Леди Чудо


– Вы диктуете мне правила, мисс? В том ли вы положении, чтобы делать это? – Сухо отзывается он.

– В том. Вы можете снова указать мне на иерархическую лестницу, но я имею на это право сейчас. И если вы этого не сделаете, то я сама вызову полицию и именно так проучу этого ребёнка, – требовательно говорю я. Сердце бешено стучит от ярости, но не на Венди, а на него, что позволяет это, что не углядел, и недодал ей необходимого внимания. Да что ж он за человек?

– Угрожаете мне? Это смешно, – и вновь пустота во взгляде.

– Нет, – вздыхаю, бросая быстрый взгляд на ребёнка, поджавшего обиженно губы, – нет, я вам не угрожаю. Всего лишь хочу донести до вас, что с годами такого рода поведение выйдет за границы дозволенного. И вы упустите время, когда могли предотвратить проблемы, которые нависнут над ней.

– И что вы предлагаете? Какое наказание для вас приемлемо? – Безынтересно спрашивает он.

– Пусть уберёт всё, что натворила. Соберёт перья, отнесёт в пакеты изрезанное бельё, составит список, что требуется заменить. К этому возрасту ребёнок уже должен уметь писать, – произношу я, уверенно смотря в его глаза.

– Это её работа, а не моя! Она…

– Довольно, Венди, убирай спальню, через час я проверю, – обращается к ней, а я смотрю на этого ребёнка, что так погряз в чьей-то модели поведения и ужасаюсь. Виноватый взгляд, наполненный неискренними слезами, приложенная к груди рука и весь облик, словно актриса на сцене. Она знает, как вести себя в такой ситуации, видела уже, возможно, от матери. Дети копируют тех, кто для них кумир. И это страшно. Действительно страшно, что будет с этой девочкой, если сейчас ей не показать, что хорошо, а что плохо.

– Но это не я, дядя Áртур, не я, – хнычет она.

– Твоей матери необходимо было следить за тобой, а она пренебрегала этим. Но с сегодняшнего дня я возьмусь за твоё воспитание, и ты станешь той, кем должна быть. Мне не нужны проблемы перед свадьбой, тем более с тобой. И вскоре отправлю тебя в какой-нибудь пансионат, чтобы именно там тебе привили хорошие манеры, – строго отчитывает её лорд Марлоу. От его голоса даже по моей спине пробегают мурашки. Закрываю на секунду глаза, заставляя себя молчать, не критиковать его, ведь именно словами он показал этому ребёнку, настолько она не нужна никому.

– А вы, – распахиваю глаза, встречаясь с тёмными. – За мной живо.

– Я вернусь через час, Венди, и чтобы здесь всё было убрано, – разворачивается, выходя из спальни. Оставляет после себя тяжёлый воздух, что находится в его душе. У него чёрствое сердце, и сейчас по щекам девочки катятся настоящие слёзы. Хочется её обнять, но обрываю себя от этой мысли, наклоняясь и обхватывая фартуком нож. Неизвестно, что он хочет от меня и какие последствия будут. Хоть где-то пригодились мои знания собственного алиби и прав.

Выхожу из спальни, хотя сердце сжимается от звуков плача Венди, но иду по коридору, завидев фигуру в чёрном впереди. Ускоряю шаг и практически добегаю до него, открывшему дверь и входящему в комнату.

– Закройте за собой дверь, – требовательный голос раздаётся из глубины комнаты. Вздыхаю и выполняю, оборачиваясь и оказываясь в уютном и теплом кабинете, с потрескивающим камином, полками, наполненными книгами, местом для отдыха. Точно как во всех исторических романах, что я читала.

– Это ваше, – подхожу к низкому столику, отпуская нож.

– Итак, вы до сих пор здесь, хотя я уволил вас вчера, – поднимаю голову, замечая лорда Марлоу стоящим у стола.

– Ваш отец сказал мне остаться, – тихо отвечая, выхожу в центр комнаты, словно для оглашения моего наказания.

– Что вы хотите от него, мисс?

– От вашего отца? Ничего, что вы. Он добр ко мне, а я пришла сюда работать, – нервно улыбаюсь, но кажется, ему это совсем не нравится. Сужает глаза, пытаясь проникнуть своим взглядом глубже. Неприятное ощущение усталости резко наваливается на меня, опускаю глаза в пол, только бы не смотреть на него. Это отнимает много сил.

– В последнее время я слишком часто слышу о вас и вас. Моя мать уверена, что вы заставляете Роджера развестись и не просто так появились здесь. А также вы пытаетесь воспитывать ребёнка, который не принадлежит вам, – смехотворность этих слов просто выбивает почву из-под ног. Так ещё в жизни меня не оскорбляли.

– Нет правды в ваших словах. Я не претендую ни на что, а опасения вашей матери просто смешны, – поднимаю голову, пытаясь вложить в свой взгляд как можно больше честности.

– И вы хотите сказать, что лезете в жизнь моей семьи просто так? Без какого-либо подтекста? Без возможности получить за это премию?

– Иногда люди совершают поступки просто так, по доброте душевной. И если вы с этим не сталкивались, то мне жаль. Я именно из таких людей. Вижу, что Венди избалованный ребёнок и очень одинокий. Вам плевать на неё, вы пренебрегаете её желаниями, как и желаниями вашего отца. Вы не замечаете, что эта девочка одинока, и именно таким образом, она привлекает внимание. Она кричит о помощи, только вы закрываете на это глаза. А она требует, чтобы её заметили и, возможно, именно отругали за недостойное поведение…

– Достаточно. Вы довольно много высказали здесь, как и там. Да и вы хоть понимаете, с кем так фривольно говорите, тыкая и ища недостатки у всех, кроме себя? – Злость, с которой он сквозь зубы произносит слова, оборвав мою излишне пылкую речь, вызывает внутри страх. Но не физический, а душевный. Снова убеждаюсь, что у этого человека невероятно сильная аура холода.

– Я не пыталась указывать вам на недостатки, я лишь хотела сказать, что нельзя прощать ребёнку всё, а особенно игры с ножами и такого рода спектакли. Это…

– Раз вы настолько знаете, как воспитывать детей, этим теперь и займётесь. Посмотрим, как хорошо вы умеете воплощать свои слова в жизнь, а не только громко разглагольствовать об упущениях в воспитании. Вы свободны и теперь стали няней Венди, – от его слов издаю рваный вздох, только открываю рот, как сразу же его закрываю, немного обескуражена такой новостью.

– Но я убираю комнаты… ей нужно… я не знаю, какое воспитание должно быть у леди. Я…

– Вы так были уверены вчера и сегодня в своих суждениях. Так вы, значит, всего лишь слишком болтливы и не несёте ответственности за свои слова, хотя требуете этого от других. И я напомню вам, кто здесь главный. Вы работаете на меня, я плачу вам зарплату, и я приказываю вам, мисс Всезнайка, стать няней Венди. Иначе вы немедленно собираете свои вещи, и я сделаю всё, чтобы именно вы оказались виновной в ужасном состоянии спальни моей матери. Вам всё ясно? – Словно животное, рычит на меня, сокращая расстояние между нами широкими шагами.

Теперь так близко, что горло сводит от сухости, а шум в ушах от его глаз, в которых даже сейчас виден смертельный огонь, забирается в мою душу.

– Да, мне всё ясно, милорд, – опускаю взгляд, гипнотизируя его шею, затянутую тканью чёрной водолазки. До носа доносится аромат свежести и хлопка, втягиваю его глубже, поддаваясь этим чарам из запахов.

Мужчина ещё что-то говорит мне, но я не слышу, вижу только, как его губы двигаются. Кажется, что ноги превращаются в желе, не желая держать меня. И знаю, отчего-то знаю, причину этого состояния. Хотя тело предаёт меня, переизбыток эмоций, событий, всего, что произошло со мной за последнее время, превысило грань моей стойкости, но разум он чист. Ясен настолько, чтобы понять, насколько этот мужчина внутри очернён. Насколько его сердце заморожено кем-то и бьётся ровно. Он бесчувственен, как прекрасная скульптура изо льда. Он пытается забраться в мою душу, чтобы перетянуть на свою сторону, сделать такой же, какие все вокруг него.

– …а дальше посмотрим. И не попадайтесь мне больше на глаза, от вас одни неприятности, – звук включается, слышу только его последние слова, издавая вздох от страха. Делаю шаг назад. Мне надо уйти.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *