Сыщик моей мечты


– Доедай, мы подождем.

Но Титков, вздохнув, убрал недоеденный бутерброд в ящик стола и, отставив чашку в сторону, спросил:

– Кофе хочешь?

– Я к тебе не за кофе, а за помощью. Хотя и от кофе не откажусь.

Титков усмехнулся, позвонил секретарше, та принесла нам кофе. За это время Владан успел объяснить, что нам от Сергея Ильича надо.

– Записи с видеокамер сколько хранятся?

– Обычно неделю. Иногда больше, если чего‑то вдруг не понравится. Машина там или какой‑нибудь настырный прохожий.

– Надо взглянуть на запись с камеры, что смотрит в переулок.

– Какой день?

– Среда.

Титков вдруг нахмурился, однако тут же сказал:

– Надо так надо… Идем.

Мы вместе покинули кабинет и вскоре оказались в комнате, где двое мужчин сидели перед мониторами. Мы поздоровались, Титков сказал:

– Вова, найди запись за среду.

Вова посмотрел на нас с интересом, но вопросы задавать не стал, через минуту все наше внимание было приковано к экрану.

– Какое время интересует? – спросил Титков.

– Ближе к вечеру.

– С 20:00 подойдет? – осведомился Вова.

– Подойдет. Давай на ускоренной.

Довольно быстро на экране появилась машина Забелина.

– Теперь помедленней, – сказал Владан.

Машина остановилась, из нее вышла девушка, захлопнула дверь и направилась в переулок. «БМВ» тронулся с места и через мгновение исчез с экранов. Девчонка как раз поравнялась с металлическим забором, повернулась в сторону машины, точно желая убедиться, что за ней оттуда не наблюдают, сделала еще шаг и тоже исчезла.

– Вас девчонка интересовала? – спросил Сергей Ильич, когда мы вновь оказались в его кабинете.

– Ага. Сбежала из дома. Родители в панике, просили ее найти.

– Не знал, что ты такими делами занимаешься. Или ее родители – люди особенные?

– Родня Полины Леонидовны настойчиво просила, – кивнул на меня Владан, а я неожиданно покраснела и взглянула на него с возмущением. Нашел родню! Значит, он все‑таки злится, вот только непонятно на что. – У меня к тебе просьба: если остались записи, сделанные раньше среды, попридержи их пока.

– Хочешь знать, бывала ли она здесь раньше?

– Хочу.

– Ладно. Сделаем. Проверю и тебе позвоню.

Пожав Титкову на прощание руку, Владан пошел к двери, и я, само собой, за ним, и тут Титков вдруг добавил:

– Владан…

Марич оглянулся, Титков сидел с разнесчастным видом и молчал, точно решал сложнейшую задачу.

– Ну? – поторопил Владан.

– Короче… этой записью уже интересовались.

Владан вернулся к столу и молча сел. Титков скривился, словно от зубной боли.

– Вообще дело не мое… и если б я не знал тебя очень хорошо…

– Давай уже к делу… – не выдержал мой босс.

– На днях приходил один тип. Назвался адвокатом. Просил помочь. Сделал копию и эту запись просил сохранить. Вроде как в суде может понадобиться.

– Как фамилия адвоката?

– Да никакой он не адвокат… – махнул рукой Титков в великой досаде. – Покажи он десяток документов, я б все равно не поверил.

– Но человеку помог.

– А чего не помочь? В конце концов…

– Ладно, не терзайся понапрасну. Желание немного подзаработать всегда находило отклик в моей душе. Надеюсь, его благодарность тебя порадовала.

Сергей Ильич пожал плечами:

– У парня, должно быть, денег куры не клюют.

– Как выглядел?

– Лощеный красавец в дорогом костюме…

– Может, в самом деле адвокат?

– Нет. Морда слишком подлая даже для адвоката. Где‑то я его раньше видел, только вспомнить не могу. Если вспомню, сообщу.

– Ага. Давай.

Мы направились к двери, Титков вновь окликнул Владана. На сей раз он предпочел говорить так тихо, что я ничего не услышала, кроме слова «девчонка».

– Дурак ты, Сергей Ильич, – вдруг заявил Владан и покинул кабинет.

Я в легком обалдении, пробормотав «всего доброго», поспешила закрыть дверь.

– Что он тебе сказал? – спросила, когда мы вышли из банка. Владан махнул рукой, не желая отвечать, я возмутилась: – Так нечестно! Что он тебе сказал про девочку, я должна знать!

– Не про девочку, а про девчонку, он имел в виду тебя.

– Да? И что?

– Отвяжись Христа ради!

– Марич, ты ужасная свинья…

– Его интересовало, сплю я с тобой или нет.

– А‑а‑а… Наверное, зря ты его дураком назвал. Теперь он нам помогать не захочет. И потом… по‑твоему, со мной только дурак может спать?

– Неожиданный поворот. Еще слово, и встанет вопрос о твоем увольнении.

Мне пришлось замолчать. Мы между тем оказались в переулке, и я все‑таки отважилась открыть рот, правда, тему сменила:

– Только мне кажется, что щедрый адвокат, посетивший банк, это Забелин?

– Конечно, он, – кивнул Владан.

– Тогда зачем к нам притащился? У него же алиби.

Я потянулась за мобильником с намерением звонить бывшему, но Владан меня остановил:

– Вряд ли он ответит правду. Так что найти ответ на этот вопрос нам лучше самим.

– Мы просмотрели запись до восьми утра, – сказала я, – Забелин там больше не появлялся. С какой стати ему беспокоиться о судьбе Юли, если у него алиби?

– Алиби не так уж безупречно. Он мог объехать переулок и подхватить девчонку на проспекте. Времени на это у него вполне бы хватило.

– Интересно, откуда у Забелина адвокатское удостоверение? Не на слово же ему Титков поверил.

– У твоего бывшего есть бумажник, а в нем толстая пачка бабла.

– Иными словами, господин Титков – человек продажный?

– Нормальный он человек, – поморщился Владан, – он же не банковскую тайну выдал. А сделал копию с записи камеры наблюдения.

– Но нам Забелин об этом не сообщил.

– Наверное, решил, что нам это знать без надобности.

– Меня это беспокоит, – честно призналась я.

– Повода пока не вижу, – проворчал Владан. – С его стороны вполне нормальное стремление подстраховаться.

Тут я сообразила, что мы уже некоторое время стоим возле железного забора, того самого, около которого на записи видели Юлю.

– Калитка, – кивнул Владан.

Калитка в самом деле была, а вот дом с этой стороны не увидишь. Фасад его выходил на Земляную улицу. Зачем тут калитка, не очень понятно, но, наверное, хозяева решили, что иметь возможность выхода и на улицу, и в переулок – удобно.

Калитка оказалась заперта и запиралась на ключ. Забор был довольно высоким, за ним виднелись кроны деревьев и больше ничего.

– Если она вошла в калитку, значит, у нее был ключ, – сказала я.

– Или кто‑то открыл калитку заранее. Надо выяснить, кто хозяин дома, хотя не факт, что она вообще вошла в калитку.

– Но… больше здесь ничего нет, – развела руками я.

Действительно, переулок в этом месте заканчивался, дальше – стройка, через несколько метров начинался забор из бетонных блоков. Однако проход на проспект мы обнаружили без труда. Вполне возможно, Юля им и воспользовалась, чтобы отделаться от Забелина. Именно это я и сказала Владану, он кивнул, а я добавила:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *