Сыщик моей мечты


В общем, при взгляде на портрет меня вновь одолели сомнения.

Между тем из‑за стола поднялся невысокий полный мужчина с рыжеватыми волосами и совершенно невыразительным лицом. Мелкие черты словно терялись на пухлой физиономии. Близко посаженные глаза и узкие губы ярко‑красного цвета, точно накрашенные. С красавицей дочкой у него не было ничего общего.

– Здравствуйте, Владан Стефанович, – произнес мужчина, тщательно выговаривая отчество Марича. – Очень рад знакомству… Извините… Олег Викторович, – поспешно представился он, протягивая руку. – Присаживайтесь.

Владан сел, кивнув в мою сторону.

– Это Полина, мой помощник, я бы даже сказал – компаньон.

– Валерий Константинович мне рассказывал, – покивал Моргунов и обратился ко мне: – Вы ведь его супруга?

– Бывшая, – не удержалась я.

– Да‑да… Далеко не все после развода способны сохранить хорошие отношения, остаться друзьями…

«Это мы‑то с Забелиным друзья? – я мысленно скривилась. – Любопытно, что еще наплел ему этот сукин сын?»

– Господин Забелин сообщил, что вы нуждаетесь в наших услугах, – Владан, должно быть, решил не терять времени и сразу перейти к делу.

– В нашей семье большое несчастье, – тут же убрав улыбку, вздохнул Моргунов. – Пропала моя дочь Юля, – он повернулся и посмотрел на фото за своей спиной. – Это она. Я искренне надеюсь, что с Юлей ничего страшного не произошло, но… Дочь не выходит на связь со среды. Будь она в порядке, за это время хотя бы эсэмэс прислала.

– В полицию вы заявили, как я понял? И успели обзвонить всех ее друзей?

– Да. Заявили. Что касается друзей… Жена звонила кому‑то…

– Вы хотите, чтобы мы нашли вашу дочь?

Моргунов слегка замешкался.

– Я очень благодарен Валерию Константиновичу за его участие… Не скрою, я успел навести кое‑какие справки о вас… Это вполне естественно, – Владан согласно кивнул, а он продолжил: – Я не сомневаюсь, что вы отличный профессионал, но… Боюсь, вы мне не по карману.

– Об этом не беспокойтесь, – влезла я, опасаясь, что Владан, чего доброго, откажется от дела, раз уж Моргунов решил, что у нас заоблачные гонорары. Чистая правда, кстати. Хотя в ситуации, подобной этой, несчастные отцы о деньгах обычно не думают. – Учитывая, что нас просил помочь Валерий Константинович… Считайте это дружеской услугой. Когда мы найдем вашу дочь, вы сами решите, как нас отблагодарить.

Владан, повернувшись ко мне, свел глаза у переносицы, демонстрируя свое отношение к данному пассажу, а Моргунов скорее растерялся, чем обрадовался.

– Что ж… я бесконечно благодарен…

– Тогда у меня несколько вопросов, – сказал Владан.

– Вам, наверное, лучше поговорить с моей женой. Она о делах дочери знает куда больше…

– От вас мы сразу отправимся к ней, – заверил Марич. – Никаких требований о выкупе вам не поступало?

– Нет, – покачал головой Моргунов. – Я не настолько богат…

– Представления о богатстве часто не совпадают. Врагов, способных на похищение девочки, у вас, судя по всему, тоже нет?

– Какие враги! Что вы… То есть недоброжелатели, конечно, есть… как у всех, но враги… да еще готовые на такое… нет. В полиции меня тоже об этом спрашивали.

– Месть и похищение с целью выкупа вы в расчет не берете… Тогда что, по‑вашему, могло произойти с Юлей?

– Да что угодно, – развел руками он. – Уехала куда‑нибудь… оказалась в дурной компании… об остальном я думать боюсь.

– Раньше подобное случалось?

– Исчезала ли она на несколько дней? Было дело, но на два дня от силы. Один раз появилась на третий день. Но мы хотя бы знали, что она жива. Юля отвечала на эсэмэс матери… а сейчас… Ее мобильный молчит с вечера среды.

– Кто в полиции занимается вашим делом?

– Э‑э‑э… – замешкался Моргунов, нашел на столе бумагу, видимо, с записанной фамилией, и назвал ее. Марич кивнул и вновь задал вопрос:

– Какие у вас отношения с дочерью?

– Нормальные. Конечно, жена проводит с ней больше времени, я почти всегда на работе. Но в свободное время мы общаемся… – Он схватил карандаш и принялся вертеть его в руках, продолжая рассказывать о том, как прекрасно они проводят семейные вечера…

Картина, нарисованная им, выходила идиллическая, при этом складывалось впечатление, что он врет. Владан наверняка чувствовал то же, слушал без интереса и только что не зевал.

И тут Моргунов вдруг удивил: отбросил карандаш и заговорил совсем другим тоном:

– Не знаю, что за черт в них однажды вселяется… Нормальная девчонка, добрая, ласковая… Ну да, иногда не слушалась… Пару раз, когда была маленькой, я ее даже отшлепал, довела, но это всего пару раз! Обычно мы худо‑бедно договаривались – где‑то пригрозишь, где‑то подмаслишь, пообещаешь чего‑нибудь… А потом – раз, и в один прекрасный момент она точно с катушек слетела, все слова принимает в штыки, никого не слушает и ведет себя точно чокнутая. И на меня, и на мать ей попросту плевать…

– И когда это началось? – спросил Владан.

– В прошлом году, – вздохнул Моргунов. – Осенью. Нахватала двоек, я, естественно, стал ее ругать, жене, кстати, тоже досталось. Юлька вдруг сказала: «Отвалите от меня» и ушла из дома. На два дня. Мы чуть с ума не сошли от беспокойства. Наконец явилась. Молчит, точно это мы виноваты. Честно скажу, мы растерялись. Не были готовы к такому. Сделали вид, что ничего не случилось. И я… Я уже боялся ругать ее. Наверное, вел себя неправильно… И я, и жена. Надо было к психологу сходить, что ли… В общем, дальше – хуже. Последнее время мы почти не разговаривали, потому что она тут же начинала орать: «Пошли вы!» и дверью хлопала. Я надеялся, со временем это пройдет. Переходный возраст. Только бы не наркотики… Но ничего такого не замечали. Жена ее комнату регулярно обыскивала. И переписку в Интернете просматривала. Я бы вряд ли сообразил, а жена… контролировала как могла. Ничего особенного. Если не считать матерщины и разговоров о сексе… Точно не девчонка‑подросток пишет, а прожженная стерва… Вот скажите, откуда в них это?.. Извините, – поспешно произнес он.

– В полиции вы переписку показывали?

– Нет, – неохотно ответил Моргунов. – Сказали, что домашним компьютером она не пользовалась. Жена проверила, ничего такого, что могло бы навести на ее след.

– Накануне ее исчезновения вы ссорились?

– Нет. Наоборот… Неделя была довольно мирной. Она все больше сидела дома. Мы ее не дергали – сидит и сидит. По вечерам уходила, но ненадолго. Часов в двенадцать уже дома. В среду у нас с женой юбилей свадьбы. Решили отметить по‑семейному, пригласили несколько друзей. Жена в обед пошла в парикмахерскую и Юльку звала, дочь отказалась. Когда жена вернулась, ее дома не было. Стала звонить. Дочь заявила, что пошла к подруге. В общем, мы ее ждали, звонили раз пять. К назначенному времени поехали в ресторан – чего ж праздник портить? Люди ждут… Она так и не явилась. Сказала сначала, что придет в ресторан позднее, а около двенадцати выключила мобильный. Утром мы пошли в полицию. Я был уверен, что это обычные Юлькины закидоны, но жена настояла. У нее было дурное предчувствие. Всей правды я им не сказал, то есть ничего не сказал. Нормальный ребенок и так далее… Стыдно было… Хотя понимаю, дурака свалял. Не удивлюсь, если Юлька окажется в каком‑нибудь притоне. Может, даже накачанная наркотой. Я этого всегда боялся. Найдите ее… пожалуйста… Иногда мне кажется, что ребенка мне подменили. Но это моя дочь, и я все равно ее люблю.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *