50 и один шаг назад


– Я ничего не сделала. И я боюсь, что это закончится так же быстро, как и началось. Я слышала от Лесли, что он был сам не свой, теперь от тебя. В чём была причина?

– В том, что он потерял смысл жизни. А когда ты теряешь его, то всё становится однотипным, и ты ищешь то, что вернёт тебя в состояние внутренней гармонии. И он искал это не там.

– В сессиях, – уточняю я.

– Да, но есть предел всему, даже жестокости, а у него его не было, – Райли замолкает, задумчиво смотря за мою спину, а я обдумываю его слова.

– Он не жесток, – произношу я и мужчина переводит на меня взгляд. – Он просто так пытался пережить своё прошлое, принять его, найти объяснение к своей вине, которую он ощущает до сих пор.

– Не хочу расстраивать тебя, Мишель. Но он жесток, жесток ко всем, а в большей степени к себе. Но эта его особенность притупилась, потому что… благодаря тебе. Я только прошу тебя, не оставляй его в любой ситуации, с которой ты столкнёшься. Если он говорит уходить, то не делай этого, не дай ему утонуть в своей злости на самого себя. Ты – напоминание всего хорошего, что у него может быть. Ты – надежда на его любовь. И то, что он привёл тебя сюда, говорит о многом. Я не могу говорить за него это, но я верю в то, что он чувствует к тебе больше, чем интерес и желание. Мир будет меняться, пытаясь менять и вас. Но если ты будешь продолжать дарить ему то, что сказала мне, то вскоре ты получишь ответ. И я…

– Райли, – на плечо мужчины, обрывая его, ложится ладонь Ника, и мы останавливаемся, смотря на него.

– Николас, передаю тебе твою девушку. Мне пришлось спасти её от твоей сестрицы, – хмыкает Райли, отпуская меня и кивая, разворачиваясь на каблуках, быстрым шагом уходит, теряясь в толпе гостей.

– Что она тебе сказала? – Ник прищуриваясь, берёт меня за руку, начиная танцевать.

– Ничего нового, не обращай внимания. Ты обещал мне танцевать, и я жду, – говорю, улыбаясь ему.

– Мишель.

– Нет, Ник, прошу тебя. Она не оскорбила меня, ничего, Райли просто преувеличивает. Мы обсуждали зал и гостей, не более того. Пожалуйста, Ник, потанцуй со мной, сейчас останься со мной, не дай мне потеряться среди этих людей и потерять тебя. Мне одиноко, – быстро шепчу я.

– Прости, моя мама хотела показать меня каждой своей подруге, затем сама терроризировала меня вопросами. И я… ты права, я обещал, и пришло время исполнять обещания, – он кладёт одну руку на мою талию, а другую на спину, а я обнимаю его за плечи.

И мы танцуем, танцуем первый раз за всё время среди знакомых, его знакомых, и мне хорошо. Я отбрасываю от себя разговор с Люси, с Райли. Они лишние в моей голове, только он и я, как и планировалось.

– Спасибо, что взял меня с собой, – тихо произношу я, поднимая голову с его плеча.

Ник странно смотрит на меня, останавливаясь, а затем хватает за руку и с такой скоростью выводит из зала, что я едва успеваю перебирать ногами, чуть не падая, подхватывая платье. Он, как будто что-то ищет, крутя головой, и выходит на улицу, кивая прогуливающимся знакомым, продолжая идти.

– Ник…

– Ещё немного, – бросает он, ускоряя шаги, а я уже бегу рядом с ним.

Он останавливается, и я врезаюсь в него, быстро дыша. Он, смеясь, берёт моё лицо в свои ладони.

– Спасибо? Это ты мне говоришь спасибо за этот балаган? Нет, крошка, нет, это тебе я должен быть благодарен. Тебе, только тебе. И я не могу… пока не могу сделать это там, чтобы все видели. Но когда-нибудь обещаю, что и это мы покажем им, – с этими словами, разрываемыми его прерывистым дыханием, он прижимается ко мне губами. Я охаю от неожиданности, от такой невероятной силы, и обхватывая его за шею, целуя его в ответ. Я снова тону в его губах, отрываюсь от земли и теряю связь с реальностью. Его поцелуи становятся острее, жёстче, он с напором ласкает мой язык, губы, прикусывая их, посасывая, и я издаю стон от страсти, пробежавшей по телу.

– Не верю в это. Не верю и хочу помнить. Тебя хочу помнить, – шепчет он между поцелуями, покрывая ими моё лицо, опускаясь к шее. – Хочу оставить на этом теле миллион поцелуев, миллион отпечатков, возобновлять их снова и снова. Боже, Мишель.

Я начинаю смеяться под градом его слов, его губ, и отклоняю голову назад, открывая глаза. И Ник улыбается, он сейчас настоящий, а не напряжённый и ожидающий нового эксцесса. Он мой.

– Ник, я так хочу кое-что тебе сказать. Только прошу тебя…

– Я тоже, Мишель. Я тоже хотел бы тебе кое-что сказать, но я боюсь, что ты не примешь этого. Испугаешься меня, и я потеряю тебя, – перебивает он меня, повторяя мои мысли, которые постоянно сидят в голове.

– Не испугаюсь, Ник. Обещаю, что не потеряешь. Что ты хочешь мне сказать? – С напряжением спрашивая, я смотрю на его лицо. Его глаза, блестящие минуту назад от страсти и желания, потеряли это чувство, теперь же они наполнены страхом.

– Ник…

– Всё зашло очень далеко, Мишель. Намного дальше, чем предполагал, но я доверяю тебе. Я… раньше так этого боялся, а сейчас… всё изменилось. Я верю в тебя, верю так сильно, что боюсь. Я говорил тебе, что я… – он замолкает, обдумывая свои слова, он сильно нервничает, сжимая мою талию руками, и я хочу облегчить это состояние.

– Не бойся, я с тобой, – нежно произношу, и целую его губы с особой чувственностью, затем ещё один поцелуй в уголок губ. – Пойдём медленно по словам.

Новый поцелуй, и он вздыхает, обнимая меня, и я вдыхаю аромат его одеколона на шее, целуя и её.

– Крошка, моя маленькая крошка, куда же ты попала со мной, – в его таком тихом и едва различимом голосе я слышу невероятную боль, но сглатываю неприятное покалывание в горле, поднимая голову и улыбаясь, делая вид, что ничего не заметила и не услышала.

– Сегодня прекрасный вечер. Но если ты не против, может быть, мы его продолжим дома? Мне так хочется побыть с тобой, поваляться на диване, поговорить о глупостях, целовать тебя, и просто забыть о том, что существует вот этот мир. Если твоя мама не обидится, мы можем уйти пораньше? – Спрашиваю я.

– Да, мы поедем прямо сейчас. Потому что и я устал быть здесь, это всё не для меня. Мне хорошо в своём логове, хорошо видеть там тебя. И я должен извиниться за свою сестру. Я знаю, что ты мне соврала. Люси… я сегодня говорил с ней, пригрозил, но она… тут всё несколько сложнее. И об этом мы тоже должны поговорить, но я хочу уберечь тебя от неё. Она может быть очень груба, она просто заботится обо мне и том, чтобы никто не поступил со мной так, как Зарина. Она изначально отвергает всех девушек, рядом со мной. Хотя ты первая. Но… Мишель, – он берёт мои руки, сжимая в своих, – ты живёшь со мной, а не с моей семьёй. И всё, что они говорят, не относится ни к тебе, ни ко мне. Я давно перестал слушать их, понимать, и ты поступай так же. Не знаю, что я сейчас несу, но я думаю, что она обидела тебя. А я не могу ругаться с ней в данный момент, но и ты… я должен защищать тебя даже от слов. Поэтому нам лучше отправиться туда, где мы будем одни.

– Ник, ничего страшного, я всё это понимаю. И она не обидела меня, я не думала даже о ней. И это твоя семья, а семью не выбирают. У меня не лучше, даже хуже. Поэтому хочу домой, хочу поехать с тобой, ведь ты мой доминант, а я твой сабмиссив. И я готова следовать туда, куда идёшь ты, – с каждым произнесённым словом внутри становится легче. Я улыбаюсь ему и замечаю, как расслабляются его плечи, как он слабо улыбается.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Похожие книги

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *