Денег нет, но ты держись!


– Не переживай, Рой, – похлопал колобок по плечу своего друга. – Может быть, и тебя в недалеком будущем за верную службу ждет такая же честь! И скоро к фамилии Твеллер прибавится приставка «сэр».

Сэр Бернар и Рой Твеллер удалились, оставив меня наедине с моей буйной фантазией, которая не имела ничего общего с эротическими грезами. «Ну, хоть не борзые!» – подумала я, прикрывая за ними дверь.

Шаги мужественных телохранителей все еще были слышны в коридоре, точно так же, как и приглушенные разговоры. Из чистого любопытства я прислушалась.

– Ты сам слышал! Дефолт у нее! Слава богу, что она сказала нам заранее! Не хватало, чтобы я жену заразил дефолтом!

Резко отпрянув от двери, я сразу поняла, в следующий раз нужно внимательней следить за языком. Далось им это слово «дефолт». Может быть, догнать их и объяснить, что слово «дефолт» означает полную невозможность рассчитаться по своим долговым обязательствам, а не новое венерическое заболевание? Хотя нет. Я еще за мужиками не бегала, чтобы ночью проводить ликбез по экономике.

Осмотрев дверь, я сразу прикинула, что неплохо было бы повесить изнутри амбарный замок и врезать глазок. А лучше – цепочку! А еще пора бы обзавестись дегустатором и хорошим телохранителем. И спать с кинжалом под подушкой. Мало ли что? Времена тревожные, обстановка мрачная, нервы на пределе. Я сразу с грустью представила себе дверь «шефа» из «Бриллиантовой руки» со всеми цепочками, затворами, засовами, щеколдами… Не хватает только гранаты на растяжке и системы видеонаблюдения. С электричеством здесь туго, поэтому придется ограничиться глазком и настороженным «Кто там?» для идентификации личности.

Ладно, попробую уснуть, а завтра заняться этим вопросом вплотную. Но с открытой дверью по принципу «заходи, кто хочет!» мне не спалось. Закутавшись в одеяло, я подошла к двери, чтобы прикинуть, в какую сторону она открывается. Вовнутрь. Конечно, что я хотела от бригады Равшана и Джумшута, возводившей этот оплот монархии? Но на этот раз это очень кстати. Притащив тяжелый стул, я подперла ручку. Все, теперь на бочок и баиньки!

Время шло, все овцы были пересчитаны, вся таблица умножения восстановлена в памяти, а сон как рукой сняло. Стоило мне впасть в дремоту, как краем уха я уловила подозрительный шорох в комнате. Для мышки как‑то громковато… Напряженно вслушиваясь в тишину, стараясь не выдать себя, я мысленно сосчитала до десяти, чтобы успокоить усиленное сердцебиение и сбившееся от испуга дыхание. Кому не спится в ночь глухую? У меня тут не комната, а проходной двор. Судя по тому, что повеяло холодом, окно было открытым, а судя по звукам, кто‑то что‑то искал. Шуршание ящиками трюмо, шорох занавесок, тихие шаги и снова шуршание. Ладно, была не была!

– Все уже украдено до вас… – грустным голосом сказала я, съёжившись в комочек от собственной наглости.

– То‑то я думаю, что ничего нет… – сипло ответил некто, с легкой ноткой разочарования, хлопая оконной створкой.

Господи! Да это просто измывательство какое‑то! Бронированная дверь, металлические решетки на окнах, бультерьер в каждом углу и часовые по периметру! Без компромиссов! Мне пришлось встать и закрыть окно, потому как сильно поддувало. Не спасало даже толстое и колючее одеяло, в которое я завернулась, словно в кокон, чтобы утром выпорхнуть из него вялой бабочкой. Время шло, а сон все никак не хотел возвращаться, обидевшись на меня за то, что я согласилась на такую авантюру. Я встала и подошла к окну. Любопытства ради я проверила, как оно открывается. Открывалась только одна створка, другая была заколочена наглухо. Оторвав шнурок от объеденных молью занавесок, я примотала ручки створок друг к другу и попыталась завязать добротный узел. Если бы шелковый шнурок связывался так же намертво, как и наушники в кармане, то можно было бы спать спокойно. После пары минут мучений я полюбовалась огромным, как елочная шишка, гордиевым узлом. И так сойдет!

Доковыляв до кровати, я снова уткнулась лицом в подушку. Проспав еще немного, я снова услышала шорохи.

Не скрип двери, не звон стекла в оконной раме. Где‑то рядом с кроватью, но с другой стороны, я услышала мягкие шаги. Глаз мой дергался. Перевернувшись в постели, словно во сне, я приоткрыла глаза, чтобы узнать, что происходит. Мой маневр не смутил ночного гостя. Раздался глухой щелчок в районе стены. В полумраке я увидела силуэт, который медленно достал что‑то из‑за пазухи. В лунном свете блеснуло лезвие. От ужаса я просто не могла пошевелиться. Все тело словно оцепенело. Наверное, нужно кричать, бежать, прятаться, но было так страшно, что я просто обмякла и с трепетом ждала своей незавидной участи. Может быть, зря я отпустила телохранителей? Постелила бы им на полу, пускай бы спали… Убийца, а это был именно он, я уверена, медленно сделал шаг в мою сторону. И тут появился второй силуэт, вставший позади убийцы. Раздался странный звук, похожий на «швырк», а потом тихое бульканье. Первый силуэт обмяк, но не упал, а как бы полуприсел. Следом за этим театром теней последовал звон железяки, падающей на каменные плиты пола. Я закрыла глаза, стараясь не думать о том, что это было. Последнее, что я слышала, так это шорох тела, которое волокут по полу, глухой щелчок, а потом второй, словно эхо. И все стихло. Только через минуту мне удалось проглотить комок в горле. Я человек отходчивый, но отходить на тот свет раньше времени мне не хотелось! Выждав немного, я тихонько встала с кровати, подошла к тому месту, где только что развернулась сцена, достойная как минимум «Оскара», как максимум – парочки томов уголовного дела. Пошарив рукой по полу, я наткнулась пальцами на кинжал. Это был даже не кинжал, а скорее этот… как его… стилет. Подойдя к зеркалу с оружием в руках, я почувствовала себя если не Зеной, королевой воинов, то по крайней мере вооруженным до зубов хоббитом. Сжимая рукоять стилета под подушкой, я снова попыталась уснуть. И как ни странно, уснула.

Вставать утром не хотелось, хоть убей. Рука со стилетом затекла настолько, что я с трудом разжала пальцы, которые вообще не чувствовала. На улице было серо и мрачно, по давно немытым стеклам со стороны улицы стекали мелкие капельки дождя. Дотянувшись до колокольчика, я позвонила в него несколько раз. Теперь можно еще полчаса спать, пока служанка неспешно и лениво дойдет до моих покоев, проклиная тот день, когда ее назначили ответственной за гардероб и прическу принцессы. Девушка была пунктуальная, как и в прошлый раз. О том, что она пришла, я узнала из‑за попыток открыть дверь, которую подпирал деревянный стул. Вскочив, как будто я опоздала на работу, я оттащила стул от двери. Зевая и потягиваясь, служанка нелюбезно поинтересовалась, что мне в такую рань надо!


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *