Сестры Тишины. Кокетка


Лэни сверяла свои личные впечатления с изученными в монастыре портретами, и находила, что ни один из них не передавал всего обаяния, какое исходило от этого мужчины среднего роста и лет. Его светло карие глаза смотрели на собеседников с умной насмешливостью, а лицо выражала такое доброжелательное участие, что казалось, это вернулся давно забытый старинный друг.

— Прекратите, — холодно сказала вдруг низким и глубоким голосом молчаливая фрейлина, и в тот же миг Арвельда словно окатили ушатом воды.

Невероятную смесь чувств всколыхнул в герцоге этот незабываемый голос, тепло узнавания, острая горечь обиды, запоздалое понимание не случайности давних событий и вмиг проснувшуюся надежду. И твердую уверенность, что в этот раз он никому не позволит решать за себя.

А мгновенно переставшая улыбаться тихоня на замечание Тэльяны отреагировала неожиданным образом.

— Именно поэтому вы лично ездите уговаривать тех, кто не желает подчиняться правилам этикета? — неприязненно глянув на маркиза, осведомилась Лэни с холодной колкостью.

— Позвольте нам присесть? — Фиренс Твигерн произнес свою просьбу так кротко, что невозможно было отыскать сколько-нибудь вескую причину, чтобы ему отказать.

Впрочем, как раз отказывать Лэни и не желала. Словно спрашивая разрешения, оглянулась на брата и на миг опустила ресницы, надеясь, что ему будет достаточно такого намека.

— Разумеется, присаживайтесь, Фиренс, — вежливо произнес герцог — и тетушку вашу устраивайте. Что будете пить?

— Мы знакомы? — усадив Китерию, маркиз обошел стол и уселся напротив Лэни.

— Были когда-то, — невесело усмехнулся Арвельд и повернул голову к снова смолкнувшей Тэльяне — тебе чего-нибудь налить?

Девушка чуть приподняла бровь, в знак изумления такими решительными действиями, но снова промолчала, и герцог счел это согласием. Налил лимонад, подал фрейлине, и хмуро усмехнулся, обнаружив, что она не снимает перчаток. Следовательно, Тэльяна опасается, что ее можно опознать не только по голосу, но и по рукам. И значит она не забыла, что у Арвельда очень хорошая память на голоса и мелкие детали, и теперь справедливо опасается, что услышав ее голос, он вспомнит значительно больше, чем знает его сестра.

Уже вспомнил, усмехнулся про себя герцог, но показывать этого до того момента, пока не появится возможность спокойно поговорить без спешки и посторонних, вовсе не намерен.

— До мятежа? — догадливо осведомился маркиз и, чуть прищурившись, в открытую оглядел собеседника, — увы, не вспомню. Не будете ли так любезны, подсказать? Хотя, возможно, тетушка…

Фиренс оглянулся на маркизу и так откровенно растерялся, обнаружив, как потрясенно рассматривает графиню обычно невозмутимая женщина, что не сумел скрыть свое изумление.

— Тетушка!

— Святые духи, куда же я вчера смотрела… — расстроенно выдохнула та, и, торопливо нашарив в кармане платок, принялась вытирать глаза и нос, — вылитая же матушка! Простите меня, Лэрнелия… но я должна спросить, что с нею?

— Матушки нет уже два года, — тихо ответила Лэни и тоже достала платочек, эта женщина радовалась и переживала так искренне, что девушка не сумела сдержать невольных слез.

— Горе-то какое… а ведь я ее оплакала намного раньше… говорили…

— Я знаю, что говорили, — печально кивнула Лэни, и взглянула на брата, — Арви, налей маркизе немного вина, ей нужно успокоиться.

— Арви? — задумался маркиз, глядя как молодой мужчина с руками воина ловко подает его тетушке бокал с напитком, — неужели герцог Арвельд аш Адерский?!

— Немного не так, — поправил Арвельд, — просто Адерский. Старшим герцогом рода остается Геверт.

— Так вот где граф нашел себе жену, — начал распутывать клубок интересующих его вопросов маркиз, — но куда тогда пропала Ритола?

— Не имею представления, — хладнокровно солгала Лэни, хотя и в самом деле не знала, куда Олтерн посадил свою бывшую шпионку, — я ее видела всего один раз, когда она отчего-то решила объявить моего мужа своим. Он тогда находился в замке Эфро, в комнатах целителей.

— Значит, нужно спрашивать про нее у Олтерна, — постановила маркиза, — я тебе говорила, Фиренс, нужно мне обратиться к нему.

— А в чем дело? — заинтересовался Арвельд, ощутив, как на его ступню упорно давит ножка сестры, — возможно, мы вам поможем? Или Дагорд, он сейчас должен вернуться.

— Дело в том, что она принудила меня дать клятву, — хмуро признался маркиз, — и мне бы не хотелось подводить женщину.

— Вы ее не подведете, я вас уверяю, — твердо заявил Арвельд, — если расскажете все графу. Возможно, даже сумеете спасти от больших неприятностей. Я тоже не имею права рассказывать чужие тайны, но намекнуть, что ее делом занимается сам Олтерн, по старой дружбе все же могу.

— Спасибо, — маркиз внимательно рассматривал сделавшую ему предупреждение фрейлину, — а эта госпожа, как я понимаю, герцогиня Адерская?

— Нет, — отрезала Тэльяна.

— Пока — нет, — чему-то усмехаясь, поправил ее Арвельд, — но это — между нами.

Фрейлина бросила на него быстрый хмурый взгляд и смолчала, а Лэни постаралась удержать на лице невозмутимое выражение. Ее братец что-то уж слишком решительно взялся за дело, возможно, придется с ним побеседовать… хотя и не положено младшим сестрам поучать старших братьев.

— А вот и Дагорд, — сидевшая вполоборота к двери графиня произнесла то, что почувствовала заранее, только в тот момент, когда Змей вошел в комнату.

Следом за ним шел Наерс, и по мере того, как он продвигался по залу, говор становился тише, а улыбки гостей бледнее. Почему-то никто не желал привлечь к себе взгляд его усталых глаз. Лэни мысленно отправила поздравление матушке Тмирне, настоявшей на том, чтобы по дворцу бродили ее воспитанницы, а не переодетые в слуг и гостей помощники старшего дознавателя. Она опять оказалась права, никто и не заподозрил, что несколько улыбающихся девушек могут быть опаснее, чем толпа подозрительно-хмурых лакеев, в чьи ливреи вначале намеревались переодеть ищеек.

— Я вижу, вы не скучаете, любимая, — опускаясь в кресло рядом с женой, с едва заметным сарказмом отметил граф, и относилась его язвительность вовсе не к Лэни. Затем Змей вежливо, но с прохладцей поздоровался с маркизом, — добрый день, Фиренс, мое почтение, госпожа Китерия. Лэрнелия рассказывала, что вы занимаетесь очень важным делом… боюсь, после амнистии работы вам прибавится.

— А я боюсь, — нежно улыбаясь мужу, сообщила ему Лэни, — что у господина Наерса прибавится работы после рассказа маркиза. Известная вам Ритола доверила ему какие-то тайны и взяла клятву… но точнее он нам объяснять отказывается.

— Вот как, — Змей вопросительно глянул на сосредоточенно пьющего напиток помощника и встретил понимающий взгляд, — думаю, лучше всего будет, если маркиз с Наерсом немедленно отправятся в серый кабинет, только не стоит идти вместе. Не нужно, чтобы гости потом задавали Фиренсу лишние вопросы.

— Мы с Тэльяной можем его проводить, — снова решил все за себя и фрейлину Арвельд, — сделаем вид, что маркиз показывает нам дворец.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *