Что делать?


Свет, тепло и аромат

Быстро гонят тьму и хлад;

Запах тленья все слабей,

Запах розы все слышней… {147}

 

 

 

Глава шестая

Перемена декораций

 

– В Пассаж! – сказала дама в трауре, только теперь она была уже не в трауре: яркое розовое платье, розовая шляпа, белая мантилья, в руке букет. Ехала она не одна с Мосоловым; Мосолов с Никитиным сидели на передней лавочке коляски, на козлах торчал еще третий юноша; а рядом с дамою сидел мужчина лет тридцати. Сколько лет было даме? Неужели 25, как она говорила, а не 20? Но это дело ее совести, если прибавляет.

– Да, мой милый, я два года ждала этого дня, больше двух лет; в то время, как познакомилась вот с ним (она указала глазами на Никитина), я еще только предчувствовала, но нельзя сказать, чтоб ждала; тогда была еще только надежда, но скоро явилась и уверенность.

– Позвольте, позвольте! – говорит читатель, – и не один проницательный, а всякий читатель, приходя в остолбенение по мере того, как соображает, – с лишком через два года после того, как познакомилась с Никитиным?

– Так, – отвечаю я.

– Да ведь она познакомилась с Никитиным тогда же, как с Кирсановыми и Бьюмонтами, на этом пикнике, бывшем в конце нынешней зимы?

– Совершенная правда, – отвечаю я.

– Так что ж такое? вы начиняете рассказывать о 1865 годе?

– Так.

– Да можно ли это, помилуйте!

– Почему ж нельзя, если я знаю?

– Полноте, кто же станет вас слушать!

– Неужели вам не угодно?

– За кого вы меня принимаете? – Конечно, нет.

– Если вам теперь не угодно слушать, я, разумеется, должен отложить продолжение моего рассказа до того времени, когда вам угодно будет его слушать. Надеюсь дождаться этого довольно скоро.

 

4 апреля 1863.

 

 

Исправления

(Составил С.А. Рейсер)

 

 

Источники текста

 

Что делать? Из рассказов о новых людях. – Современник, 1863, № 3, стр. 5–142 (ценз. разр. 15 февраля и 14 марта, вып. в свет 19 марта); № 4, стр. 373–526 (ценз. разр. 20 апреля, вып. в свет 28 апреля); № 5, стр. 55–197 (ценз. разр. 27 апреля и 18 мая, вып. в свет 30 мая). Подпись в каждом номере: «Н. Чернышевский».

Что делать? Из рассказов о новых людях. Черновая редакция. 59 листов. ЦГАЛИ, ф. 1, ед. хр. 234.

Что делать? Из рассказов о новых людях. Копия М. II. Чернышевского части утраченной рукописи главы V. Там же, ед. хр. 652.

Печатается по тексту «Современника», сверенному с черновой редакцией и копией М. Н. Чернышевского. Устранены (без оговорок) более ста опечаток или очевидных описок, путаница в нумерации глав и параграфов.

Кроме того, введены следующие исправления.

 

нельзя не быть злой вместо нельзя быть злой. «Не» восстанавливается по смыслу и по черновой редакции, где написано: «нельзя мне не быть злой». Возможно, что «мне» выпало при переписке рукописи или при наборе. Однако не исключено, что Чернышевский хотел придать всей фразе более общий смысл – «нельзя в этом мире не быть злой».

«Сторешни́к» вместо «Сторешник» – исправлено по черновой редакции.

«шутки» вместо «штуки» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«Но – ничего» вместо «Но» – исправлено по черновой редакции.

«судей» вместо «людей» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«выражением» вместо «движением» – исправлено по смыслу.

В «Современнике» слона «Милый мой! Ты видел, я плакала, когда ты вошел. – это от радости» повторены дважды. После первого раза следует: «Он взял и поцеловал ее руку». После второго: «Лопухов поцеловал ее руку, и много раз поцеловал ее руку». В черновой редакции слова «Милый мой, ты видел, я плакала, когда ты вошел, – это от счастья» продолжаются: «Дайте Вашу руку, – он взял и целовал ее руку. – Нам не нужно было говорить, что мы любим друг друга? Да и говорили. – И все целовал ее руку». Предположение, что Вера Павловна дважды обратилась к Лопухову с одними и теми же словами, маловероятно; их, очевидно, следует оставить только один раз – и притом в более распространенной версии. Вероятно, написав первую фразу («Милый мой! Ты видел, я плакала, когда ты вошел, – это от радости. Он взял и поцеловал ее руку»): Чернышевский зачеркнул ее (или забыл зачеркнуть?) и написал следующую‑то же, но с добавлением: «И много раз поцеловал ее руку». Наборщик не разобрался и наорал обе фразы дважды.

«понятно» вместо «конечно» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«повенчаться» вместо «посоветоваться» – исправлено по черновой редакции.

«о‑е‑a‑a‑dum, как говорится по – латыни». Формула «Quod erat demonstrandum» нередко употреблялась в сокращенной форме «Quodum», или «Q. Е. D.», или иногда «Queadum» – скорее всего, именно это и было написано в рукописи.

«оборванная» вместо «образованная» – исправлено по черновой редакции.

«и бороться то» вставлено по смыслу и по черновой редакции.

«оказались» вместо «отличились» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«приобрел ее сердце» вместо «приобрел сердце» – исправлено по смыслу.

«как увидишь лучше, так и сделаешь» вместо «как увидишь, так и сделаешь» – исправлено но смыслу.

«не замечал» вместо «замечал» – исправлено по смыслу и по черновой редакции: это исправление было введено в текст романа раньше, см.: Чернышевский, т. XI, стр. 220.

«стеснительно» вместо «действительно» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«Лопухова» вместо «Кирсанова» – та же описка в черновой редакции; исправлено по смыслу.

«Он ценил в ней только красоту» вместо «Он ценил только в ней красоту» – исправлено по смыслу.

«дурно» вместо «трудно» – исправлено по смыслу.

«успеете» вместо «умеете» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«лет 40» вместо «лет 50» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«Наставление» вместо «Направление» – исправлено по смыслу.

«по его же словам» вместо «по словам» – исправлено по смыслу.

«погибли бы» вместо «погибали» – исправлено по смыслу и по черновой редакции.

«но тогда я так думала, и он так думал» вместо «но тогда я думала, и он думал» – исправлено по смыслу.

 

Учитывая совершенно особые условия печатания романа, в издании унифицированы формы «волосы» и «волоса» в пользу первой, «госпиталь» и «гошпиталь» в пользу второй. Разнобой в употреблении этих слов отражает колебания, в языке того времени и не позволяет определить, где текст рукописи и где чтение наборщика.

Пунктуация и орфография даны по современным нормам, но с учетом некоторых особенностей письма Чернышевского: по возможности сохранены случаи, в которых слышится интонация автора или его героев. Сохранены отточия с разным числом точек, явно имевшие для Чернышевского особое значение; сюда, же следует отнести вопросительный и восклицательный знаки в середине фразы, продолжающейся строчной буквой, тире, иногда заменяющее абзац, и пр.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *