50 и один шаг назад


Не хочу даже читать сообщения, собравшиеся в моём телефоне, и, переодевшись, сажусь за стол, чтобы отвлечься от ярости на сестру, отца, мать, на всех, учёбой.

А завтра… завтра я разорву Люка за то, что он позволил себе. Я найду серьги, которые он подарил мне когда-то и валяющиеся где-то, как ненужная безделушка, и воткну их ему прямо в глазницы! Хоть он от меня, но получит!

Двадцать девятый шаг

Нет, моя злость никуда не ушла на Люка, даже ещё больше забурлила и потекла по венам, когда я наутро отыскала серьги и подготовила их к этой встрече.

Я не знаю, чем именно была вызвана такая реакция, но внутри меня с невероятной силой образовывался пар, словно перед извержением вулкана. Ник так и не писал мне, и за него я тоже волновалась. Мне кажется, что вся моя жизнь уплыла из моих рук, и сейчас кто-то неведомый правит ей. Ведь как объяснить всё происходящее: ненависть отца к Нику, недоброжелатели, моё внутреннее тревожное состояние? Каждый аспект моей жизни полетел под откос.

Но мне ничего не осталось, кроме как ждать этого вулкана, крепче сжимая руль в руках и перебирая все слова, которые я планировала сказать Люку. А их было настолько много, что я терялась, проговаривая себе под нос все обвинения, когда шла к университету.

– Миша, – меня окликает Сара, мимо которой я пролетаю, но я отмахиваюсь от неё, на ходу снимая пальто и продолжая видеть перед собой только одну цель – бывшего парня.

Я подхожу к спортзалу, где обычно они проводят время после утренней тренировки, и резко распахиваю дверь. Мне кажется, что со стороны меня можно было принять за сумасшедшую, потому что при виде него мои ноздри начали активнее раздуваться, и я чувствовала густой белый дым, вырывающийся из них.

– О, какие люди, – тянет Джексон, заметив меня первым, подходящую к их компании. Но мне плевать на его похабный тон, у меня желание подраться, ударить Люка, хоть что-то сделать, выплеснуть негативную энергию, накопившуюся внутри.

– Какого хрена! – Со злостью толкаю, только что обернувшегося Люка, и он удивлённо летит на парней, под их дружный хохот.

– Эй, цыпочка…

– Язык проглотил, Маркус. И все свалите отсюда, – сухо бросает Люк, одному из ребят.

Я жду, пока последний из парней не скроется за дверьми, и оборачиваюсь к Люку, яростно раскрывая рюкзак.

– Ты совсем охренел, Лукас! Это уже ни в какие рамки… да даже твои тупые рамки не входит! Какого хрена ты следишь за мной? – Выплёскиваю я на него внутреннее перенапряжение, копаясь в рюкзаке и доставая пакетик с серьгами.

– Я хотел… Миша, послушай, – Люк понижает голос, подходя ко мне. Но я не позволяю ему даже коснуться меня, отступаю на шаг и швыряю в его лицо эти грёбаные серьги. Он кривится и даже не делает попытки поднять их, упавшие под ноги.

– Ещё раз узнаю, что ты позволяешь себе развлечения такого рода – прибью! – Повышаю я голос, звенящий от ярости.

– Миша, пожалуйста, послушай меня, – быстро произносит он, подходя ко мне, но я мотаю головой, с такой же, настойчивостью отодвигаясь от него.

– Нет, Люк. Зачем тебе это надо? Мы расстались! Я знать тебя не хочу, не думала, что ты полный псих, преследующий меня. Насмотрелся сериалов? Или возомнил себя куском золота? – Возмущаюсь я. Он резко останавливается, практически доведя меня спиной к дверям, и опускает голову.

– Холд. Ты с ним ведь, да? Я прошу тебя, Миша, брось его… он… я не могу сказать тебе, но он не тот, кто ты думаешь. Понимаешь? Ты ничего не знаешь о нём, а я волнуюсь за тебя… очень волнуюсь, потому что люблю, – тараторит он, а я замираю, удивлённо слушая его речь.

– Тебя не касается, с кем я встречаюсь. И это не Николас, а Марк… хм, я с ним, – отрезаю, разворачиваясь, чтобы уйти, но он подскакивает ко мне, задерживая мои последующие движения, кладёт руки на мои плечи.

– Миша… послушай… хоть раз в жизни послушай меня. Я работаю там, Роберт… он рассказал мне кое-что, когда я поделился с ним о нашей размолвке. Я был в отчаянии, знаю, что поступил, как больной осёл. Но я был зол, обижен и уязвлён. И он… не встречайся с ним, детка, забудь о нём. Да, он красив и состоятелен, но всё это кровавое. Понимаешь? Я боюсь за тебя… сильно боюсь, ведь ты даже не представляешь с кем связалась…

– Хватит! – Кричу, сбрасывая с себя руки Люка, и оборачиваясь к нему. – Хватит, я сказала. Повторяю, тебя не касается то, с кем я провожу время. Откуда тебе знать о Николасе Холде? По прибауткам Роберта, который ещё тот слизняк? Так вот, я больше поверю, что твой Роберт – инопланетянин, чем то, что деятельность Холда связана с кровью, как ты выразился. Ты не имеешь права оскорблять незнакомых людей. Ты никаких прав не имеешь, а тем более выслеживать меня!

– Блять! Ты слышала меня?! Твой Николас притворяется, Миша! Ты не нужна ему! Поверь мне, прошу… умоляю, поверь, потому что дальше будет хуже! Два амбала появились у меня как раз в тот же вечер, когда его шофёр отвёз тебя в закрытый ресторан. Они угрожали мне смертью! А ты… ты спокойно защищаешь его! Миша, он маньяк. Я столько услышал о нём, столько жуткого, что не хочу, чтобы ты попала под его обаяние… ты уже попала, раз спишь с ним! Как ты могла? – Люк срывается на крик, а мне внутри становится противно, что люди предпочитают верить всему, что говорят другие. Но никогда не усомнятся во лжи, до конца веруя в неё и распространяя, как смертельный вирус, ведь эти ядовитые слова – приятней для их восприятия, чем реальность.

– Кем ты стал? – Тихо ужасаюсь, качая головой. – Люк, ты следил за мной, хотя я в этом не нуждаюсь. Ты обливаешь грязью человека, который помог…

Моментально прикусываю себе язык, понимая, что уже сказала лишнее.

– Кому он помог? Да он никому не помогает! Никому! А ты дура…

– Бесполезный разговор, – обрываю его, глубоко вздыхая. – В общем, я предупредила тебя, Люк. Не хочешь по-хорошему, придумаю другой способ, и уж поверь, тогда берегись меня. А женской ненавистью можно на расстоянии придушить.

С этими словами я распахиваю дверь спортивного зала, как слышу в спину его слова:

– Я сделаю всё, чтобы доказать тебе… спасти тебя, Миша. Если надо, то пусть убьёт меня, но я не позволю… нас слишком многое связывало в прошлом. Ты стала мне родной и близкой, и я спасу тебя.

– Больной, иди лечись, – раздражённо фыркаю, не поворачиваясь к нему и направляясь в сторону аудиторий, где уже идут занятия.

Но слова Люка продолжают летать в моей голове, постоянно замирая на имени этого ублюдка Роберта. Уверена, вот на сто процентов уверена, что он специально сказал Люку. Мне следует предупредить Ника, что в его компании работает такой человек.

Останавливаюсь, когда разум находит иной вариант. Райли упоминал, что Роберт знает, кто Ник на самом деле, но знает ли он, что садист владелец корпорации? Если Роберт введён в курс дела о предпочтениях Ника, то и говорить это Люку может с его же подачи.

– Нет, – я издаю нервный смешок, мотая головой.

Нет, конечно, нет. Это глупости, которые меня заставил придумать Люк, он хотел, чтобы я поругалась с Ником, но я не буду этого делать. Нет. Я верю ему, я доверяю ему… я скучаю.

Не могу объяснить состояния, которое происходит со мной. Но если его нет рядом, то все события проходят мимо меня, я словно смотрю на всю жизнь со стороны и это серо. И я боюсь, каждую секунду боюсь, что больше никогда не увижу его. А если увижу, то у меня не будет возможности дотронуться, ощутить его руки, губы и услышать его голос, с поставленным низким тембром именно для меня. Словно я единственная. Словно любимая.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *