастье не только на нашем острове, но и во всех колониях, — так вот, мсье де Мальмеди дает согласие на ваш брак с его племянницей Сарой де Мальмеди.

Сара, покраснев, украдкой взглянула на молодого человека, но Жорж только поклонился, не обмолвившись ни словом. Господин де Мальмеди и лорд Маррей посмотрели на него с удивлением.

— Дорогой мсье де Мальмеди, — произнес Маррей, улыбаясь, — я вижу, наш недоверчивый друг не верит моим словам; скажите же ему вы, что согласны принять его предложение и что вы хотели бы, чтобы вражда между вашими семьями была навсегда забыта.

— Разумеется, мсье, — весьма неохотно произнес де Мальмеди, — господин губернатор сказал сущую правду о моем отношении к вам. Если вы сохранили неприятные воспоминания о прошлом, о событиях при захвате Порт-Луи, забудьте их; мой сын поступит так же, я обещаю это от его имени. О вашем союзе с моей племянницей господин губернатор уже сказал, я даю согласие на этот брак, слово за вами, если сегодня вы не откажетесь…

— О, Жорж! — воскликнула Сара, увлеченная мгновенным порывом.

— Не спешите осуждать меня, дорогая Сара, — произнес молодой человек, — поверьте, мое решение продиктовано настоятельной необходимостью. Сара, клянусь перед богом и людьми, после вечера в павильоне, после встречи на балу, после того, как я впервые увидел вас, Сара, вы моя жена, никакая женщина, кроме вас, не будет носить имя человека, которого вы так великодушно не отвергли, хотя это имя и — унижено расовым предрассудком, я скажу лишь, что требуются некоторые формальности и время.

Жорж обратился к губернатору.

— Благодарю вас, — продолжал он, — благодарю. Тем, что сейчас происходит, я обязан вашему великодушию и дружескому расположению. Но с того момента, когда мсье де Мальмеди отказал мне в руке своей племянницы, а мсье Анри вновь оскорбил меня, я считал долгом отомстить за отказ и за нанесенное мне оскорбление, предав обидчика публичному позору; тем самым я решительно порвал с белыми, и отныне сближение между нами невозможно. Я не знаю, что руководит поступками мсье де Мальмеди, каковы его намерения; может быть, в чем-то он может пойти мне навстречу, однако я не могу и не хочу идти навстречу ему.

Если мадемуазель Сара любит меня, она свободна, она изберет мужа по своему разумению, сама распорядится своим состоянием. Если она снизойдет до моего положения, то этим еще более возвысится в моих глазах.

— О, мсье Жорж, — воскликнула Сара, — вы хорошо знаете…

— Да, я знаю, что вы благородная девушка с любящим сердцем и чистой душой. Я знаю, вы будете со мной, вопреки всем предрассудкам и преградам. Я знаю, что должен только ждать, и вы придете ко мне, потому что вы приносите жертву, вы уже решили великодушно принести ее. Что касается вас, мсье де Мальмеди, и вашего сына Анри, отвергнувшего мой вызов, понадеявшись на то, что его друзья отхлещут меня кнутом, то знайте, что между нами будет вечная борьба; смертельная ненависть наша найдет выход лишь в кровавом поединке или в моем глубочайшем презрении; пусть же ваш сын выбирает.

— Господин губернатор, — возразил де Мальмеди с достоинством, какого трудно было от него ожидать. — Вы видите, я сделал все, что от меня зависело; пожертвовал гордостью, забыл нанесенные мне оскорбления, но, не нарушая приличий, я не могу еще чем-либо поступиться и буду ожидать объявленную мсье Жоржем войну. Мы будем ждать нападения и будем защищаться. Отныне мадемуазель, как объявил мсье, вы свободны и вольны распоряжаться своим сердцем и состоянием.

Выбирайте же: оставаться с ним или уйти со мной.

— Мой долг следовать за вами, — обращаясь к дяде, сказала Сара. — Прощайте, Жорж; я ничего не поняла из того, что вы говорили; несомненно, вы сказали то, что должны были сказать.

С исполненным достоинства реверансом, обращенным к губернатору, Сара удалилась с господином де Мальмеди.

Лорд Уильям Маррей проводил их до двери, вышел с ними и некоторое время спустя возвратился.

Его проницательный взгляд подметил решимость Жоржа и непоколебимую уверенность в себе. Мгновение оба молчали, отлично понимая друг друга.

— Итак, — произнес губернатор, — вы отвергли предложение.

— Я счел своим долгом так поступить, милорд.

— Простите, не подумайте, что я допрашиваю вас; но не могу ли я узнать, какие побуждения продиктовали ваш отказ?

— Чувство собственного достоинства.

— Это единственная причина?

— Если есть другая, то, господин губернатор, разрешите о ней не говорить.

— Послушайте, Жорж, — сказал губернатор в порыве непринужденности, которая вовсе не была свойственна его холодной натуре, — послушайте. С того момента, как я встретил вас на борту «Лейстера», с тех пор, как я смог оценить ваши высокие душевные качества, во мне живет желание поручить вам важную миссию — объединить враждующие касты острова. Я проникся вашими убеждениями, вы раскрыли передо мной тайну своей любви, и я согласился исполнить вашу просьбу — быть посредником в ваших делах. За это, Жорж, — продолжал лорд Маррей, кивком ответив на поклон Жоржа, — за это, дорогой мой друг, вы мне ничего не должны; вы искренне приняли мои добрые пожелания, помогли составить план примирения враждующих групп, уточнили мои политические проекты. Я сопровождал вас, когда вы направились к мсье де Мальмеди, я старался поддержать вашу просьбу своим присутствием, авторитетом, значением своего имени.

— Я знаю, милорд, и благодарю вас. Однако вы сами убедились, что ни авторитет вашего столь уважаемого имени, ни ваше присутствие, как бы оно ни было для меня лестно, не смогли предотвратить полученный мной отказ.

— Мне было столь же тяжело, как вам, Жорж, я восхищался вашей сдержанностью, ваше хладнокровие подсказало мне, что вы готовили грозное возмездие. Это возмездие свершилось на глазах у всех, в день скачек, и тогда я понял, что, по всей вероятности, следует отказаться от проекта примирения враждующих слоев населения острова.

— Тогда, прощаясь, я предупредил вас об этом.

— Да, я помню, но послушайте: я не признал себя побежденным; вчера, придя в дом к мсье де Мальмеди, я обратился с настоятельной просьбой, почти злоупотребляя влиянием, связанным с моим положением, и добился от отца согласия предать забвению былую неприязнь к вашему отцу, а от Анри — забыть вновь возникшую ненависть к вам; и я добился согласия их обоих на то, чтобы мадемуазель де Мальмеди стала вашей супругой.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *