Владислав Порошин

Тафгай 5

Тревожная весна 1972 года. Хотя дети и подростки спокойно готовятся к летним каникулам, кто-то к первому, а кто-то к последнему лету детства. Лишь компания «Magnavox», представив первую в мире игровую приставку, заложила «мину замедленного действия» под безмятежность будущих подрастающих поколений. Но беспокойно ждут чемпионата Европы наши футболисты, ведь ими за короткий срок успели «порулить» тренеры: Николаев, Гуляев и Пономарёв. Не просто складывается весна и для деятелей культуры. Стэнли Кубрик снимает новую серию «Неуловимых американских мстителей на Луне», Станислав Говорухин «Приключение Робинзона Куравлёва Крузо», а будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский покупает билет на самолёт до Вены в один конец. И никто ещё из советских людей не знает, что лето 1972 года будет убийственно жарким, что в сентябре сборная СССР по хоккею скрестит клюшки с профессионалами из НХЛ, с которыми почти в каждом беспокойном сне «бьётся в кровь» нападающий горьковского «Торпедо» Иван Тафгаев.

Тафгай 4

Тревожный Олимпийский 1972 год. За свою свободу и независимость бьются люди во Вьетнаме, Северной Ирландии и Родезии. Американская киноиндустрия бомбит мировой прокат «Крёстным отцом», и лишь «Солярис» Тарковского удачно отстреливается от мафиозного батяни на Канском кинофестивале. И в это самое время в советских деревнях и сёлах жить стало лучше, жить стало веселей. Как призналась заезжему московскому корреспонденту одна бабушка: «Хорошо живём сынок, прямо как при царизме». Даже американский президент Ричард Никсон посещает СССР, где почти 42 часа общается с Леонидом Брежневым. За время беседы Ричард запоминает русское слово «хорошо», а Леонид американское «о’кей». А советский хоккеист Иван Тафгаев готовится к первым в своей жизни Олимпийским играм, на которых лыжник Вячеслав Веденин произнесёт в прямом эфире японского телевидения легендарное русское заклинание «дахусим», отвечая на вопрос: «Не помешает ли вам бежать сильный снегопад?». Вот такой он тревожный, но олимпийский 1972 год.

Тафгай 3

Жил-был на свете Иван Тафгаев, Играл в хоккей, гонял разгильдяев. Дрался за клуб, лихо бил по воротам, Хоть и в команде прослыл сумасбродом. Правда, у Вани был крупный изъян, Который в мозгах правил местный шаман. Но что-то в заклятье пошло по-иному, Читает Иван теперь Ленина Вову. И бойся «Торпедо» приезжий бугай! Есть в городе Горьком хоккейный тафгай! И треснул мир напополам, парам парам. И льётся кровь, идёт война, тара тара. В хоккее бьются все, не зная полумер, Во славу сборной бесподобной СССР!

Тафгай 2

Тревожная осень 1971 года принесла гражданам СССР новые вызовы и потрясения. Сначала Леонид Ильич Брежнев случайно получил девятый дан по дзюдо, посетив с дружественным визитом Токио, когда ему понравилась странная рубашка без пуговиц в ближайшем к посольству магазине. Затем Иосиф Кобзон победил на конкурсе Евровидение с песней «Увезу тебя я в тундру», напугав ее содержанием международных представителей авторитетного жюри. Но самое главное на внеочередном съезде КПСС было принято единогласным голосованием судьбоносное решение — досрочно объявить сборную СССР чемпионом мира по футболу 1974 года. Ура товарищи! А горьковский хоккеист Иван Тафгаев твердо решил снова пройти медицинское обследование, потому что такие сны даже нормальному человеку могли повредить мировоззренческую целостность настоящей картины Мира.