Файролл. Снисхождение. Том 3


Верорк досадливо поморщился.

– И вот еще что, – я откинулся на спинку стула. – Мне бы хотелось получить аванс, а именно – пять комплектов брони и двести пятьдесят тысяч золотом. Золото определите в «Первый независимый банк Эйгена», на счет клана «Линдс-Лохен». Броню заберу сам, о месте передачи договоримся, благо видеться будем часто.

– Скинь класс и уровни, все сделаем, – кивнул Верорк. – Что-то еще?

– А как же, – я уставился на гнома. – Эй, борода. Игрушку лично мне не забудь подготовить. Или предмет из «Рыцарского набора», или щит покозырнее.

– Да чтобы тебе пусто было, – проворчал Румпель.

– И, конечно, дорога до Кроттона? – насмешливо спросила Чужестранка.

– Именно, – я отсалютовал ей кружкой с пивом. – С вами приятно иметь дело.

– Пока не могу сказать того же, – буркнул Верорк. – Не в смысле, что ты плох, а в смысле – пока нет результатов. Нет их – нет мнения.

– Да, почтеннейшие «Орландинос», вот что еще, – я вытер рот. – Давайте не будем портить наши пока неплохо складывающиеся отношения. То есть не надо за мной ходить и дышать мне в спину, не надо каждые пять минут спрашивать у меня «как» и «что». И самое главное – не надо по моим следам пускать «хвоста». Если только замечу какого-нибудь «тихушника» из ваших – очень сильно расстроюсь. Нет поводов для сомнений, наша сделка на контроле у высших сил. Никто никого не напарит, потому что расплата за это будет слишком серьезная.

– Но я хотел бы получать ежедневный отчет о проделанной работе, – на мой взгляд излишне жестковато потребовал Верорк.

– Не-а, – помотал головой я. – Во-первых – кто вам сказал, что я каждый день буду заниматься вашими делами? Во-вторых – я этого не люблю. Не волнуйтесь, когда будет что рассказать, то я ничего не утаю. Если понадобится помощь – сразу же обращусь к вам. И в-третьих – мы это уже обсуждали в самом начале беседы. Уже тогда прозвучало «нет». Чего из пустого в порожнее переливать?

Не понравились мои слова лидеру «Орлов», но на этот раз он промолчал. Ну вот, права была барышня из хрестоматийного произведения – дрессируют даже медведе́й.

– Что до Эйгена – мы обязательно туда сегодня прогуляемся, – решил я не добивать до конца моего нового нанимателя. – Покажете мне место, где вы осели, чтобы я знал, куда бежать, если что. Ну и вообще надо глянуть, что там происходит. Я слышал, там сейчас кто только не отирается? В смысле – из игроков.

– Да ужас какой-то просто, – подтвердила Чужестранка. – Берн в конце Великой войны.

Какие забавные у людей ассоциации. У одной – Тегеран, у другой – Берн. И все войну приплетают.

– Вот и глянем, – я посмотрел на встроенные в интерфейс часы. Девять вечера. Еще часок-полтора можно побегать. – Только сначала – Кроттон, а потом уже Эйген.

– Отведи его, – сказал девушке Верорк, бросая на стол пару золотых. – И сразу пулей к нам. Румпель, загляни в банк и переведи на его счет четверть миллиона золотых.

Я начинаю его уважать. Явно человек дело ставит куда выше слова, и это мне нравится. С такими людьми удобно работать. Правда, кидать их категорически не рекомендуется, они за это запросто могут и убить.

Чужестранка не соврала – она на самом деле доставила меня туда, куда было нужно. Кроттон оказался совсем маленькой деревенькой, затерянной в лесу, в ней имелся всего десяток приземистых домишек с дымящимися печными трубами. Н-да, и народу тут наверняка тоже кот наплакал. С одной стороны – меньше опрашиваемых, с другой – меньше свидетелей, которых можно разговорить.

Ладно, это все завтра. А сегодня – сдержу слово, прогуляюсь в Эйген, посмотрю, что там творится. Может, даже и кое с кем знакомым повидаюсь. И еще – надеюсь, мне не соврали и стража меня больше не ищет.

Глава четвертая о новых временах в Западной марке

Игроков в Эйгене всегда хватало, я это помнил еще с тех времен, когда прибрел туда в живописных лохмотьях и с дубиной под мышкой. Но я все равно восхищенно-удивленно крякнул, глядя на улицы, буквально переполненные народом. Причем НПС среди него было не так уж и много.

– Столпотворение вавилонское, – сказал я Чужестранке, которая с ироничной улыбкой на губах наблюдала за мной. – Как есть оно самое.

– Люди любят наблюдать за тем, как что-то ломается, – философски заметила моя спутница. – Гораздо больше, чем за тем, как что-то строится. А уж если речь идет о крушении сложившихся порядков или мироустройства, то для них это просто праздник какой-то. Если же учесть еще и то, что лично им это ничем не грозит…

– Ну да, ну да, – поддержал ее я. – И еще сюда следует добавить прибыль, которую неизменно приносит ловля рыбы в мутной воде.

– Прибыль – отдельная тема, – Чужестранка ловко лавировала между игроками, успевая на ходу беседовать со мной. – Здесь, на улицах, она мизерная, так, копейки и объедки. Все, кто что-то смыслит в больших переделах, стараются пробраться во дворец или на Зеленые луга.

– Зеленые луга? – переспросил я, заметив, что на мою реплику среагировала не только Чужестранка, но еще и несколько прохожих, как игроков, так и НПС. – А там что?

– Там квартирует мятежный принц, будь он неладен, – с недовольной миной произнес мордатый городской стражник. – Не понимаю, почему светлая королева до сих пор не двинула против него свою гвардию. Ну да, он ее сын, так что же теперь, спустить ему с рук эту смуту? Плаха – вот чего он заслуживает!

– Принц в своем праве! – взвизгнула девушка, тоже НПС. – Королева убила его любовь, это знают все. Подло, исподтишка, чужими руками. Нам не нужна правительница с черным сердцем! Наш выбор – Вайлериус, принц, которого все ждали!

Народ на улице забурлил, запереговаривался, как видно, не в первый раз обмусоливая новости. Движение на улице остановилось, возчики пары карет свирепо заорали и замахали кнутами, впрочем, опасаясь пускать их в ход. И правильно, народ их не понял бы.

Я схватил за руку Чужестранку и крикнул:

– Погоди, мне интересно глянуть, что дальше будет.

Та рассмеялась, но приостановила свой стремительный шаг.

– Эйгенчане и гости столицы! – тем временем на крышу одной из карет вскарабкался тщедушный носатый юноша-НПС и начал картаво бросать в толпу короткие резаные фразы. – Анна полностью дискгедитировала себя. Ее спгаведливо называют Кговавой! Это имя идет ей больше, чем любое другое. Кговь скгепила ее власть, как глина, как клей! Вайлегиус, собгатья, Вайлегриус – вот наше будущее! Слабаки кгичат – его сажать на тгон рано! Тгусы, ничтожества! Сегодня, может, и рано, но завтга может быть уже поздно! Долой Анну! Вся власть пгинцу!

Носатый юноша сорвал с себя берет с пером и замахал им в воздухе, открыв общим взглядам внушительных размеров плешь.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *