50 и один шаг назад


– Стабильность. Защиту. Любовь. Что ты можешь поставить против этого? – Незамедлительно произносит Марк.

– Хватит делить меня, словно я неживое существо. Хватит уже этого, потому что я не в силах смотреть на вас обоих. Я не вещь, которую можно тягать. Никакой любви, Марк, о чём ты говоришь? Что вы, вообще, тут устроили? Ещё ставки сделайте, – не могу сдержать слёз обиды, а они уже катятся по щекам, когда осматриваю то одного, то напротив его второго.

– Это ты прекрати ломать свою жизнь. Да посмотри на него, то он гей, то оказывается тот, из-за которого тебя бьют. Куда ты катишься? Прекрати врать самой себе. Открой глаза, Мишель, – зло говорит Марк.

– Открой глаза, крошка. Вот наша жизнь. У меня нет пустых слов, которые брошу тебе под ноги. Ведь я не знаю, как сложится судьба завтра. Но сегодня могу точно сказать, что не собираюсь отпускать тебя, потому что ты со мной. Часть меня. Не обещаю, никогда не обещал того, что не смогу исполнить. Только вот хочу, чтобы ты выбрала своё завтра. Я даю тебе такую возможность, всегда буду давать. А ты, Марк, недостаточно силён, чтобы защищать её. Ничего не знаешь о ней, а я навсегда запомнил, что ради одной, ты готов разрушать самого себя, ломать и строить заново. И это тот фундамент, которого у тебя никогда не будет. Поэтому я не заставляю Мишель выбирать.

– Но ты ушёл… сказал про ту квартиру, – сдавленно шепчу я, поворачивая голову, смотрю в его тёплые глаза. Он улыбается, словно ничего не было с утра, словно это не он бросал в меня обвинениями.

– Да, но я всегда возвращаюсь, и не могу позволить тебе подвергнуть себя тому, что видел вчера. Лучше там, если не со мной. Там ты будешь в безопасности и вольна делать всё что угодно. Не зависеть ни от кого, потому что это я обещал тебе. Даже если всё закончится, всегда буду помогать тебе.

– Прекрасная лживая речь, – хмыкает Марк, и Ник возвращает на него свой взгляд. – Думаешь, сказал это всё и снова сказка распахнёт свои двери?

– О, нет, вчера не было ничего сказочного. Но это и есть жизнь, которую ты не знаешь. Каждая рана, каждый порез на её теле, каждая слеза и каждый звук – мой. А ты чувствуешь это, Марк? Чувствуешь, как ей сейчас больно? Как пульсирует её висок, как тянут швы, насколько она боится этого? Нет, ты ни черта не знаешь об этом, а я многое. И я переживал это вместе с ней, но не в силах забрать эту боль. А это самое желанное для меня. Готов ли ты пережить это, ощутить своей кожей каждое прикосновение лезвия или же твои слова напрочь лживы? Готов ли ты видеть её глаза, напуганные и с сумасшедшим блеском? Готов ли ты каждую ночь успокаивать её, слышать крик страха и знать, что она живёт даже во сне в кошмаре? Готов ли ты получить за неё миллион ударов от самого себя? Готов ли ты знать, что она уйдёт от тебя, когда узнает лучше, но ты продолжаешь идти к ней, потому что она твоё солнце? Готов ли ты к этому?

Я замираю с удивлением и появившейся в груди теплотой смотрю на Ника во все глаза, но он опускает голову, кривясь от своих же слов.

– Нет. Я отвечу за тебя, Марк. Ты не готов к этому, потому что не знаешь, как противостоять всей боли, скопившейся в ней. Я не из тех людей, которые кричат о своей значимости, и таких презираю. Не заставляй и тебя презирать, Марк, потому что ты мне нравишься, – Ник поднимается со стула и глубоко вздыхает, переводя взгляд на меня, совсем уже не понимающую, как, вообще, такое может происходить со мной, как я ещё дышу и наблюдаю за этой сценой.

– Ты уходишь? – Сдавленно спрашиваю я, а губы снова дрожат от новой порции слёз.

– Да, Мишель, ухожу. Ведь приехал я сюда не для того, чтобы забрать тебя. Нет, я не имею на это права больше, – он наклоняется ко мне, проводя внешней частью пальцев по дорожке от слёз. Так нежно. Так сладко. Так страшно. Словно прощается со мной.

– Имеешь, – шепчу я, но он качает головой, мягко улыбаясь мне и наклоняясь ниже, оставляя поцелуй на макушке.

– Нет, больше не имею, потому что ты взрослый человек. Только и я взрослый, не собираюсь делить песочницу. Ты вольна поступать так, как пожелаешь. Майкл будет ждать тебя снаружи, если ты решишь начать самостоятельную жизнь. Без любого внедрения в неё. Моя ошибка в том, что я слишком сильно привязался к тебе, и слишком боюсь потерять. Но и для меня это неприемлемо больше. Ревность… я не хочу дружить с ней, потому что демон становится сильнее меня. Я начал бояться боли, которую возносил до небес. И я не могу больше знать, что ты плачешь из-за меня. Но, пожалуйста, защити хотя бы сама себя и не для меня, а только для себя. Не смей идти к нему в лапы. Я дарю тебе независимость, которую ты жаждала получить, крошка. Прости меня за то, что мне всегда будет требоваться время для раздумий, а ты не умеешь ждать, – шепча, прижимается к моему виску своим, а я закрываю глаза, из которых продолжают катиться слёзы. Мне страшно от осознания его слов. Мне больно от его нежного голоса. Мне прекрасно от его извращённой любви, о которой он даже не подозревает. Но я знаю, что это она. Это моё чувство, мой демон и его. Он стал нашим общим, потому что моё сердце не желает биться без него. Без этого аромата силы и солнца.

– Будь осторожна, – его последние слова перед тем, как он выпрямляется и кивает Марку, с большими глазами наблюдающим эту сцену. – У тебя всегда есть моя поддержка, если ты будешь нуждаться. Забудь о гордости, я помогу.

Ник разворачивается, и я смотрю на его спину, удаляющуюся от меня, уже беззвучно плача и закрывая лицо руками. Не знаю, что мне делать. Не могу отпустить его, но ведь и он не держит меня. Отпустил руку, отпустил, я упала на грешную землю и осталась одна.

– Иди, – раздаётся голос Марка, и я, продолжая реветь, открываю лицо, удивлённо смотрю на него. – Иди к нему, Мишель. Он прав, полностью прав во всём. Я не знаю ничего о будущем, я не люблю тебя. А он… он чувствует. Поэтому иди за ним, и заставь его увидеть, что ты рядом с ним. Давай.

– Но он же сказал, что не хочет… не может, – горестно шепчу я.

– Если сейчас ты не поддашься своим чувствам, своей любви, то ты потеряешь его и себя. Ты не выплывешь, поэтому иди за ним. Всегда иди за ним в любой ситуации, чтобы он был уверен, когда обернётся, ты будешь рядом. Подари ему уверенность в тебе. Ему она необходима. Давай же, – он вскакивает с места и, поднимая меня со стула, толкает к выходу.

Не понимаю, даже не знаю, как ноги мои двигаются, и я выхожу на холодный воздух, поднимающий мои волосы порывом ветра. Я словно в замедленной съёмке вижу, как знакомый «Астон Мартин» отъезжает с парковки. Меня толкают в спину неведомые силы, срываюсь на бег по тротуару, параллельно движению его машины, даже не заботясь о боли в ногах, как сильно они дрожат, не слыша испуганный оклик Майкла, оставшийся позади меня. Я выбегаю на дорогу, слыша, как визжат шины, и поворачиваюсь в тот момент, когда в паре сантиметров от меня тормозит серебристая машина. Я перевожу взгляд на мужчину, выпрыгнувшего из неё и замершего от страха, написанного на лице.

Больше не слышу звуков мира, их нет, только он. Я отталкиваюсь от земли и делаю шаг, затем ещё один шаг и последний, падая в его руки, которые он успел раскрыть, чтобы поймать меня, обессиленную и застонавшую от боли.

– Мишель! Глупая! Совсем с ума сошла?! – Кричит Ник, обхватывая моё лицо руками. – Я же мог сбить тебя, дура! Дура! Боже, какая ты дура, крошка!


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *