Пока огонь не поглотит меня


Она всегда меня защищала, моя старшая сестра по отцу. Она поощряла мои мечты, как мама и вторая мама. Да, у нас их две. Мать Рейчел и моя, а сейчас есть уже третья. Наш отец непостоянен, а я желала вечности с одним, когда в моих генах этого никогда не существовало. Систему невозможно сломать.

– На нашу первую годовщину свадьбы я ждала его дома. Купила его любимый парфюм, красивое нижнее бельё, для нас приготовили ужин, и всё обставили свечами. Филипп задерживался. Семь. Восемь. Девять. Его не было, на звонки не отвечал, и я испугалась, что с ним что‑то произошло. Собралась и поехала в офис, никого там не было. И я бы ушла, если бы не услышала тихие голоса в одном из конференц‑залов. Он был там. Голый. Счастливый. Не один. Было шампанское и свечи, свидание, где мне места не было. Он целовал её, что‑то шептал и смеялся, а я смотрела. Тихо умирая внутри, я смотрела, – каждое слово, сказанное сухо и без эмоций, даётся с трудом. Даже сейчас я вижу эту сцену перед глазами, она снится мне каждую ночь. И это превратило меня в куклу, которая была выбрана из тысячи похожих. Я идеальная.

– То есть… подожди, – Рейчел вскакивает и хмуро смотрит на меня.

– Семь месяцев ты знала об этом? – Вскрикивает, подсчитав время.

– Да.

– Почему, Санта, почему ты только сейчас отреагировала приездом сюда? Почему не рассказала неделю назад, когда мы говорили по телефону? – Недоумённо спрашивает сестра.

– Не знаю, – качаю головой, пытаясь объяснить и себе, что же случилось со мной. – Не помню. Та ночь всё изменила. Я словно далеко спрятала эти воспоминания. А вчера, после очередного дня в клубе и встречи с организаторами дня рождения Филиппа, я открывала бутылку вина, и она выскользнула из рук. Красные капли окрасили мою белоснежную юбку, и всё вернулось. Каждая секунда из той ночи ворвалась в моё сознание, и я как будто очнулась. Обернулась вокруг себя и увидела, как быстро сказка превратилась в ад. Я не знаю… не знаю, что со мной произошло, но я собрала вещи и вылетела к тебе, пока он, уверена, снова был с ней, как и каждый день. Устала терпеть, просто устала.

Глаза вновь мутнеют от слёз, и я закрываю рот рукой, чтобы не закричать от боли, которая лишь за несколько часов заполонила собой всё моё тело и разум. Я только сейчас поняла, насколько изводила саму себя, желая продолжать быть принцессой, пока не сломалось, не разорвалось сердце, и теперь я жалкое существо, преданное мужем.

– Если честно, то я не удивлена. Филипп тот ещё ублюдок, он пытался соблазнить меня и делал недвусмысленные намёки на ужине в честь помолвки. Я тогда уже поняла о нём всё. Мне не хотелось тебя расстраивать, но сейчас нет причин, чтобы скрывать. Я знаю, что он ублюдок, – Рейчел кривится, а её слова добивают меня, отчего издаю стон и мотаю головой.

– Он говорил, что это ты… ты пыталась затащить его в постель. А я… боже, какая глупая, так злилась на тебя и вычеркнула из списка подружек невесты. Ненавижу… как же я ненавижу его, – скулю я.

– Я? Козёл, да я ему яйца отрежу! Ну всё, Санта, не плачь, – Рейчел опускается рядом со мной и обнимает за плечи, прижимая к себе.

И так хочется снова быть маленькой, забыть о том, насколько мои мечты сыграли со мной злую шутку и обернулись вот таким ударом.

– Тише, ничего, разведёшься. Всё будет хорошо, у тебя есть образование, ты найдёшь…

– Нет, – тихо подаю голос. Сестра отклоняется назад, а я прячу взгляд. Судорожно вздыхаю и отодвигаюсь от неё, чтобы сознаться. Вновь увидеть, насколько я была глупа, и теперь объявить об этом вслух.

– Я не окончила университет. Я его бросила, – шёпот срывается с губ, и мне страшно смотреть на Рейчел. Ведь и она, и я знаем, как сложно достались деньги на моё обучение, которое я попросту просрала.

– Что? Но… диплом, у тебя есть диплом, – шокировано отзывается она.

– Куплен. Я познакомилась с Филиппом на первом курсе, и он тогда уже не желал, чтобы я тратила время на глупость вроде образования. Он постоянно говорил мне, что я создана для большего, и он сможет мне это подарить. А на третьем курсе поставил условие: или я бросаю университет, или он бросает меня. Боже, я же любила его… я не думала ни о ком, ни о родителях, ни о последствиях, только о себе и своей мечте. Он был моим принцем, преподносил подарки, одевал, возил отдыхать, да я никогда не видела столько стран – и продалась. Я такая дура, – поднимаюсь с дивана и отхожу на шаг, ожидая, что сестра сейчас придушит меня. Но она сидит и смотрит в одну точку, её глаза наполняются слезами, и она быстро их стирает.

– Скажи хоть что‑то, накричи на меня, ведь я заслужила это. Я бездумная идиотка, поддавшаяся на обещания. И он их исполнил, но плата за мечту оказалась слишком высокой для меня… Рейчел, – умоляю её хотя бы рявкнуть, даже ударить меня. Сестра поднимает голову и печально смотрит на меня, и мне так гадко внутри за обман. Я всё забыла. Запуталась в этом мире и теперь оказалась ни с чем.

– Родители не должны знать, это для них будет сильным ударом. Они же всегда ставили тебя в пример, умница, красавица, а теперь… мы не имеем права разрушать их мечты. Хотя бы их, – сухо произносит она, и это хуже любых обвинений. Разочарование, просквозившее в её голосе, больно ударяет по сердцу, и хочется умереть на месте. Просто рухнуть на пол и биться в агонии, пока она не принесёт самый лёгкий конец.

– Прости, молю тебя, прости меня, – сдавленно шепчу и опускаюсь медленно на колени. Мне плохо внутри, так больно видеть отвращение на лице сестры, и ничего не могу поделать с собой, я оплакиваю годы потерянной жизни.

– Прекрати, Санта, а ну встань! – Рейчел повышает голос. Качаю головой и закрываю лицо руками.

– У меня ничего нет, понимаешь? Он забрал у меня всё. Будущее, прошлое и настоящее. Господи, да я не знаю, что со мной было. Словно жила в каком‑то тумане, и он развеялся в одну секунду, выбросив меня на берег. И я такая жалкая, только проблемы доставляю, прости меня. Помоги мне, Рейчел, помоги, – складываю руки в мольбе, отчего сестра вздыхает и подходит ко мне.

– Да, ты полная идиотка, но в этом есть и наша вина, – она поднимает меня с колен, и её глаза светятся теплом и заботой, которых я так давно не видела, только оценку моего внешнего облика.

– Ничего, мы что‑нибудь придумаем. Хорошо, что наши матери поехали на родину твоей в Испанию, а отец полностью занят предстоящими родами его третьей жены. Для начала ты искупаешься, от тебя жутко пахнет алкоголем. А затем ляжешь спать, сегодня бесполезно о чём‑то думать.

– Я сниму номер, у меня есть деньги и украшения…

– Прекрати, в моём доме для тебя всегда есть место, Санта. Ты же моя сестрёнка, маленькая и полная грёз, которой сейчас намного хуже, чем мне. Пошли, всё хорошо, – она обнимает меня за плечи и ведёт по узкому коридору к первой комнате слева.

– Как часто ты пьёшь? – Интересуется она, открывая дверь и включая свет в небольшой спальне с самой обычной кроватью и мебелью.

– Часто. Слишком часто для двадцати четырёх лет, – горько усмехаюсь я.

– Тебе следует прекратить это. Алкоголь лишь ухудшит твоё состояние. Ты поживёшь у меня, и мы что‑нибудь придумаем. Этот ублюдок заплатит за всё, что он сделал. А если не заплатит, то мне не жаль будет прикончить его и отсидеть срок за это. Или его жизнь, или деньги, чтобы ты начала новую главу без него. Вот ванная, полотенца сейчас принесу, как и твой чемодан, – Рейчел указывает головой на дверь, смежную с комнатой, и я киваю ей.

– Спасибо.

Осматриваю бежевые занавески, тёмную краску на стенах, платяной шкаф, и это возвращает меня в детство. Больше нет розовых обоев с принцессами, кровати в виде замка, смеха и веселья. Не собираются за ужином все и не болтают о глупостях, нет больше нестандартной семьи, где живут и бывшая, и настоящая жена с их детьми от одного мужчины. Я боялась этого, стыдилась их, когда у моих подружек была одна мама, а у меня неправильный устав. Именно это стало причиной моего желания изменить свою жизнь, не питаться постоянно овощами, не носить одежду после Рейчел, не воровать блеск для губ в магазинах, чтобы выглядеть круче. Да, вот я и получила, что хотела. Я сполна испробовала вкус роскоши и теперь осталась ни с чем. Одна в своей глупости. И ведь я до сих пор не выросла, моё развитие остановилось в девятнадцать, когда я встретила Филиппа. Я забыла, что такое книги, но зато узнала, сколько стоит сумочка от «Эрмес». Я не выучила ни одного языка, кроме, умения красиво вуалировать свою неграмотность. Идеальная снаружи и прогнившая внутри.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *