Жорж


Они обменялись несколькими словами, после чего Лайза вернулся к отряду и отвел его туда, где встретил негра.

Раздвинув камни, беглецы образовали в них проход, по которому прошли по двое и очутились в огромной пещере.

Затем негр положил камни на место, чтобы снаружи следов прохода не было видно, цепляясь за кустарник и выступы камней, перелез через стену и исчез в лесу.

Двести человек укрепились в чаще леса, и самый опытный глаз не мог бы постигнуть, каким путем они проникли сюда. Сохранив в тайне свое убежище, беглецы могли прожить здесь, ни в чем не нуждаясь, пока не выздоровеет Жорж, и уже затем решить, как действовать дальше. Какое бы решение ни принял молодой вождь, несчастные негры, которых Жорж сделал своими сообщниками, твердо намеревались до конца разделить его участь.

Тяжелораненый Жорж сохранял свое обычное хладнокровие; оглядывая пещеру, он неотступно думал о возможностях защиты найденного Лайзой убежища.

Жорж подозвал Лайзу и разъяснил ему, что, когда будет укреплен наружный вход в пещеру, следует вырыть окоп перед внутренним входом, а кроме того — заминировать пещеру порохом, который они захватили в Моке. Тотчас составлен был план сооружений и предприняты указанные работы. Жорж полагал, что, по всей вероятности, его намерены судить не как обычного беглеца и что белые будут считать себя победителями лишь тогда, когда захватят его живым.

Итак, под наблюдением Пьера и Жоржа отряд принялся готовить пещеру к обороне; Лайза решил, что особо следует укрепить участок, который примыкал к входу.

Приближалась ночь. Лайза оставил десять человек на этом важном участке, а сам направился к Жоржу доложить о результатах осмотра горы.

Он застал Жоржа в шалаше, наспех сплетенном из ветвей деревьев, окопы были почти готовы; внезапно наступившая темнота не помешала работе.

В караул вокруг укрепленной пещеры были расставлены двадцать пять человек, они сменялись каждые два часа.

Пьер Мюнье охранял пещеру, а Лайза, сменив повязку Жоржу, тоже вернулся на свой пункт охраны.

Каждый беглец ждал новых событий, которые, несомненно, должны были произойти с наступлением ночи.

Глава XXV. СУДЬЯ И ПАЛАЧ

Ночь перед предстоящей схваткой между повстанцами и теми, кто жаждал с ними расправиться, благоприятствовала преследователям и вызывала тревогу у беглецов.

Эта ночь была величественной и ясной, хотя луна появилась совсем поздно. В тишине и во мраке Лайза улавливал едва слышный трепет листьев, журчание ручья, вой зверей; ни один из этих смутных звуков не ускользнул от слуха Лайзы; то был дикарь-охотник, человек, привыкший к одиночеству, вечный путешественник по лесным дебрям.

Он слышал, как танреки грызут корни деревьев, узнавал шаги оленя, направлявшегося к знакомому источнику, улавливал полет летучей мыши. Прошло два часа, эти звуки не нарушали неподвижности Лайзы, как вдруг, словно очнувшись, он понял, что приближается патруль — шесть или восемь человек, во главе которых шел Пьер Мюнье. Лайза узнал его по одежде и по высокому росту.

Лайза рванулся к ним.

— Скажите, — спросил он, — люди, посланные вами в разведку, уже вернулись?

— Да, они сообщили, что нас преследуют англичане.

— А где они?

— Час назад они остановились между вершиной Средней горы и истоком Креольской реки.

— Англичане идут по нашим следам?

— Да, надо полагать, они завтра появятся.

— Нет, раньше, — ответил Лайза.

— Почему раньше?

— Потому что, если мы отправили своих разведчиков в деревню, то и они сделали то же самое.

— Как же нам быть?

— Вот что: поблизости бродят люди.

— Откуда вы знаете, вы что — слышали их голоса, видели их следы?

— Нет, но я услышал бег оленя и понял, что он испугался кого-то.

— Итак, вы полагаете, что нас преследует какой-то разведчик?

— Я убежден в этом. Тише!

— Что?

— Слушайте…

— Да, я слышу шум.

— Это полет глухаря, он в двухстах шагах от нас.

— Откуда он летит?

— Со стороны рощи.

— Вы думаете, что его спугнул человек?

— Человек или люди, не могу сказать, сколько их было.

— Я не об этом спрашиваю. Вы думаете, что он взлетел, потревоженный кем-то?

— Звери инстинктом узнают себе подобных и не пугаются их, — ответил Лайза.

— Что же происходит?

— Они приближаются… Тихо, вы слышите? — произнес негр.

— Что это? — шепотом спросил старик.

— Треск сухой ветки под ногой человека.

— Тихо, они рядом с нами, могут услышать; спрячьтесь за ствол. Я буду на посту.

И Лайза вернулся на свое место, а Пьер Мюнье скользнул за дерево; негры, которые были с ними, также затерялись в тени кустов и стояли неподвижно, словно безмолвные статуи.

На минуту воцарилось молчание; ничто не нарушало покой ночи, как вдруг послышался грохот стремительно летевшего в пропасть камня. Почувствовав возле себя дыхание Пьера Мюнье, пытавшегося заговорить с ним, Лайза схватил его за руку; старик понял, что этого делать не следует, и промолчал.

В тот же миг с клекотом вновь взлетел глухарь и, пролетев над вершиной тамариска, исчез в горах.

Неизвестный путник был шагах в двадцати от людей, след которых он, по-видимому, разыскивал. Лайза и Пьер Мюнье затаили дыхание, остальные негры также стояли молча.

Серебряный луч осветил вершины горной цепи, видневшейся на горизонте в просвете между деревьями. Вскоре над холмом Креолов появилась луна, ее ущербный диск медленно поплыл по небу. В это время послышался легкий шелест; кустарник, окаймлявший дорогу, раздвинулся, и среди ветвей возникла голова человека.

В этом месте кустарник был освещен яснее, его не затеняли деревья. Пьер Мюнье и Лайза заметили, как шевелятся ветви.

Некоторое время шпион неподвижно осматривался, затем, убедившись, что вблизи никого нет, вышел из кустарника. Лайза крепко сжал руку Мюнье, давая понять, что надо быть осторожным; негр не сомневался в том, что шпион отыскал их следы.

И действительно, дойдя до края дороги, шпион наклонился к земле, пытаясь разглядеть, нет ли на ней следов прошедших здесь людей.

В этот момент луна озарила верхушки деревьев и осветила лицо шпиона.

Лайза молниеносно поймал одну из гибких ветвей, за которыми прятался и, словно орел, устремившийся к жертве, в один прыжок очутился у подножия скалы, схватил шпиона за пояс и вернулся с ним к своим сподвижникам.

Он зорко следил за пленником, который крался с ножом в руке, безуспешно пытаясь поразить противника. Ночной мрак не помешал неграм узнать шпиона; то был Антониомалаец. Все произошло настолько стремительно, что Антонио не успел даже вскрикнуть.

Наконец-то Лайза держал в руках своего смертельного врага; теперь предатель и убийца будет казнен. Когда он сдавил малайца между колен и с жестокостью победителя дал понять, что тому не на что надеяться, вдалеке вдруг послышался лай собаки.

Не расслабляя рук, которыми он сжимал врага, Лайза поднял голову и прислушался.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *