Файролл. Снисхождение. Том 3


Оттуда немедленно по новой понеслось:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный и простой, К нам приехал, к нам приехал…»

На этом исполнение песни цыганским хором прервалось, заканчивал ее уже мой коллектив:

– Наш нача-а-а-альник да-а-а-арагой!

Все стихло, я недоуменно уставился на Шелестову.

– Ну? – спросил я у нее.

– Что? – томно поинтересовалась она, стоя вполоборота, обняв себя за плечи и глядя на меня подведенным темной тушью правым глазом, полускрытым под светлыми волосами. Видимо, так ей рисовалась истинная цыганка.

– «Пей до дна» где? – уточнил я. – Поднос где, рюмка с «беленькой»?

– Рабочий день на дворе, – изумилась Шелестова. – Какая «беленькая»? Могу «фанты» налить.

– Да не в этом дело, – подал голос Петрович. – Они всю голову сломали просто, как твое имя в здравицу вставить. Там же перед «пей до дна» сначала его пропеть надо, и единственное, что худо-бедно туда монтировалось, так это «Харик». Естественно, что они забоялись.

– Аргумент, – засмеялся я, глядя на Шелестову, которая очень недобро глянула на Петровича. – Но все равно – немного не то без подноса и рюмки.

– Нет рюмки, – решительно заявила она, развела руки в стороны, зажав в ладонях цветастый платок. – Зато «холодец» есть!

Каблуки ее туфелек выбили из пола дробь, после она лихо на них крутанулась, выгнулась, и передернула плечами, ребята захлопали в ладоши.

– Эй, начальник! – звонко крикнула Шелестова, извиваясь как змея в танце напротив меня. – Повысь в должности – еще не так станцую! Хоп-хоп-хоп!

Вот откуда в ней это все? Вроде – «белая кость», папа богатый, живи в свое удовольствие. А она тут с нами вон «цыганочку» танцует.

Я изобразил из себя Паратова, вальяжно похлопал в ладоши, жалея о том, что на мне не шуба с меховым воротником, и еще о том, что усов у меня нет.

– Опа-опа, дрипа-дрипа, – негромко сказала за моей спиной Вика, глядя на Елену, изогнувшуюся так, что ее волосы касались пола. – Насчет должности не знаю, но ты в «Танцах». Спасибо.

Собственно, на этом показательное выступление и кончилось.

Шелестова смахнула со лба капельки пота, заулыбалась и задушевно спросила у Вики:

– Понравилось?

– Не то слово, – немедленно ответила та. – И самое главное – как это к месту и ко времени.

– Когда же, если не сейчас? – укоризненно произнесла Елена, поправляя волосы. – Харитон Юрьевич возвернулся невесть откуда, разве мы могли не устроить ему встречу? Вы об этом не подумали, пришлось нам самим проявлять инициативу. Так сказать – снизу. А, чуть не забыла!

Шелестова подошла к своему столу, покопалась в куче бумаг, достала оттуда что-то желтое, поднесла это к губам и дунула в него.

Пронзительный звук заставил меня вздрогнуть. Это оказалась футбольная «гуделка».

– Ура-ура-ура! – деловито произнесла Шелестова. – Все, торжественная встреча окончена. Доклад сейчас слушать будете или чуть погодя?

– Здание на месте, люди все в наличии – значит, все нормально, – без тени иронии ответил я. – Какие отчеты? А вот материалы на новый номер посмотрю непременно. Да, Ксюша… Где ты там есть?

Наша «серая мышка» подняла руку, она сидела рядом со шкафом, практически прячась в его тени.

– Твой проект одобрен, финансирование под него выделят, – порадовал я ее. – Причем, как полагается – кто придумал, тому этот геморрой и достается, так что тебе над ним и корпеть. Плюс второй проект, тот, что предложил я. Ну что насчет большого турнира, помнишь?

Ксюша кивнула и сделала пометку на листочке, лежащем перед ней.

– Так вот он тоже достается тебе, – продолжил я. – Концепт, полагаю, понятен, так что займись конкретикой события – даты, зоны ответственности, оформление, слоганы, игровая реклама и все такое прочее. Идеально будет, если это мероприятие перейдет в стадию пиара уже где-то в марте, то есть недельки через три, а пройдет в конце мая, перед «мертвым» летним сезоном. И потом – все это затевалось для подъема интереса к изданию, это основная цель. Вот ее и придерживаемся. Все ясно?

– В общих чертах, – пискнула девушка. – Вот только про зоны ответственности непонятно.

– Не одной же тебе над этим всем горбатиться? – даже удивился я, снимая пуховик и определяя его на вешалку. – Надорвешься. Да и не дело это. Часть полномочий делегируй коллегам, причем не на словах, а на бумаге, оформленной как служебная записка. Стройникову следует поручить то-то и то-то, Шелестова отвечает за то-то и то-то. И спрашивай с них как следует, без всяких сантиментов. Народ, все меня услышали?

– Услышали, – хмуро ответил Стройников за всех.

– Не было у бабы забот, купила баба порося, – подал голос из своего угла Петрович, щелкнул зажигалкой и тут же зажужжал карманным вентилятором.

– Меньше пессимизма, – пристыдил я коллег. – Мыслится мне, что при правильном подходе из этого можно сделать игровой опен-эйр, эдакое главное событие лета. И если оно пройдет хорошо, так и премия не заставит себя долго ждать. Мы же не за идею работаем, а за деньги.

– Премия – это правильно, – бодро заявила Таша, разворачивая шоколадную конфету. – Премию я люблю.

Народ бодро зашумел, подтверждая, что они думают так же, и в свете премии грядущее событие выглядит совсем уж по-другому. Перспективное оно, и очень для нашего дела полезное.

– Меня и Викторию тоже подключай, без чинов и скромности, – дал Ксюше еще один совет я. – Хотя без меня в любом случае не обойдется, так что сегодня после двенадцати ко мне зайди, мы набросаем основной костяк мероприятия. Ну а мясо на этот костяк ты будешь наращивать сама. Что еще? Да. На это время ты освобождена от всей текучки, полностью. И каждый понедельник мне будешь подробно докладывать о проделанной на предыдущей неделе работе. Только без фанатизма, прошитые отчеты можно не делать. И «радеоновских» задействуй тоже без особых стеснений, без них в любом случае не обойтись. Рекламщики, гейм-дизайнеры, Костик… Ты помнишь Костика? Вот с ним будь на связи постоянно, поскольку много контента в игру вводить придется.

– Еще там есть такая Вежлева, – подала из-за моего плеча голос Вика. – С ней поговори обязательно. На ней регионы, связи с общественностью и много чего другого.

Я не стал ее посвящать в детали того, что случилось в Праге. Зачем? Потому для нее Вежлева все еще функционер «Радеона».

– Лучше с ее замом пообщайся, – уточнил я. – Марина человек занятой. Всё, я сейчас выкурю сигаретку, и начнем обсуждать новый номер.

Вот тоже интересный момент – кто будет Вежлевой наследовать? Нет, я ее мертвой не видел, так что хоронить ее рано. Вот только в совпадения я не верю, потому что их не бывает. Что Азов делал в аэропорту? Какой груз встречал? Уж не длинный ли контейнер-холодильник? Боюсь – именно его.

В любом случае, даже если я сгущаю краски и все с нашей деловой красоткой в порядке, то одно предельно ясно – не работать Марине дальше в московском филиале «Радеона». Не работать, ни при каких раскладах. Ее Зимин с Валяевым сожрут за то, что она сделала. Сожрут, сожрут, и косточек не оставят. Из всего того, что я увидел в Праге, было сделано много разных выводов, и один из них таков – что бы ни натворила эта парочка, им все равно почти все сойдет с рук. То есть – за свои грехи они огребут по полной, это да, но даже в случае их виновности первый кнут все равно достанется доносчику. И второй тоже. И пятнадцатый. Потому что когда свои собаки грызутся, чужим там делать нечего.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *