Без правил


– Отвечай, Тео, ты соврал этой девочке, что он наркоман?

– Он это рассказал тебе? – Подал голос брат, опускаясь на пол рядом с чемоданом.

– Да, он открыл мне правду, почему тогда прочитал моё письмо, из-за тебя, – сейчас я обвиняла Тео во всех смертных грехах.

– Я не говорил, что Гранд наркоман. Сказал, что он балуется травкой, и это было правдой, – тихо произнёс парень, смотря на свои кеды. – Потом попросил прощение у него и объяснил Патриции, что это всё ерунда, но она всё равно заставила сына сдать анализ на дозу препаратов в крови.

– Но он не был наркоманом, Тео. Я ведь тоже там была, хоть и маленькая, но помню только сигареты, – нервно сказала я.

– К сожалению, был. Анализы показали всё. И после этого Патриция отправила своего сына в клинику, где его лечили, и он одновременно учился. Но он мог там быть только год, врачи сказали, что степень зависимости была не такой запущенной, поэтому его удалось спасти. Но Патриция не спешила его возвращать домой. Она оставила его там, чтобы быть уверенной, что Гранд больше никогда не станет баловаться этим, наказать таким способом. Он в клинике поступил в Нью-Йоркский университет. И учился за большие деньги нашего отца по удалённой программе, и только раз в месяц его выпускали, чтобы он сдавал экзамены.

Он замолчал, а я смотрела впереди себя, переваривая информацию.

«…только лечить меня было не от чего…», – пронеслись в голове его слова, сказанные с такой горечью и печалью, что поверила. Я ведь ему поверила!

– Откуда ты знаешь так много? – Сглотнув комок в горле, спросила я.

– Папа рассказывал.

– Но Гранд утверждал, что не был наркоманом, – прошептала я.

– Разве убийца или алкоголик признает, что болен? Нет, конечно. Так и Гранд, он до последнего отрицал свою причастность к наркотикам, но ведь он сдавал анализы. Не обманешь систему. Ты сама должна это знать, – Тео выговаривал каждое слово с тяжестью, которая теперь сдавливала мой желудок.

– А потом он приехал и решил отомстить тебе за то, что ты его сдал, – продолжила за брата, он поднял голову и печально кивнул. – И тут была я… малышка Ливи, глупая… Боже…

Начала глубоко дышать, пытаясь насытить организм кислородом. Да почему так тяжело? Почему так тошнит и кружится голова? Опустила голову между ног и сжала, заставляя себя дышать глубже. Не позволяя себе новой порции жалости к себе.

Он снова меня обманул! Снова! Он решил, таким образом, огородить свою маму от меня? Какие мотивы были у него? Почему я опять повелась? Идиотка! Дура!

Ты осталась глупышкой Ливи, которая играет во взрослые игры с самим королём, умело руководящим тобой, как куклой. А ты радуешься глупостям. Вот, что такое играть по-крупному. Не делать маленькие пакости, а плевать в душу, взрывать сердце, затем в лицо просить прощение, когда уже ничего нельзя вернуть. Просить очень просто, только вот прощать – нет. И сам Гранд знал об этом.

Каждое его слово прокручивалось в голове, и теперь я понимала, что он отчасти говорил о себе.

«Такое невозможно простить…».

И он не простил. Гранд снова решил начать игру, теперь уже открыто. Поэтому он пришёл ко мне в первую ночь и показал письмо. Поэтому он купил цветы, поэтому он ревновал. Ему что-то от меня нужно. Но что?

Если спрошу у него об этом и напугаю, что испорчу свадьбу? Хотя я на такое никогда не пойду, слишком люблю отца и Патрицию. Не умею причинять боль тем, кого люблю.

– Ливи? – Меня потряс за плечо Тео. Я очнулась от своих похоронных мыслей и подняла голову.

– Всё нормально, просто мне хотелось знать, – ответила я на немой вопрос в глазах брата.

– Почему он тебе это рассказал? – Допытывался брат.

– Потому что думал, что узнай я его мотивы… лживые мотивы, не расстрою свадьбу наших родителей, – честно ответила, а губы брата сжались.

– Урод! – Процедил он. – Если он хоть пальцем тебя тронет, если подойдёт, я не посмотрю на наше перемирие…

– Успокойся, – попросила его. – Нам придётся как-то всем сосуществовать вместе. И необходимо забыть тот случай. Начать новую жизнь. Хорошо?

– Ливи, сестрёнка, ненавижу его, – скривился брат, смотря на меня блестящими глазами, подтверждающими его слова.

– Я понимаю, но ради отца мы будем вежливы и отпустим прошлое. Мы должны, это единственное, что можем сделать для нашего папы, чтобы он, наконец-то, был счастлив, – сейчас для меня было главным успокоить Тео, не дать ему натворить глупостей.

– Ты права, – сдался он. – Но если что-то…

– Ничего, поверь. И к тому же я уже взрослая и у меня вскоре, надеюсь, появится тут парень, – перевела я тему, настроение Тео тут же сменилось с мрачного на романтическое. И не дав ему вспомнить наш разговор и его чувства к Гранду, я в который раз стала наигранно весело рассказывать о Винсе.

Мы провели, сидя на полу ещё три часа, пока я спрашивала его обо всём. Я отвлекала, как могла. Отлично отыграла эту роль, хотя внутри меня происходило сумасшествие. Душа стонала от боли, от вранья.

Гранд весь пропитан ложью, полностью. И я ещё его жалела? Этого кукловода? Глаза снова наполнились слезами, но я больше никогда не позволю себе плакать. Нет! Никогда!

Вернувшись к себе в спальню, я взяла телефон: два сообщения от Винса и один пропущенный от него же.

Банальные романтические письма о моих глазах, о планах на завтра и о страстном желании увидеть меня. Пришлось ответить в том же духе, мгновенно пришли новые послания. И на послезавтра у меня назначено свидание с ним с обеда и «пока ночь не накроет одинокий город, каким он был без меня».

Я скривилась такому сообщению и отложила телефон.

Когда тебя бьют по одному и тому же месту, то, в конце концов, оно перестаёт быть чувствительным, следующий этап – атрофированность, а со временем отмирание с невозможным восстановлением клеток. Так сейчас моя душа стала этим местом. Она стояла на пороге первого этапа.

Я не выросла, ни грамм не поумнела, раз позволила Гранду ввести себя в заблуждение, по его отработанной схеме.

Хватит обещать себе, уговаривать себя и скулить, пора начать действовать!

Глава 11 Гранд

Что такое день сурка? Для меня это стало просыпаться с сухостью во рту, головной болью и ломкой во всём теле из-за «помощников» извне.

Сквозь пелену стука в висках и дремоту, я расслышал знакомый голос, который орал где-то рядом. Но отрицал появление его в своей голове и только сильнее зажмурился, закрыв уши подушкой.

Неожиданно меня кто-то ударил в плечо.

– Блять, Лес, отвали, – проскулил я, но получил ещё один удар, меня уже схватили за руку и резко приподняли.

Приоткрыл один глаз и по нему ударил яркий свет, а затем опять этот громкий голос разрезал мою голову:

– Ты совсем охренел?

– Тео? – Заморгал, настраивая резкость, и встретился с человеком, которого сейчас бы хотел видеть самым последним.

– Что разорался? – Продолжив бурчать, я сел на постели ровнее.

– А ну одевайся и поговорим, иначе не ручаюсь за себя, – грозно сказал мне он и вышел из спальни, громко хлопнув дверью.

– Твою мать, – сейчас мог только стонать и выть от вспышек в голове. Сжал руками её.

– Гранд, что происходит? – Позади услышал сонный женский голос и скривился.

– Тебе пора, – ответил я ей, не оборачиваясь.

– Что? – Девушка, видно, полностью проснулась от этой новости.

– Я вроде говорю на английском. Свободна! – обернулся на блондинку и повысил голос.

– Но… ты… я… – пролепетало тело, сверкая слезами в глазах. Вот мокроты мне тут не хватало!

– Ну, потрахались, что дальше? Ничего. Чао, – опять всё по новой. Надоело каждой объяснять свой принцип жизни.

– Что? – Воскликнула она, прижимая одеяло к груди. – Ты же сказал, что влюбился! Кобель! Урод недоразвитый!

В меня полетела подушка и несильно ударила по голове.

– Карина, или как там тебя. У меня жена есть, и она вчера мне сына родила, – в голове вспыхнули слова Лив, и я повторил их. – Я отмечал так.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *