Ты слышишь нашу музыку?


Одно из двух: либо он действительно так считает, либо издевается надо мной.

– Не будем все же преувеличивать, – возразила я, и мы все трое расхохотались.

– Я абсолютно честно, мне очень понравилось. Я сразу вспомнил своих дочек, когда они были маленькими.

– У вас есть дети? – спросила я, не очень удивившись.

Его поведение с нашими доказывало, что дети для него – не редкие экзотические зверушки. Ему известно, как завоевать их расположение.

– Две девочки – тринадцати и пятнадцати лет.

– Ух ты, наверное, с ними не очень легко. Такой возраст…

– Я провожу с ними только выходные раз в две недели.

– Извините, Тристан, я не хотела…

– Ничего‑ничего. Мы расстались с их матерью уже несколько лет назад. И при этом нам хватило вкуса не разругаться вконец. Так что все в порядке. Я, конечно, скучаю по ним, но понимаю, что жить постоянно им лучше с ней.

– Снимаю шляпу, – одобрил Янис. – Я даже представить себе не могу, как бы жил без своих детей.

Я осторожно положила ладонь Янису на бедро, успокаивая его. Наша семья была для него всем, он способен на преступление, лишь бы нас защитить. Я догадывалась, что и Тристана‑то он пригласил на ужин только потому, что хотел немного побыть с детьми, до того как они пойдут спать. Хотя бы перекинуться с ними парой слов и поцеловать перед сном.

– К несчастью или к счастью, привыкаешь ко всему, – ответил Тристан.

 

Я не рискнула подать на десерт просроченные на пару дней “данетт” и решила обойтись кофе и плиткой шоколада. Янис открыл вторую бутылку вина и снова налил. Мужчины вышли из‑за стола. Муж показывал гостю, как мы реконструировали наше жилище. Оно не впервые служило своеобразным образцом, эталонной квартирой. Мне очень нравится, когда Янис садится на любимого конька. Тристан внимательно слушал, покоренный, как мне показалось, его энтузиазмом. У их сотрудничества намечались благоприятные перспективы, меня это радовало, я догадывалась, что Янису важно произвести впечатление на этого человека. Я сидела за низким столиком, и они подошли ко мне.

– Должно быть, приятно жить в таком месте, – сказал мне Тристан.

– Вы даже не представляете себе насколько!

Янис допил свой кофе одним глотком. Затем заговорщически покосился на меня:

– Ты о чем?

– Доверимся Тристану?

– Как будто я могу ответить тебе “нет”.

Наш гость озадаченно посматривал то на одного, то на другого, явно недоумевая, что сейчас на него свалится. Он еще больше растерялся, когда Янис встал, достал спрятанный у окна шест и уперся им в потолок в углу комнаты. Когда же из люка в потолке выдвинулась лестница, Тристан окончательно утратил сдержанность, которую демонстрировал все то время, что был у нас: он вжался в спинку кресла, широко раскрыл глаза, бросил на меня обалдевший взгляд, потом тоже встал и пошел к Янису:

– Да что там наверху?

– Рай!

– Наша спальня, – перевела я, хихикая.

– Невероятно.

– Пошли посмотришь.

– Нет, Янис. Я и так слишком навязчив. А это ваше личное пространство.

– Не смущайтесь из‑за меня, Тристан.

– Вы уверены, Вера?

– Ну, я же вам сказала. И не пытайтесь меня убедить, будто вас не разбирает любопытство.

Он хмыкнул и последовал за Янисом, который уже поднимался по лестнице и посоветовал гостю быть осторожным, чтобы не удариться головой о потолок. Я, конечно, уговаривала его пойти в нашу спальню, но горячо надеялась, что ничего лишнего там не валяется! Иначе что он о нас подумает?!

 

Я успела спокойно допить кофе, все убрать, запустить посудомоечную машину и даже приготовить детские вещи на завтра. Редко наша квартира бывает такой аккуратной – по крайней мере внешне. Получается, нежданные гости – это не так уж плохо. Сверху до моего слуха доносились их приглушенные голоса и смех Яниса. Я пошла проверить, крепко ли спят дети, и тут мужчины спустились из нашей голубятни. Тристан отказался от предложенного Янисом вина.

– Я вас покидаю. Мне хорошо знакомо, что такое поднимать детей по утрам. Спасибо за гостеприимство, Вера. Я провел прекрасный вечер.

– Не за что. Если вы продвинулись на пути совместной работы с Янисом, я счастлива.

Его лицо сложилось в гримасу, которую можно было счесть улыбкой – обнадеживающей для Яниса, как мне хотелось думать. Мы проводили его до входной двери.

– Я уточню у Люка его расписание, мы выберем время, и ты покажешь нам свое здание, – сказал Янис на пороге.

– Жду твоего звонка.

Он повернулся ко мне и протянул руку:

– До свидания, Вера, и еще раз спасибо.

– Возможно, до скорого.

– Буду надеяться.

Янис обменялся с Тристаном крепким рукопожатием, и наш гость вышел на площадку, чтобы вызвать лифт. Закрыв за ним дверь, муж сбросил обувь и носки и вышел на середину комнаты, непрерывно ероша волосы. Я подбежала к нему. Он раскинул руки, обхватил меня за талию, приподнял, покружил, а я цеплялась за его шею и смеялась:

– Похоже, ты счастлив!

– Это тот самый клиент, которого мы ждали! Носом чую.

Он был невероятно возбужден.

– Поставь меня, голова закружилась.

Он послушался, но тут же сдавил меня так, что кости хрустнули.

– Во всяком случае, ему нравится твой стиль работы, он без устали нахваливал тебя. Когда‑нибудь такое должно было случиться, я в этом не сомневалась. Я так горжусь тобой.

– Интуиция подсказывает мне… нужно идти ва‑банк… Нельзя упустить шанс…

Я обхватила его лицо ладонями и внимательно вгляделась в глаза:

– Я в тебя верю, ты своего добьешься.

– Как тебе Тристан?

– Работать с ним тебе, а не мне! Но если тебе интересно мое мнение, он кажется серьезным и, главное, доверяет тебе. И знаешь, мне от него больше ничего не нужно.

Довольный ответом, он прижался лбом к моему лбу. Я бы все отдала за то, чтобы на его лице всегда сохранялось это выражение уверенности в себе и в завтрашнем дне.

– Поднимайся, я сейчас тоже приду.

Я заканчивала снимать косметику, когда в ванную вошел Янис. Он стал за мной, обнял, положил подбородок мне на плечо и встретился глазами с моим отражением в зеркале. Его лицо было озабоченным, он наморщил лоб.

– О чем ты думаешь?

– Надеюсь, что твой брат поймет всю важность проекта.

– А почему ты думаешь, что он может не понять? – Ты же его знаешь… Как только Люку нужно выйти из зоны комфорта, он тут же дает задний ход.

– Ты найдешь убедительные доводы.

– Да, конечно.

У меня вдруг мелькнула мысль, не принуждает ли он себя сохранять оптимизм. Но Янис не способен врать или притворяться. Я знала, что мир и согласие царят между ним и братом не каждый день, но изо всех сил мечтала, чтобы им удалось договориться насчет этого проекта. Я легла и наблюдала, как он разбрасывает свою одежду по всей спальне. Потом он скользнул под одеяло, выключил свет, притянул меня к себе и удовлетворенно выдохнул мне в волосы.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *