50 и один шаг назад


– Прости, – тихий голос полный горечи раздаётся в моих волосах, а я только качаю головой, давая ему понять, что сейчас это лишнее.

– Мне хорошо с тобой… вот так хорошо. Не надо, Ник, – шепчу я, целуя его в шею и он, вздыхая, кладёт подбородок на мою макушку.

– Думал, что смогу. Ты так смотрела на меня. Не готов. Но я хочу сказать тебе спасибо за это возникнувшее желание. Даже пусть оно и…о, Мишель, – его новый тяжёлый вздох, и я жмурюсь от покалывания в глазах.

Как сильно можно чувствовать другого человека? Как глубоко можно застрять в нём? Как интуитивно можно разделить с ним все его переживания? Ведь это иной организм, полноценный. Только вот любовь творит чудеса физики, и часть твоей души навсегда останется в нём.

– Обещай, что никогда не подумаешь о суициде. Никогда, как бы тяжело ни было в жизни. Лучше приди ко мне, расскажи всё, но не позволяй себе эту слабость. Твою смерть… чёрт, крошка, не смей так больше пугать меня, – Ник отрывает меня от себя, заставляя посмотреть в его глаза, а я хмурюсь, совершенно не понимая, о чём он говорит.

Воспоминания вчерашних событий, как яркие вспышки возникают в голове, обрывки его фраз, и я словно стою на его месте… в его теле. Зарина.

– Ты знаешь… знаешь, что она…

– Обвинила меня в своей смерти, написав предсмертную записку, которую Райли, как верный друг, решил уничтожить? И то, что к её гибели не причастен верхний, а она покончила с собой из-за меня? Конечно, знаю. Я неглуп, не верю в сказки, и докапываюсь до правды, сколько бы это времени ни заняло, – он приподнимает уголок губ, но это выходит печально, даже обречённо. Я киваю, выпуская пряди его волос из рук и кладу ладонь на его грудь. Только его сердце может подсказать настоящее отношение ко всему. И сейчас оно бьётся быстрее обычного, как и моё.

– И ты решил, что я… – даже не могу окончить фразу, а отвожу взгляд от его лица, смотря на стену позади его, пока вся мозаика встаёт на свои места.

– Ты сказала, что… что… не хочешь дышать. Я напугал тебя. Знаю. Я не хотел, чтобы ты боялась меня. Наверное, хотел. Я был очень зол, ревность… да, она такая отвратительная штука. Первый раз с ней сталкиваюсь и пока не нашёл оружия против неё. Вчера ты была не готова к обсуждению, как и я. Но это требует объяснений. Моих объяснений. Я бы не ударил тебя без твоего разрешения. Даже чтобы наказать. Я хотел просто трахнуть тебя и не дать кончить, а ты поняла всё совершенно иначе и сбила меня с мыслей. Я не переношу, когда кричат. А сейчас… обещай мне, что никогда этого не сделаешь, – он поворачивает моё лицо к себе, крепко держа подбородок. От его взгляда полного тепла и заботы, мои глаза начинают слезиться, и я подбираю слова, чтобы не сказать правду: никогда не поступлю как она, потому что, когда любишь ты ни за что на свете не подвергнешь любимого опасности и чувству самобичевания и вины.

– Ник, я не собиралась. Я не думала об этом… я обещаю… я не такая, как она, – мой голос севший, скорее всего, от моих переживаний внутри, но я заверяю его, что такую глупость не собираюсь совершать.

– Я знаю, что ты не она. За неё я бы так не волновался, – мягко улыбается он, стирая пальцем выкатившуюся слезинку и как груз быстро скатывающуюся вниз.

– Прости меня, это я…

– Нет. Это не ты. Если это произошло, значит, я это позволил. Позволил себе отвлечься. Позволил себе опоздать. Не сдержался, и тебе пришлось плакать… ненавижу, когда ты плачешь. Ненавижу то ощущение, которое терзает что-то внутри меня, видя твои слёзы. Ненавижу этот страх в твоих глазах. Ненавижу себя там. Ненавижу понимать, что это я и есть, – он выпускает меня из рук, переворачиваясь на спину, и садится.

– Ник, всё хорошо. Ты же предложил это забыть, я так и сделала, – тихо произношу, поднимаясь, и мне хочется прикрыть грудь, но я отбрасываю эту стеснительность, ставшую лишней. И только обнимаю его за шею сзади, прижимаясь к его спине.

– Только я не могу забыть, – он кладёт руки на мои.

– Знаешь, я хочу есть. Ты не голоден? И сколько сейчас уже? – Меняю тему, отрываясь от Ника, и отползаю к краю постели, поднимаясь на ноги.

– Начало двенадцатого, – отвечает он, бросив взгляд на тумбочку. А затем поворачивается ко мне, осматривая моё обнажённое тело, и его губы изгибаются в сексуальной улыбке. Получилось. Я смогла вывести его из этой тяжёлой темы и сейчас отвлекаю его внимание на себя.

– Есть хочешь? – Он уже смеётся, совершенно мысля в ином направлении.

– Вы извращенец, Николас Холд. И белка я вчера наелась, – закатываю глаза и подхватываю с пола полотенце, обматываясь, иду к ванной.

– Разве я один такой здесь? – Доносятся до меня слова, когда я выхожу из третьей спальни, которая осталась не тронутая после ночи.

– К счастью, нет, – сама себе отвечаю я, зная, что он не услышит меня.

Зайдя в ванную комнату, подхожу к раковине, смотря в зеркало на своё отражение, и грустно улыбаюсь ему.

Не знаю, как спасти его. Просто не имею понятия, но что-то происходит, а я не понимаю этого. Чувствую, хотя он говорит о своих чувствах, которых якобы не имеет, но это не вся правда. Что ещё он таит в себе? Какие проклятья его жизни меня ещё ожидают?

– Хватит. Не думай, прекрати анализировать. Просто насладись им, – шепчу я, мотая головой и отвергая эти мрачные мысли. Я должна ради него улыбаться, делать вид, что меня не волнует мой страх. Меня волнует только его спокойствие.

Быстро умываюсь и выхожу из ванной в том же полотенце, находя Ника, всё так же сидящего на постели. Он поднимает голову, когда я вхожу с яркой улыбкой на губах.

– Твоя очередь и пойдём позавтракаем, или же пообедаем. А ещё надо забрать шоколад, – бодро говорю я, подходя к чемодану.

– Я уже приказал упаковать его к нашему отъезду. Ты получишь его, но при одном условии, – он делает паузу, и я поворачиваюсь, заинтересованная его словами.

– Ты его будешь пробовать только со мной, в моей квартире. Рядом, – продолжает он, растягивая слова, а я издаю смешок.

– С удовольствием, мистер Холд. Теперь моя очередь обмазывать ваше тело им и слизывать каждый дюйм, – игриво произношу я, подходя к нему и сбрасывая полотенце.

Его глаза вспыхивают от моих слов, как и от обнажённого тела, и он манит к себе ближе пальцем. Я опускаю на постель руки, упираясь ими, и придвигаюсь к нему.

– Вы ненасытная, мисс Пейн. И этот сексуальный монстр принадлежит мне, – низко говорит он, а мою кожу уже покалывает от его тембра.

Ник хватает меня за руки и резко тянет на себя, что я падаю с визгом на него и тут же оказываюсь на спине, а он надо мной.

– Ник, – смеюсь я.

– Да? – Он изгибает вопросительно бровь, отбрасывая одеяло и раздвигая мои ноги, ложась между ними. Прикосновение его члена ко мне молниеносно отдаётся в теле приятной тёплой волной.

– Продолжай, – шепчу я, закрывая глаза и видя лихорадочный блеск в его глазах, сводящий с ума.

Его губы опускаются на мою шею, и он проводит по ней языком. Мои руки проходятся по его спине, и я хватаюсь за его ягодицы, вжимая его в себя.

– Похотливая, – его бархатистый шёпот раздаётся в моём разуме.

– Да, – отвечаю я, царапая кожу его ягодиц, и он шумно вздыхает, одновременно его член вздрагивает, задевая клитор, проснувшийся и накаляющийся с каждой секундой.

Неожиданно раздаётся звонок телефона, и Ник резко скатывается с меня, а я разочарованно открываю глаза, приподнимаясь на локтях. Он подходит к своим джинсам и достаёт телефон, а мой взгляд прикован к его члену, колыхающемуся с каждым движением. Я облизываю губы от миллиона фантазий в голове. Даже сейчас ощущая его твёрдую плоть у себя во рту.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *