Пока огонь не поглотит меня


– Он разводит тебя на секс?

– Он ни разу об этом не упоминал. Да и вряд ли… нет, конечно, нет. Он работает на Филиппа, и тот, возможно, хочет поймать меня на адюльтере, чтобы… – вздыхаю и встречаюсь с ожидающим взглядом сестры.

– Я не могу закончить фразу, потому что сама запуталась. Он упоминал, что заинтересован во мне. Но в чём именно не сказал, – добавляю я.

– Мне в основном звонят мужчины, готовые выложить немаленькую сумму за разговор. Но в тот вечер я не работала, и это меня напрягает, потому что мой добавочный номер был закрыт. Как он пробился, мне неизвестно. Я подам прошение по почте, чтобы разобрались и выяснили причины случившегося. Он меня тоже пугает. Всё становится слишком мрачным, и я уже верю в то, что Филипп даже сюда доберётся, чтобы испортить тебе жизнь, – Рейчел подходит к кофеварке и наливает мне напиток.

– Ты предполагаешь, что он может быть обычным извращенцем? – Спрашиваю я.

– Да, но я не уверена, – хмуро отвечает она, ставя передо мной кружку.

– Нам нужно достать брачный контракт. Думаю, там есть ответы.

– Это невозможно, Рейчел. У меня нет доступа к его адвокату. И это будет открытой войной против него. Он меня раздавит, – качаю головой и делаю глоток обжигающего кофе, согревающего мою кровь.

Это мне необходимо. Расслабление от слов сестры, и шанс остаться с ней, дарят мне спокойные минуты, где я могу просто выпить кофе и позавтракать. Стать обычной, каких миллион. И я была такой, пока решение воплотить мечту не вычеркнуло из моей жизни настоящую сущность. Хотя и сейчас быть собой очень страшно, остаётся только казаться лучше, чем я есть, пока сама не найду то, что когда‑то оставила позади себя. Порой даже стук сердца бывает лишним. Ты не уловишь того момента, когда следует проявить настойчивость и начать новый спектакль. Мне пришлось… лгу, нет, не пришлось, я сама хотела стать бесчеловечной, чёрствой, идеальной. Но идеал оказался слишком опасным образом, и лишь сумасшедшие могут доиграть его до конца.

Что такое идеал в моём мире? Идеальный человек – мёртвый человек. Он никогда ничего не скажет. Он никогда ничего не почувствует. Он никогда не предаст. Он никогда не возмутится. Он никогда не услышит стук собственного сердца. Он ничего не услышит. Он идеален во всём. Но эгоизм и желание вкусить нечто иное – не позволяют мне полностью погрузиться в мою мечту. Лишь это и станет спасением.

– Хорошо, контракт не достать. Но квалифицированные адвокаты могут помочь, – замечает сестра, сама добавляя в тарелку мюсли и заливая их молоком.

– Ешь, – она придвигает ко мне завтрак и кладёт рядом ложку.

– Адвокаты стоят немало, и если я обращусь к ним, то он об этом узнает. Ведь юрист будет копаться в его делах, которые Филипп охраняет, и он заметит. Гиблое дело подавать на развод, точнее, это проигрышное дело, – качаю головой, отставляя чашку.

– Тогда какой вариант, Санта? Ты не хочешь даже попробовать, – цокает сестра.

– В этом нельзя сделать полшага. Здесь или идёшь навстречу неизвестному, или терпишь. С одной стороны, мне страшно из‑за последствий, а с другой это – самое желанное для меня. Я хочу выжить, – шумно вздыхая, принимаюсь за завтрак, пока сестра задумчиво наблюдает за мной и стучит пальцем по губам.

– Здесь ты должна решить: готова или нет, – её фраза смешивается в разуме с иными словами, еда застревает в горле.

– Он… он спрашивал именно это, – шепчу я, отодвигая тарелку.

– Кто он? И что это? – Удивляется Рейчел.

– Этот человек, неизвестный, который звонит мне. Он спросил в первый вечер: «Готова ли я увидеть огонь таким, какой он есть?» А потом всё прекратилось, я испугалась, алкоголь больше не помогал… чёрт, возможно, запаниковала, и он завершил разговор.

– Хм, есть вероятность, он знает больше, чем мы предполагаем. Если взять другую причину его настойчивости? – Сестра подскакивает и начинает мерить шагами маленькое пространство кухни перед столом.

– Какую? – Спрашиваю её.

– Интерес, обычный мужской интерес, возбуждение, извращение… боже, называй как хочешь. Ему понравился твой голос, такое бывает. Очень часто мужчины готовы выложить немаленькую сумму, чтобы женщина, понравившаяся ему на моей работе, говорила с ним постоянно. Лично. И если этот мужчина из такого разряда, то всё может быть проще, и не так страшно, как показалось, на первый взгляд, – быстро тараторит она, отчего я фыркаю и складываю руки на груди.

– То есть ты предлагаешь поощрять его? – Ехидно интересуюсь я.

– Узнать больше информации, чтобы обезопасить и тебя, и меня. Ведь если это Филипп или его человек, то они играют нечестно, надавливая на твои болезненные и слабые точки, то есть на твою семью. Но если это обычная заинтересованность в женщине, то тогда у тебя власти больше, чем ты можешь себе представить, – она пожимает плечами и останавливается.

– Лучше, вообще, с ним не говорить, – категорично отвечаю ей.

– Что ж, ладно, но остаётся лишь один вариант – найти хорошего адвоката, здесь, в Дублине. Хотя бы консультацию получить, Санта. Мы должны знать, с чем столкнёмся в будущем, и какие документы и подтверждения для развода нам необходимы, – замечает она. Кривлюсь от правдивости её слов и киваю.

– Отлично, тогда у меня есть три кандидата, – Рейчел подходит к ноутбуку и поворачивает его ко мне.

– Когда ты успела? – Обескуражено смотрю на сестру, гордо улыбающуюся.

– Заснуть не могла. Итак, их трое. Нам необходимо позвонить в офис, и узнать, когда можно встретиться с ними. Это сделаю я, чтобы ты не светилась раньше времени.

– На встречу придётся идти мне.

– Да, но я буду рядом. Если Филипп настолько болен, что не желает тебя отпускать, и ты опасаешься возможной слежки. А он, скорее всего, это может сделать, то я буду тем человеком, который возьмёт весь огонь на себя. К тому же адвокат даёт клятву Гиппократа.

– Вроде бы это врачи её дают, – хмурюсь я.

– Да какая разница хоть Майку Джексону пусть обещают, но они не разглашают информацию, поэтому мы убережём тебя от последствий, – Рейчел отмахивается от меня и поворачивает к себе ноутбук.

– Ты завтракай, а я пошла звонить. Давай, у нас мало времени на ссоры, поэтому я ушла, и когда вернусь, вылью тебе на голову то, что не съешь, – угрожая, как это было в детстве, она подхватывает лэптоп и исчезает в гостиной.

Вожу ложкой по молоку, пока приглушённо слышится разговор сестры по телефону. Не знаю, что меня останавливает, открыто начать войну. Чёрт, себе вру, знаю. Провалы в памяти, я не могу собрать их воедино, чтобы полностью предоставить информацию и иметь хоть что‑то на Филиппа. Но что‑то подсказывает мне, что я эти воспоминания забыла не просто так, запила красочным напитком и погрузилась в иной мир, который только и могу представить. Это меня пугает больше всего. Незнание и страх раскопать восприятие настоящей уродливой сказки для взрослых.

Поднимаюсь со стула и подхожу к раковине, выливаю туда весь размякший завтрак и включаю воду, чтобы помыть тарелку. В этот момент входит Рейчел, и я быстро оборачиваюсь.

– Хотя бы ложка жива? – Усмехается она. И я поднимаю её в руке.

– Хорошо, а то в детстве постоянно из‑за тебя засорялся унитаз, – это вызывает улыбку у меня, и я возвращаюсь к мытью посуды.

– Ну что? – Интересуюсь я, складывая её на полку.

– Ничего. Вообще, ничего. В данный момент все хорошие адвокаты заняты. К одному я встала в очередь на март, к другому на июнь, а к третьему только через год. Они пытались мне втюхать тех, кто ни черта не знает, я отказалась. Не думала, что с этим будут проблемы.

– Возможно, это судьба. Она показывает нам, что адвокаты – лишнее. – Вытираю руки о полотенце и, направляясь к столу, ловлю удивлённый взгляд сестры.

– Когда ты поверила в судьбу?

– Я и не верю, – пожимая плечами, делаю глоток кофе.

– Тогда к чему эта возвышенная фраза?

– Ты любишь их, а мне не жалко. Тем более нужно было что‑то ответить. Лучшего не нашлось.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *