50 и одно дыхание глубже


– Чёрт, – девушка, отпуская мои руки, поворачивается и облокачивается спиной о стеллаж.

– Но я была честна, – продолжая, смахиваю слёзы, выступившие из глаз. – Мне не хватает того мужчины, который мог подчинить себе мой разум и тело, даже если они и сопротивляются. Он обвинил меня, что всё это делает, чтобы быть рядом со мной. Но это лишь прикрытие. И я не понимаю почему. Ведь я пережила ту ночь, да, теперь на розги у меня стойкое отвращение. А вот ночи. Наши ночи и дни, где он учил меня, до сих пор возбуждают. Наверное, всё же, я глупая кукла, как он и сказал.

– Он обозвал тебя? – Шокировано переспрашивает Сара.

– Нет. Он… когда был пьян, то говорил… перепрыгивал с темы на тему и упоминал меня. Тогда я окончательно уверилась в его любви. Он любит меня и боится. А как могу помочь, если он не хочет говорить. Глупая кукла для него это крошка, которую он всячески оберегает. И я тоже не понимаю зачем. Ведь он может взять любую, особенно нижние будут в восторге от него. И теперь я дала ему эту возможность. Сама развязала руки, и он поймёт, насколько я была для него ничтожна. И без меня вздохнёт легче, вновь обретя себя.

– Миша…

– Нет. Если он будет счастлив, то хорошо. Я справлюсь, когда-нибудь станет и мне легче. Но уверена, что, так как его, не буду никого любить, – потирая лоб, косо смотрю на подругу.

– Мы никогда не ругались с Райли на повышенных тонах. Спорили, но не кричали. А с недавних пор орём друг на друга, как безумные. О сексе говорить нечего, потому что его нет. Райли переживает за Николаса, я за тебя. Вот мы и не можем прийти к компромиссу. Ты должна простить меня…

– Прекрати. Ты имела право скрывать ото всех свою жизнь, – качая головой, перебиваю её.

– Нет. Ты не знаешь… я… мы… я и Райли…

– Знаю. Вы очень волнуетесь за своих друзей, и боитесь сами быть счастливыми. Но, Сара, не надо. Остановись. Не защищай меня, мы взрослые люди и разберёмся сами. Это наши проблемы, а у вас свои. И, знаешь, я рада, что ты не одна. Рада, что Райли помог тебе забыть о ненависти к своему отцу и об обиде. Видимо, любовь к таким как они намного глубже излечивает раны, нанесённые родными и близкими людьми. Всё хорошо. Наверное, пора взять тайм аут для нас. Хотя очень сложно быть в подвешенном состоянии, ожидая от него отказа. Ладно, сейчас ничего уже не сделать. Слова сказаны, – вздыхая, поднимаюсь с пола.

– Миша, – Сара, хватая меня за руку, встаёт на ноги. – Дай ему время. Подумать хотя бы. Подожди. Ломать себя непривычно для них. А он слишком резко всё оборвал. Я видела его… в ту ночь. Мне позвонил Райли, пока ты спала, и попросил помочь. Ами осталась с тобой, и я поехала. Было ужасно смотреть на него. Он не пьёт, как и Райли. Для Топов это табу. Лёгкие алкогольные напитки, вроде вина, и то в малых дозах и не в день, когда проводится сессия. Для Николаса алкоголь смертелен, по словам Райли. Он первый раз в жизни видел своего друга в таком состоянии. Как он объяснил мне, что в опьянённом состоянии его разум становится свободнее, возвращая его обратно. И я слышала, как он просил у кого-то отдать ему тебя. Скулил. А губы были в крови. Ужасно больно было смотреть на него и помогать Грегори стирать кровь. Я не видела такого, и больше не хочу видеть. Словно он перевоплощался в кого-то другого. Незнакомого. На моих глазах. А утром, как будто ничего не было. Встал, не разрешил Грегори даже притрагиваться к его спине. Спросил Райли, почему тот не на работе, и требовательно послал его в офис, готовиться к пресс-конференции. Даже в глазах Райли я видела панику. Он сам сказал, что это не Николас. Кто-то другой.

Бегаю взглядом по лицу Сары, и могу только вздохнуть. Ведь знать, как ему было сложно вдвойне больнее. Мои же воспоминания уже затёрлись, потерялись в слезах и печали. А его продолжают жить.

– Я не понимаю, зачем наказывать так себя? – Шепчу, поправляя сумку на плече.

– Правила. Но он один из тех, кто безоговорочно следует им. Редко, даже Топы наказывают себя физически. Настоящий, прирождённый Мастер поступает именно так. Это в его крови, возможно, генетически. А, возможно, привычка. Обычно верхние ограничивают себя в сессиях, как на сухом пайке. Неделю иногда две. А в основном их исключают из клубов и следят, чтобы не навредили окружающим. Но, повторюсь, это очень редко и в основном с новичками, которые жаждут получить домспейс, – ловит мой непонимающий взгляд.

– Это такой период времени, когда верхний не контролирует себя. Он ловит что-то вроде наркотического опьянения, и для этого есть следящие за ним учителя. Они обрывают сессию. Думаю, Николас, с тобой в ту ночь поймал именно его. Он настолько верил в твою виновность, и жаждал наказания, которого ты ему не давала, что с ума сошёл. Но он умеет контролировать это. И по видеозаписям… да, прости, я их видела. Нам с Райли необходимо было знать, что произошло до наказания Николаса. Он очнулся раньше от твоего крика. Предполагаю, что именно в тот момент, у него произошёл некий щелчок. А слова Райли добили его. Так можно и свихнуться, потерять полностью контроль. Этого Райли и боялся, а вышло всё наоборот. Он утопил в себе жажду доминирования и садизма.

– И как это может помочь мне?

– Не знаю. Но ты должна это понимать. Иногда они не понимают, что делают. Николас умеет контролировать себя, очень жёстко. Им можно только восхищаться. И боюсь, что из-за любви, которую он познал с тобой, ему будет возвращаться туда очень болезненно и страшно. Как для тебя видеть его мучения. Я не знаю, что тебе посоветовать. Сама не понимаю, как бы я поступила на твоём месте. Но, наверное, так же. Хотя внешне он спокоен, а внутри у него происходит ураган из разных эмоций. Прошлое и настоящее разительно отличаются, как и от его сущности. Ему необходимо помочь найти золотую середину. Он придёт к ней, но ты нужна ему для баланса. А сейчас дай ему осмыслить всё, сама же почитай литературу про тему. Выбери то, что для тебя приемлемо. Мы так делали с Райли. Это помогло, – она потирает меня по плечу, пока я всматриваюсь в тёплые зелёные глаза.

– Сара, зачем ты ходила с ним на свидание? – Задаю вопрос, который до сих пор меня тревожит.

Отнимает свою руку от меня и отступает назад. В её взгляде мелькает паника, и сразу же потухает.

– Устала прятаться. Когда я встретилась с ним в супермаркете. А он по ним в принципе не ходит, то понадеялась, что, возможно, это поможет мне через него познакомиться с Райли. Как будто всё, так и было…

– Но ты сказала, что встретила мужчину, влюбилась, – перебиваю её.

– Да. Про Райли говорила. Пока мы с Николасом обедали, я упоминала, что люблю подчинение, но сейчас у меня никого нет. Николас мне не предлагал себя, а спрашивал о тебе. И да, я сказала ему о той ночи, потому что верила в его силу и возможность помочь тебе. Ведь ты словно ожила с ним. И я хотела счастья для тебя. Он упомянул, что у него есть знакомый, с которым он может меня свести. Я надеялась, что это Райли. В тот вечер мы ждали его, как мне думалось. Но это оказался не он. Николас дал ему мой телефон, а я просто извинилась за ошибку. Прости, что поступила так. Но твоя реакция, если честно, меня обрадовала. И тогда, когда я говорила тебе гадости, то хотела подтолкнуть тебя к Николасу. Не знаю… боже, мне до сих пор стыдно, потому что я лишь пыталась хоть как-то вытащить тебя из того ада. Прости, миллион раз прости меня.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *