Крылья для землянки


— Проблема еще в том, что ты не девственница.

До того момента, как Дейке произнес это, старательно пряча глаза, Лиска даже не могла представить, что может так краснеть. Ее щеки буквально загорелись, и она физически ощутила, как горячая волна дошла до ушей и распространилась вниз, по шее.

— Почему ты в этом уверен и… какое это имеет значение? – ошеломленно спросила она, прижимая ладони к щекам. Черт, это не должно так ее смущать, размышляла она. Какого черта она должна оправдываться за такое? В конце концов, она совершеннолетняя, и не давала обета хранить целомудрие. Наверное, все дело в том, что она не готова обсуждать с Дейке свою интимную жизнь, подумала Лиска.

— Я сканировал тебя, помнишь?

— Ах, да…

С ее губ сорвалось тихое ругательство. Это произошло еще на корабле, в первый же день, после того, как она согласилась лететь на Горру. Дейке тогда объяснил, что сканирование – не чтение мысли, а вроде просмотра жизни на кинопленке, вроде ускоренной перемотки. Он сказал, что его интересуют лишь моменты, которые могли травмировать ее психику, и Лиска, пожав плечами, согласилась, после того, как горианец пообещал, что больно не будет, и она ничего не почувствует.

В результате вся процедура заняла не более получаса, все это время он держал ее в уводе и, действительно, никаких неприятных ощущений не возникло. Позже она пару раз возвращалась к этому мыслями, стесняясь того, что он мог увидеть какие-то некрасивые сцены или интимные подробности, но решила, что много за полчаса Дейке не смог бы просмотреть. И вот – на тебе.

— Когда я давала согласие на сканирование, я не предполагала, что ты будешь кому-то рассказывать обо мне такие вещи, — тихо сказала она. К ее горлу подступил комок, а к глазам – слезы, с которыми пришлось спешно бороться.

— Я никому не рассказывал, Лис, это базовые пункты твоей анкеты… позволь мне объяснить, — негромко сказал Дейке, поднимаясь из-за стола. Лиска резко вскочила и отвернулась, подходя к перилам. Стоя спиной к нему, она быстро вытерла слезы, хотя и знала, что это бесполезно: он чувствовал все ее эмоции и понимал, не глядя, когда она плакала.

— Послушай, помолвка всегда сопровождается поиском и анкетированием. Если бы я не передал информацию – было бы второе сканирование психологом и долгая нудная беседа, вот и все.

Дейке шагнул вперед, и теперь стоял прямо позади нее, по всей видимости, не решаясь коснуться.

— Ты даже не предупредил меня, — прошептала она, слегка повернув голову.

— Прости. Я думал, поиск будет идти дольше, и мы успеем поговорить. Мне жаль, что все происходит так быстро.

— Мне, черт возьми, тоже, — процедила она, резко повернувшись. – Так в чем проблема, объясни, наконец? Вместо невинного ангела с крыльями ему подсунули развратную инопланетянку с неполной комплектацией?

На лице Дейке не дрогнул ни один мускул, но в его эмоциях Лиска успела уловить легкий смешок и одновременно что-то болезненное – он переживал за нее. Ей снова стало от этого тепло и стыдно за свой резкий тон: ее опекун ведь не был виноват во всем происходящем. Он заботился о ней, как мог.

— Молодые девушки на Горре выходят замуж девственными. Но у них просто нет других вариантов, — заметил он ровным тоном, спокойно воспринимая ее полуистерическое состояние.

Лиска закрыла глаза:

— Значит, это серьезно, насчет телепатического слияния?

— Очень серьезно. Первый сексуальный контакт с телепатом теперь, когда твои способности раскрыты, свяжет тебя с ним на всю жизнь.

— О, боже.

Она прерывисто вздохнула. О слиянии ей уже приходилось читать в одной из книг по телепатии, которые рекомендовал ее преподаватель. Мучительно долго продираясь сквозь текст со словарем, Лиска поняла, что слияние позволяло супругам углубить телепатический контакт, обмениваться мыслями, сильнее чувствовать эмоции друг друга и, самое главное, сохранять чувства друг к другу. Но она не поняла тогда, что это раз и навсегда. А что, если произойдет ошибка?

 

Виер

Виер эс-Никке впервые за целый год взял три дня отдыха подряд. Он не планировал отпуска, но из-за чувства повышенной ответственности просто не мог позволить себе оперировать в таком состоянии, в какое погрузился после разговора с главным юристом Сезариата. Когда пришло уведомление о помолвке, Виер был уверен, что произошла ошибка, ведь он никаких заявок не подавал, а поиск пары не мог осуществиться без заявки от мужчины.

Но ознакомившись с письмом в приложении во время обеда, он мгновенно вспотел и лишился аппетита. В сухом официальном тоне там говорилось, что он подобран в пару землянке и, следовательно, не вправе отказаться.

О программе заселения землян на Горру говорили уже два года, и теоретически об этом знали даже птицы зоши в застывших горах. Практически же Виер понятия не имел, что программа уже идет. К тому же, он был уверен, что речь идет о детях, которых будут усыновлять горианцы, и пройдет еще некоторое время, прежде, чем дойдет до подбора пар и помолвок. Перечитав письмо, он заметил приписку снизу о соблюдении режима секретности.

Отложив коммуникатор, он сжал челюсти и выругался. Возможно, именно в этом была причина его «везения» быть подобранным среди многих миллионов других горианцев. Если круг пришлось сузить до сотрудников Cезариата и, может быть, офицеров космофлота, также имевших доступ к секретным сведениям, шансов получалось гораздо больше. Ознакомившись с анкетой невесты, Виер выругался еще как минимум дважды.

Во-первых, внешность девушки на фото абсолютно не соответствовала его вкусам, во-вторых она прибыла на Горру всего месяц назад. Это означало, что общаться им придется через переводчик, что она, скорее всего, не имеет элементарных навыков телепатии и, конечно, не имеет понятия о правилах приличия. Его взгляд скользнул по следующей строке, и он презрительно улыбнулся: три сексуальных контакта, в девятнадцать-то лет. Это что, патология?

Он шел к юристу с полной уверенностью, что найдет понимание. В конце концов, вообще непонятно, по каким параметрам их подобрали в пару, если в расчет не принимали половину показателей. Но разговор с представителем Сезара сложился далеко не так, как ожидал и хотел бы Виер. Беседа состоялась очень короткая, и суть ее свелась лишь к тому, что помолвка с землянкой не обсуждается. Расторгнуть ее можно через три месяца в общем порядке, но ни днем раньше.

Эс-Никке прилетел домой в таком бешенстве, которое ошеломило его самого. Он в жизни не сталкивался с таким вопиющим ограничением прав свободного горианца одной лишь «волей Сезара», хотя теоретически знал из уроков юриспруденции, что правитель планеты в любой момент может ограничивать любые права при веской необходимости, кроме, может, права на жизнь. Ему хотелось разбить что-нибудь в порыве ярости, хотя он и понимал, что жениться на этой девчонке его никто не заставит.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *