50 и одно дыхание глубже


– О, господи, – провожу ладонью по волосам и сажусь на пол.

– Я не хотела, чтобы ты видела ту запись. Боялась, что это убьёт тебя, полностью. И физически ты не справишься, поэтому я ругалась с ним. Я не давала ему пойти к тебе, а он запер меня. В моей голове тогда была тысяча мыслей о тебе, мне было так страшно, что с тобой будет… Он отдал и вернулся. Сказал мне об этом. Говорил про тебя гадости, и я не выдержала. Весь мой страх, стресс, пережитый за всё это время, вылился в истерику. Я пожелала Николасу смерти, я проклинала его и ударяла по больным местам Райли, за что он и ответил мне вот так. И о тебе в тот момент я забыла. Забыла обо всём, было только желание зализывать раны и плакать, скрыться и разрываться, ведь я люблю его. Я так люблю его, больше чем себя, понимаешь? Люблю до ломки, и даже это… это просто ужасно. Теперь я боюсь, не знаю, как жить… жить ли? Прости меня, прошу, прости меня за всё, – дотрагивается до моего плеча, обнимает меня, плачет. А я двинуться не могу. Не виню её отчего-то, у меня просто ступор от свалившейся информации. Прокручиваю в голове прошлое, и теперь знаю, что нас толкали друг к другу, слишком резко, не давая опомниться. Возможно, это было лишним. Но это уже сделано, и не вернуть ошибки мои, его, их.

– Ничего, – отмираю я, поворачиваясь к Саре.

– Правда? Ты так говоришь, потому что уйдёшь…

– Нет, – слабо улыбаюсь я, а глаза наполняются слезами и не от боли, что должна быть внутри, а от любви к подруге.

– Нет, я не уйду. Но прошу больше не надо так делать. Если бы я знала, что ты встречаешься с Райли, то не было бы у меня боязни двигаться. Мне необходимы были разговоры с человеком, который тоже проходил через это. Ведь Райли из числа того мира, который мне был чужд. А ты… ты знала всё, и, если бы… да что уж теперь думать. Это в прошлом. Надо сейчас разобраться с твоими проблемами, – вздохнув, беру себя в руки, стирая слёзы, и поднимаюсь на ноги.

– Собери вещи на первое время, ты будешь жить у меня. В университете я скажу, что ты заболела. А справку купим, – продолжая, смотрю на опешившую подругу.

– Миша… я виновата, так виновата… я…

– Не надо, Сара. Я всё принимаю, и просить прощения тебе не за что. Совершенно не за что. Если бы я была в твоей шкуре, то, наверное, поступила бы ещё хлеще. Я никто, чтобы судить тебя. Ты лишь боролась за свою любовь. Ты хотела любить, но вот то, что он сделал… не знаю… это очень низко. Собирайся, мне надо предупредить на работе, что я немного задержусь, чтобы отвезти тебя к себе. Потому давай, поднимайся и займись делом. Даю пять минут, – натягиваю улыбку, подбадривая подругу.

Только закрываю дверь в её спальню, настоящее состояние внутри прорывается. Уголки губ опускаются, а сердце начинает биться чаще. Неприятно немного, но с этим я справлюсь. Тоже обманывала. Тоже скрывала. И сейчас это делаю. Но не знаю, как бы я себя повела на месте Сары, если бы Николас ударил меня так сильно по лицу. Отчего же розги и синяк на скуле для меня настолько различны по степени тяжести? Наверное, потому что обстоятельства разные, как и причины, как и порог понимания.

– Дэйв, это Мишель, – говорю я в трубку, стоя в гостиной, набрав номер моего работодателя.

– Да, привет.

– Прости меня, пожалуйста, но из-за того, что я пропустила материал в период траура и похорон отца, меня заставляют пересдавать предметы. И боюсь, что я не успею сегодня… только сейчас узнала. Прости, – кривлюсь из-за своей лжи, на то, что использую так низко смерть отца. Но сейчас выхода нет. Я не могу потерять работу, но и оставить всё так с Сарой тоже.

– Ничего, Мишель. Прими мои соболезнования и разбирайся с учёбой. Завтра ты сможешь? – Облегчённо вздыхаю на бодрый и добродушный тон Дэйва.

– Да-да, завтра всё так, как в расписании. Только сегодня. Прости, что со мной столько проблем.

– В этой жизни всё бывает. Спасибо, что предупредила. До завтра.

– Спасибо тебе. До встречи, – отключая звонок, прячу телефон в задний карман джинсов.

Сейчас у меня нет времени на обдумывание своих эмоций, на попытку пожалеть себя снова. Хватит. Сара и Райли были вместе, хотя в это трудно поверить, но правду не изменить. Они вмешивались в наши отношения и с этим я тоже смирюсь. А сейчас мою подругу избили, морально подавили из-за меня. Да, я чувствую эту вину, но так просто не оставлю это.

Двадцать первый вдох

– Ты готова? – Вновь надеваю на себя спокойный и располагающий к себе вид, дабы Сара не смогла догадаться, что я прячу внутри себя за фарсом. Злость. Ненависть. Ярость. Они пытаются прорваться, но учусь это контролировать. Учусь не давать им силы, пока не придёт время.

– Да… Миша, может быть…

– Сара, заткнись. Твоё «может быть» написано у тебя на лице. Ты едешь ко мне. Я уверена, что он прискачет сюда и начнёт просить у тебя прощения. Но пока… – вздыхаю, подбирая слова, – давай, просто возьмём тайм-аут. Идёт?

– Хорошо, – тихо отвечает она. И не вижу в ней больше той стервы, которой она была всю жизнь. Да, наглая и вечно весёлая, развлекающая вокруг себя всех, и заряжающая улыбкой. Сейчас же… потухла, плечи поникли и словно уменьшилась она в размерах. Боль, вот она причина. Боль не физическая, а внутренняя. Она забирает у тебя всё, даже стук сердца, возможность дышать и хотеть это делать.

– Здесь есть другой выход? – Останавливаясь внизу, поворачиваюсь подруге.

– Да, конечно, – кивает она.

– Где он?

– На парковке внизу…

– Зайди в лифт и спускайся туда, я приеду. Поняла?

– Зачем?

– Николас любил за мной следить, думаю, этим грешит и Райли. Если ты хочешь…

– Я поняла. Нет, пока я не готова его видеть, – перебивает меня Сара, разворачиваясь, идёт обратно к лифту.

Уже хорошо. Быстрым шагом дохожу до машины и запрыгиваю в неё, выезжая с парковки и объезжая здание, чтобы взять карточку для оплаты и съехать на нижний этаж. Нахожу подругу, стоящую возле лифта, и останавливаюсь. Она быстро запрыгивает ко мне в машину. Даю по газам. Надо успеть всё сделать за десять минут, тогда платить не придётся. И это получается. Мы свободно выезжаем на дорогу, и я постоянно поглядываю в зеркало заднего вида. Ничего необычного. Надеюсь, что мне удалось оторваться от возможной слежки, и никто не узнает, что Сара живёт у меня. Теперь я понимаю для чего нам время. Оно успокаивает нервы, оно помогает прокрутить болезненные сцены внутри и принять их по-разному. Оно необходимо для любви. Только благодаря времени любовь проверяется на прочность.

– Никому не открывай, поняла? Чувствуй себя, как дома. Поспи, посмотри телек, прими ванну. Что хочешь делай, но никому не открывай. Я на работу, потом заеду и куплю что-то нам на ужин, – напоследок наставляя, закрываю дверь в свою квартиру.

И ведь я тоже обманываю, собираюсь влезть в их отношения, на что не имею права. Но иногда друзья должны это делать. Я и делаю. Теперь могу позволить себе злиться, вспоминая синяк Сары, её глаза и страх в них. И ведь этот страх не от силы мужчины, а от невозможности вернуть время. Страх потерять мужчину, которого она любит. Это ужасает больше всего. Почему мы, женщины, прощаем всё? Мы прощаем боль, предательство, обман? Почему же? Неужели, любовь туманит настолько разум, унижая нас так глубоко, обращая в полное посмешище? Вот это стыдно. Что ты понимаешь всё, буквально всё, но продолжаешь думать о том, кто делает это с тобой. Если я себе не могу помочь в отношениях с Николасом, то могу это сделать для других.

– Добрый день, мне нужен Райли Вуд, – чётко произношу я, останавливаясь у регистрационной стойки. Девушка поднимает голову и кивает, без слов берёт телефон, набирая номер, видимо, для проверки разрешения на моё присутствие.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *