Ты слышишь нашу музыку?


– Забавно, что ты это посоветовал, Вера предлагала то же самое. И я отвечу тебе так же, как ей. Я уже не раз серьезно задумывался об этом. Особенно когда появлялись проекты типа твоего и руки, естественно, начинали чесаться. Если бы я смог начать собственное дело, это стало бы для меня серьезным прорывом. Но я реалист, что бы и кто бы, в частности Люк, обо мне ни думал. На мне ответственность, у нас трое детей, на нас висит ипотека, текущие расходы. И если уж быть до конца откровенным, у нас не отложено ни сантима. Ни один банк не предоставит мне кредит.

Они стояли друг напротив друга, словно два бойцовых петуха. Я испугалась, что Янис вот‑вот взорвется, заметно было, как быстро в нем нарастает раздражение. Тристан же оставался абсолютно безмятежным.

– Мы не знакомы близко, но я буду откровенен с тобой, Янис.

Муж озадаченно кивнул.

– Я выслушал тебя и понимаю, что у тебя есть желание и талант, чему я имел убедительное подтверждение. Тебя сдерживает только отсутствие денег. Но это псевдопроблема.

– Ау! Ты с какой планеты прилетел? Бабки с неба не падают.

– А если я поручусь за тебя?

Янис скривился:

– Ты только что сам согласился, что едва знаком со мной. С чего бы тебе так рисковать?

– Я знаю тебя достаточно, чтобы быть уверенным: с тобой моим деньгам ничего не грозит, – не задумываясь, ответил Тристан.

Я шумно сглотнула, совершенно ошарашенная, понимая, что присутствую при резком повороте в жизни и карьере Яниса.

– Классное предложение! – выдохнул муж с какой‑то странной, незнакомой мне интонацией.

Затем он обратился ко мне:

– Вера, пора отпускать няню.

Я поняла, что нужно срочно уходить. Он обескуражен и окончательно растерялся.

– Подожди! – удержал его Тристан. – Я серьезно, я не смеюсь над тобой.

Янис набрал побольше воздуха в легкие, его челюсти оставались сжатыми.

– Вот и хорошо… я тебе благодарен, но не могу согласиться, у меня на это не хватит пороху.

– А я уверен, что хватит. Давай обсудим. Приходи завтра ко мне на работу…

– Я сказал “нет”!

Почему он захлопнулся как устрица?

– Если передумаешь…

– Вера, ты готова?

– Да, да, – ответила я, вскакивая со стула. – Тристан, дашь мне куртку?

– Конечно, сейчас.

Мы втроем вышли в прихожую. Хозяин дома достал из шкафа мою куртку. Он озабоченно морщил лоб. Я внимательно наблюдала за Янисом, пока галантный Тристан помогал мне одеться. Мой муж расплылся в своей самой обаятельной улыбке:

– Спасибо за вечер, все было супер! Надо будет повторить.

– Повторим, почему нет, – ответил Тристан, пожимая ему руку.

Янис открыл дверь и вышел на площадку, не дожидаясь меня. Я подбежала к Тристану и импульсивно поцеловала его в щеку. Он этим воспользовался, чтобы шепнуть мне на ухо:

– Надеюсь, я не обидел его и не поставил в неловкое положение. Злюсь на себя, не нужно было это так представлять, как‑то бестактно получилось.

– Не волнуйся, – тихонько успокоила я и двинулась к выходу. – Все уладится.

Он удержал меня за руку:

– Вера, не нужно быть близко знакомым с вами, чтобы понять: ты единственный человек на свете, который сможет убедить его хотя бы поразмыслить.

Я не делаю непродуманных предложений. Он способный, он действительно очень способный.

Я легонько кивнула и бросилась вдогонку за Янисом, который уже сбегал по ступенькам. Как за мной захлопнулась дверь, я не услышала.

– Подожди меня!

Нет ответа, он решил поупрямиться.

– Янис! Хватит!

Он махнул рукой и продолжил бег по лестнице. Когда я тоже спустилась и вышла на улицу, он расхаживал взад‑вперед по тротуару. Потом, сцепив руки на затылке, виновато покосился на меня:

– Я бы сейчас выкурил сигаретку.

Вот только этого не хватало! От слова “сигаретка” меня затрясло.

– И речи быть не может! Если ты сорвешься, я тоже сорвусь вместе с тобой! Что на тебя нашло там, наверху?

– Этот тип просто больной, псих!

– Почему? Он поверил в тебя! Ты из‑за этого разозлился? Бред какой‑то! Послушай, что тебе мешает просто подумать над его предложением?

– Вера! Нет, нет и нет! Не хочу даже слышать об этом.

– Но…

– Прошу тебя, не усложняй то, что и так сложно… и пошли домой.

 

Он глухо молчал, пока мы добирались до дому, не перекинулся ни словом с Каролиной. Как только она ушла, он попросил меня не ждать его и идти спать, он поднимется позже. Я остановилась на середине выдвижной лестницы, чтобы понаблюдать за ним, а он этого даже не заметил. Предложение Тристана потрясло его еще больше, чем мне показалось. Его реакция многое говорила о подрывной работе брата: Янис прятался за денежной проблемой, чтобы не начинать самостоятельное дело, так как совсем не верил в себя. На кухне он ненадолго садился на барный стул и тут же вскакивал, будто его оса ужалила. И так несколько раз, пока не решил, что пора немного поднять боевой дух, и не пошел к бару. Мне хотелось его встряхнуть, вселить в него уверенность, но он бы не подпустил меня к себе. Он поднялся в спальню только два часа спустя, посреди ночи. Я так и не сомкнула глаз, но притворилась, будто сплю. Он лег, не дотронувшись до меня, и повернулся на бок ко мне спиной. Я не шевелилась, вслушивалась в его дыхание. Ощущала исходящее от него напряжение и не знала, что делать. Меня переполняло чувство бессилия, мне так хотелось подстегнуть его, впрыснуть ему порцию уверенности, а заодно и дозу бесшабашности, которую он почему‑то вдруг резко утратил. Он так и не заснул до утра. Я тоже.

 

Глава 6

Янис

 

Хлопнула входная дверь. Вера ушла, можно перевести дух. Я сел на то же место, что и вчера, рухнул на барный стул. Со мной такое впервые: с той самой минуты, как мы встали, я мечтал лишь об одном – только бы она поскорее ушла и оставила меня наедине с моими проблемами. Мне делалось плохо от одного ее взволнованного, вопрошающего взгляда. Она ждала объяснений по поводу моего вчерашнего поведения у Тристана, хотела какой‑то реакции, действий, ей нужны были ответы на вопросы. Точнее, ответ на главный вопрос. Почему я категорически отказывался обдумать его предложение, притом что последние три дня трубил о желании начать свое дело? Как же по‑идиотски я вел себя! В выходные надо было заткнуть пасть и помалкивать! Тогда сейчас я бы не был загнан в угол. Или все же был бы?.. Да, это произошло бы в любом случае. Я уволился, поддавшись порыву, убедив себя, что заслуживаю лучшего, нежели работать на Люка в его дурацком бюро. Действительно ли я так считаю? Не уверен… Если я поддамся на сладкие уговоры Тристана, не факт, что справлюсь. А если провалюсь, это будет катастрофа. Я несу ответственность как отец, как муж, мой долг – обеспечивать семью. Не говоря уж о том, что мне хочется баловать их всех четверых. Нанять домработницу, чтобы Вера не надрывалась, сражаясь с бардаком, который мы с детьми регулярно устраиваем. Я мечтаю дарить ей платья, которые она любит, все эти необычные платья, наделившие нашу дочку страстью к переодеваниям в принцессу. Мне тяжело и дальше откладывать покупку нового тромбона для Жоакима – невыносимо наблюдать за тем, как он сражается с жалким инструментом, который я отыскал для него на сайте бесплатных объявлений. Я представляю себе, как оплачу путешествие нашей мечты к десятилетию свадьбы. Так что рисковать с работой… Стоит ли того моя независимость? И главное, кто доверит мне серьезный проект? Люк – профессионал с репутацией, званиями и дипломами. А я кто такой по сравнению с ним? Шут, паяц, тот, кому от случая к случаю заказывают мелкие поделки, у кого нет ни мозгов, ни образования. Ну да, я могу распускать хвост, вышагивать с молотком в руке и карандашом за ухом, воображая себя Макгайвером. Вот только если я уйду в свободное плавание, клиенты будут ждать от меня значительно большего. Смогу ли я удовлетворить их запросы с моим жалким запасом знаний и умений? Однако, будем честны, я умираю от желания взять реванш над Люком со всеми его едкими замечаниями. И пусть Вера говорит, что гордится мной, она заслуживает лучшего мужа, не такого, как я, которому скоро стукнет сороковник, а ничего выдающегося еще не сделано. Чем я занимался до сих пор? Да ничем! Был жалким трусом, прятавшимся за чужие спины. Но в глубине души я всегда надеялся, что однажды мои дети смогут хвастаться успехами отца. До сих пор мне удавалось добиваться их восторга подручными средствами – строя вместе с ними крепости из песка или устраивая маскарады. Пока мне еще легко оставаться их кумиром. Но что они будут думать обо мне через несколько лет, если я больше ничего не сделаю? Маленький умник Жоаким, мечтающий о музыкальной школе, и маленький хитрец Эрнест, соображающий гораздо шустрее многих ровесников, быстро все поймут. Да и Виолетта, став взрослой, отвернется от отца после первого же знакомства с адвокатом или врачом. А Вера, любовь всей моей жизни? Кто поручится, что однажды ее глаза не заблестят при встрече с образованным, умным, солидным мужчиной, который умеет не только сверлить отверстия в стенах и отплясывать босиком в гостиной? При одной мысли об этом я впал в дикую ярость и с размаху стукнул кулаком по кухонной столешнице. Затем еще и еще. Я бил и бил по столу. Бил, мстя за свои провалы, желания, страхи, угнездившиеся глубоко внутри. Остановил меня звонок мобильника. Вера. Так скоро?


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *